Ссылки для упрощенного доступа

logo-print



7 июля стало трагической трагической датой для многих британцев. Ровно год прошел с того дня, когда четыре молодых человека взорвали себя в лондонском общественном транспорте, унеся жизни 52 человек и ранив более семисот.

В лондонском соборе святого Петра сегодня утром прошла поминальная служба. В местах терактов были открыты мемориальные доски с именами погибших во время терактов и позднее разные конфессии провели религиозные службы в нескольких церквях Лондона. Вечером в Риджент-парке состоится церемония поминовения погибших, на которую приглашены родственники и те, кому посчастливилось остаться в живых после взрывов в метро и автобусе.


Год назад во время митинга на Трафальгарской площади лондонцы всех вероисповеданий продемонстрировали солидарность. Мэр города Кен Ливингстон назвал Лондон «самым толерантным городом на Земле» и заявил, что никакие теракты не поколеблют этого принципа. Многие жители города рассказывали о своем страхе перед необходимостью поездки в транспорте в те дни, и о том, как все боялись увидеть в вагоне человека арабской наружности с рюкзаком за плечами. Но страх этотпрошел и город довольно быстро вернулся к нормальной жизни.


За несколько дней до годовщины терактов газета «Таймс» совместно с компанией ITV-News провели обширный опрос среди британцев разных вероисповеданий с целью отследить изменение общественного мнения. Четверть опрошенных ответили, что чувствуют тревогу при виде человека с большим рюкзаком в общественном транспорте, особенно если считают, что этот человек – мусульманин. Но и 18 % опрошенных мусульман сказали то же самое. Почти 80% британцев-мусульман ответило, что в обществе усилилось недоброжелательное отношение к ним, и 74% утверждают, что к ним относятся с подозрением, при том что всего 60% от общего населения считает это утверждение верным. Согласно результатам опроса, каждый шестой мусульманин, живущий в Британии, согласен с террористами-смертнниками в аргументах, но считает их методы ошибочными, и более одной десятой опрошенных считает террористов «святыми мучениками». В стране живет более полутора миллионов исповедующих ислам. Более половины опрошенных заявило, что правительство проявило неспособность предотвратить экстремизм.


На днях премьер-министр Британии Тони Блэр заявил: «Проблема сейчас в том, что внутри собственно мусульманского сообщества мы не видим настоящего диспута, который носил бы по настоящему основательный характер. И в ходе которого большинство, придерживающееся умеренных взглядов, решительно высказалось бы против идей экстремистов, не а только их методов».


Однако, как проведенный опрос, так и многие другие факторы указывают на то, что именно такой диспут и идет сегодня среди живущих в Британии мусульман. Иследования показывают, что внутри исламской общины имеются люди равно далекие как от британского общества в целом, так и от мусульманского большинства, которые считают, что ведут войну с западным миром. Но как определить ту тонкую грань, когда чувства отчуждения и несогласия переходит в намерение совершить теракт?


После событий 7 июля 2005 года британская разведывательная служба MI5 открыла официальный сайт с разделом по трудоустройству. Разведка пытается привлечь широкие слои населения, в том числе представителей национальных меньшинств. Объявления о наборе на службу в разведку стали появляться и на страницах газет.


Мусульманин Cадик Хан, представляющий в нижней палате правящую партию лейбористов, говорит о несостоятельности действий властей по предотвращению экстремизма: «Правительство приняло смелое решение в прошлом году, которое до сих пор ни одно правительство не принимало. Они собрались не только провести работу с лидерами мусульманских общин, но к тому же государственные мужи путешествовали по стране и разговаривали напрямую с британскими мусульманами о том, чем они живут и что думают о причинах произошедшего. Для этой работы были набраны очень энергичные и преданные своему делу люди, они отдали свое время и силы для того, чтобы вместе с простыми жителями англии двигаться в направлении предотвращения экстремизма.Но я полон скепсиса. Когда я говорил с людими из этих рабочих групп - некоторые из них мусульмане, нектоторые нет, все они изучали в той или иной плоскости вопрос "Что значит быть мусульманином в современной Британии" – все они переживали по поводу того, как будто бы растворилась в воздухе их работа. Проблема в том, что когда вы имеете дело с изолированными, лишенными всяких иллюзий и часто лишенными гражданских прав лицами, важно проводить эту работу последовательно. Иначе у них возникнет ощущение, что все это - трата времени».


Чего действительно не хватает - это прозрачности. Люди хотели бы видеть какой-то план действий, свидетельство того, что все собранные рекомендации были рассмотрены. Уместно было бы решение, какие рекомендации имеют смысл и будут воплощены на практике, какие должны быть приняты самим обществом при помощи правительства.


Эммануэль Вундова приехал из Ганы, 20 лет назад он познакомился со своей женой Глэдис, родом из той же страны, в Лондоне. Они вырастили двоих детей и решили вместе вернуться на родину. Эммануэль начертил проект их нового дома в Гане. Сегодня он скорбит по погибшей в теракте супруге: «Она была такой великодушной женщиной, очень любящей, очень доброй. Я стараюсь держаться весь день до ночи. Если мне не удержатся от слез, то я плачу в одиночестве. Чтобы дети не могли увидеть».


Утром 7 июля Глэдис ехала в 30-м автобусе, где оказался 18-ти летний студент Хасиб Хусейн с взрывчаткой в рюкзаке.


XS
SM
MD
LG