Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интернет-конференция Владимира Путина


Владимир Корсунский

Владимир Корсунский


Владимир Кара-Мурза: Сегодня глава российского государства провел двухчасовую Интернет-конференцию, ответив на наиболее популярные, по мнению организаторов, вопросы виртуальной аудитории. Ее итоги обсуждаем с Владимиром Корсунским, главным редактором сайта Grani.Ru. Ответов на какие свои, может быть, или вопросы общества вы не услышали сегодня от президента?



Владимир Корсунский: И я и общество не услышали ответы на многие вопросы. И самый актуальный из них, пожалуй, звучит так, это с сайта ВВС: Владимир Владимирович, понесет ли кто-нибудь наказание за тот ужас, который чиновники устроили на алкогольном рынке? За те убытки, которые государство нанесло производителям, экспортерам, дистрибьюторам, а так же рестораторам? Будут ли принесены извинения, я уже не говорю о покрытии убытков, которые государство нанесло всем нам. Как человек не сильно пьющий, но очень сочувствующий своим знакомым, я могу сказать только одно, что это безобразие, это полное безобразие. И кто это придумал, кто это сделал на ровном месте, кто убрал все вино из магазинов и ресторанов? Кто убрал коньяк из магазинов и ресторанов? Кто убрал украинскую водку из магазинов и ресторанов? Кто убрал виски? Кто все это сделал и везде поставил русскую водку, и качественную, и некачественную, но нет никаких других напитков в продаже.



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, подобным же образом поступили с неудобными вопросами, которые задавала аудитория, в частности, о судьбе опальных олигархов, о судьбе прав человека в России.



Владимир Корсунский: Конечно, о судьбе прав человека в России говорить в России неприлично, поскольку прав этих нет. Невозможно говорить о судьбе Михаила Ходорковского, о нем даже не упомянули в этом разговоре. Невозможно считать ответом то, что президент сказал о Чечне. Невозможно считать ответом то, что президент сказал о сопредельных территориях, о Грузии, об Абхазии, об Осетии. Это не ответ - это издевательство над спрашивающими. Все все понимают не хуже президента.



Владимир Кара-Мурза: Олег Попцов, бывший руководитель телеканалов ВГТРК и ТВЦ, приветствует открытость высшей власти.



Олег Попцов: Власть раздражает открытость, и она идет на эту открытость вынужденно. Очень хорошо, что президент старается не придерживаться этого взгляда. На сегодняшний день из всех категорий власти самой открытой является первое лицо. Это радует. Но, к сожалению, ничего подобного нельзя сказать ни о кабинете министров, ни о власти второго, третьего этажа. Перевести страну на ручное управление, как переводится космический корабль в случае неполадок тех или иных систем, можно, но все время вести корабль в ручном управлении нельзя. И если президент будет работать и за правительство, и за законодателей, и за прокуратуру, и за милицию, простите меня, это очень серьезный вопрос.



Владимир Кара-Мурза: Чувствовался пропагандистский характер этой акции в канун саммита «большой восьмерки»?



Владимир Корсунский: Очевидно чувствовался. Я бы хотел сказать по поводу заявления господина Попцова. Конечно, приятно выглядеть самым большим другом самого главного человека в России – это замечательно. Но фокус в том, что открытость президента тоже вынужденная. Кстати, стоит об этом поговорить и подумать всем, почему президент пошел в Интернет. Это явное свидетельство того, что население Интернета, пользователи Интернета уже настолько авторитетны, их так много, что не учитывать их мнение, не разговаривать с ними, как президент время от времени разговаривает с телевизионной аудиторией, уже невозможно. И в преддверии любых политических шагов, которые хочет и собирается предпринять президент, я не говорю сейчас про третий срок, но даже про операцию «Преемник», то продавать эту операцию надо не только телевизионным зрителям, но и пользователям Интернета.



Владимир Кара-Мурза: Валерий Хомяков, директор Агентства прикладной региональной политики, считает прошедшую конференцию пропагандистской акцией.



Валерий Хомяков: Это было такое преддверие к саммиту G-8,поскольку не секрет, что Россия достаточно серьезно и не без оснований критикуют за нарушение демократических норм. Соответственно, народ хочет знать, что думает президент по тем или иным вопросам. Поэтому, я думаю, что это лишний раз подтверждает, что президент, с одной стороны, а общество с другой готовы к диалогу. Что касается содержательной части, то спектр вопросов, на которые ответил президент, достаточно широк. Это и социальные темы, это вопросы, связанные с демократизацией общества, это и международная тематика.



Владимир Корсунский: Господин Хомяков прав, конечно, общество в России всегда готово к диалогу с властью. Общество в России всегда задыхается от невозможности диалога с властью. К сожалению, так устроена наша государственная система, что власть не готова к диалогу с обществом, власть всегда произносит монологи и надеется, что общество будет послушно этому внимать. Все проблемы в этом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Сергея.



Слушатель: Доброй ночи, господа. Я хотел по поводу этой операции – это обычная гэбистская спецоперация, помесь спецоперации и пиаровского акта. Я хотел про этот массовый вопрос о человекообразных роботах, может быть многие не поняли, почему. Я смотрю на своих соседей, видим мы с ними менее удачливых ровесников, которые занимаются, извините, черте чем, костят траву, таскают навоз. Я даже по весне видел двух срочников-военнослужащих, работающих на частном автосервисе на мойке в ужасных условиях. Ребята смотрят на это дело и действительно у них фантазии насчет роботов, которых куда-то послать. Это очень унизительно смотреть на все это, все-таки это молодые ребята.



Владимир Корсунский: Вы знаете, всегда в России военнослужащих-срочников использовали для неких хозяйственных целей. Я думаю, не только военнослужащих, Госплан еще при советской власти всегда отдельной строкой включал то, что производили заключенные, то, что производилось в лагерях - это тоже включали в Госплан. Я помню, когда я еще служил, нас посылали разгружать вагоны, нас подряжали мостить дороги, строить дома. При этом я не служил ни в какой рабочей команде и ни в каком стройбате. Мы охраняли небо столицы, я служил в ракетной системе ПВО, которая щит над Москвой держала. Но мы постоянно были на разгрузке вагонов.



Владимир Кара-Мурза: Очевидно, на этой же разгрузке работали вчера и дальневосточные пэвэошники, судя по испытаниям северокорейских баллистических ракет.



Владимир Корсунский: Я думаю, что им была команда работать, из Москвы пришла, и не трогать эти ракеты.



Владимир Кара-Мурза: К вопросу о том, насколько убедительно звучали объяснения президента.



Владимир Корсунский: Убедительно звучали объяснения президента. Я думаю, что идиотов, слушавших эти объяснения, не нашлось нигде, ни в России, ни в Америке, ни на саммите «восьмерки» их не будет. Думаю, что тут все понятно, что Владимир Владимирович, горячо уважая Джорджа Буша, американского президента, которому исполнилось 60 лет и которого он поздравил и любя его, и всячески ему доверяя, тем не менее, дружит исключительно с теми людьми, которые борьбу с президентом Бушем, с горячо уважаемым и любимым Владимиром Владимировичем Путиным, ставят главной целью своей внешней политики. Таковы люди сегодня у власти в Иране, такие люди сегодня у власти в Северной Корее, и таким людям президент Путин обеспечивает крышу и оберегает их от международных санкций, позволяя им не только овладеть ядерным оружием, но и средствами его доставки.



Владимир Кара-Мурза: Член Общественной палаты, профессор Андраник Мигранян одобряет демократизм президента.



Андраник Мигранян: Президент каждый год регулярно проводит такие мероприятия и не только через Интернет. Общественность задает любые вопросы, которые им вздумается. Почему существует разрыв между доходами? Почему несправедливо распределяются блага в обществе? Почему одни оказываются в очень выгодном положении, а другие в проигрышном положении? Я думаю, что нет таких на данном этапе запретных вопросов, которые не задавались и на которые не хотели бы ответить. Я лично не вижу никаких проблем с правами человека, я не знаю, о чем идет речь.



Владимир Корсунский: Как-то все правы, кто выступает тут у вас из экспертов. И господин Мигранян абсолютно прав. Нет никаких проблем с правами человека. Проблемы появляются, когда есть в стране права человека, а когда их нет, то и проблем с правами человека, естественно, не бывает. Президенту же до демократии, может быть ему приятно это слово. Может быть когда он остается дома один сам с собой, думает о демократии, думает, что может быть это и хорошо. Но на самом деле у него этого в задаче даже нет. Президент занят построением сильных вооруженных сил, занят обеспечением безопасности государства, занят накоплением денег для обеспечения безопасности государства и построения сильных вооруженных сил. Президент занят тем, чтобы сделать мир многополярным, президент всячески для этого использует самые одиозные режимы на Земном шаре.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Виктора.



Слушатель: Здравствуйте. Я действительно то, что Мигранян сейчас сказал,я тоже восхищен этой конференцией. В принципе там, понимаете, в чем дело – там хитро было. Я активно довольно-таки там работал, в частности, по Ходорковскому было порядка ста тем, я качнул статистику. Плохо, что людей от гражданского общества не было. В то же время я порадовался за наших людей, к примеру, по такой теме «Бюрократия и коррупция».



Владимир Кара-Мурза: Про Ходорковского хорошо, что президент не отвечал в этот раз как перед визитом в Испанию, что он ничего не знает про то, в какой колонии находится.



Владимир Корсунский: Да, он этого просто не знал, он просто вообще про это ничего не отвечал. Эти вопросы ему просто не задавались, потому что они общество не волнует. Он не знает про это вместе с обществом. Ему не задают вопросы, хотя в Интернете это один из самых рейтинговых вопросов, набравших наибольшее количество голосов. Все хотели получить ответ от Владимира Владимировича Путина, не собирается ли он освободить Михаила Борисовича Ходорковского? Не жалеет ли он о том, что он сделал? Почему Ходорковский в тюрьме, а Абрамовичу премию, какие-то цифры назвались, 12 или 13 миллиардов. У Владимира Владимировича были, видимо, какие-то свои соображения на каждый из этих вопросов, но они не были заданы ему, поэтому он и не мог ответить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Георгия, радиослушателя из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. Вам можно задать по внешней политике вопрос как бы к Путину, потому что я не имею возможности ему это задать? Северная Корея окончательно засветилась в реализации опасных поступков для мирового сообщества. А нельзя ли теперь создать экономические и политические предпосылки для ее дружеского воссоединения с Южной Кореей?



Владимир Корсунский: Дружеского? Это с помощью ракет что ли? Я не очень понял.



Владимир Кара-Мурза: Это имеется в виду операция подобная коалиционных сил в Ираке, чтобы путем внешней интервенции свергнуть режим Ким Чен Ира.



Владимир Корсунский: Я понял вопрос наоборот, как бы Ким Чен Ир не присоединил Южную Корею с помощью этих ракет и как бы мы ему не помогли ему из России. Мы сейчас будем абхазам помогать, Приднестровью помогать, почему не помочь северокорейскому другу. Он к нам на поезде ездил, всю страну проехал. Он нас хорошо знает, мы его хорошо знаем. Почему не помочь человеку? И у него теперь ракеты есть.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. Путин на этой пресс-конференции для меня как всегда предстал как крайне противоречивый политик. Давайте возьмем Чечню и самоопределение наших бывших территорий. Сама Российская Федерация является самопровозглашенной республикой. 12 июня 90 года Российская Федерация сказала, что она не будет платить налоги и ее законы выше законов Советского Союза. Но в двойных стандартах Путин обвиняет Запад - Косово и так далее. То есть двойные стандарты, присущие ему самому переносятся на Запад. Теперь Чечня. Он говорит, что ввод войск был необходим. Извините, если бы Ельцин просто встретился с советским генералом Дудаевым, войны бы не было. Дудаев выдавал преступников, которые захватывали вертолеты и так далее. Конечно, горцы - это гордый народ, он первый поднимает оружие, если его лишают работы и прав.



Владимир Кара-Мурза: Президент говорил о вторичном вводе войск, о второй чеченской кампании.



Владимир Корсунский: Да, он говорил о второй чеченской кампании. Да, там происходит некая подмена, двойной стандарт. Но он искренен в своих пожеланиях, которые он адресовал Саакашвили, президенту Грузии. Он ему сказал: проведите там такой же референдум, как мы провели в Чечне. То есть он что посоветовал Саакашвили – разбомбить Абхазию, ввести туда войска и провести там референдум. И получить тот результат, который нужен. В принципе, он искренен в этом. Да, он уверен, что это правильно, что референдумы именно так и проводятся: сначала ковровые бомбардировки в качестве агитационных материалов, потом ввод войск – это, видимо, избирательные комиссии уже. И результат.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Эмиля Викторовича.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Я хотел задать вопросик, но сначала небольшая преамбула. В 3 веке в Риме, там уже был доминат, император Проб решил, используя своих солдат на сельскохозяйственных работах. Это кончилось для него очень плохо, его просто прикончили. Скажите, пожалуйста, нецелевое использование наших солдат на соответствующих работах, вы не думаете, что это рано или поздно для властей может кончиться плохо?



Владимир Корсунский: «Жаль только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе». Это не я на «ты» перешел – это цитата.



Владимир Кара-Мурза: Справедливости ради, Александр Гурнов задал вопрос из Интернета о том, скоро ли будет отменен всеобщий призыв. То есть от этого вопроса уклониться не удалось.



Владимир Корсунский: И не собирались уклоняться. Президент достаточно честно ответил, что ни экономических, ни финансовых предпосылок для этого сейчас нет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира, радиослушателя их Москвы.



Владимир Корсунский: Таким образом он даже косвенно подтвердил, что эти работы, на которые посылают солдат срочной службы, они необходимы государству, без этого и экономику не удержать на местах.



Слушатель: Добрый вечер. Хочется отметить, что президент от встречи к встрече более набирает в своем умении общаться с народом, меньше раздражается на неприятные вопросы. И в принципе такое маленькое отступление, что надо судить по делам, а не по словам. То есть все, что говорит президент, вроде и слушается и воспринимается правильно, но все дела, которые потом происходят, как ужесточение законов против выборов, сегодня Вешняков выступил еще раз и другие удушения демократических свобод, они как бы делаются не по его указаниям, а против него, и он как бы не владеет ситуацией. Вот сегодняшняя пресс-конференция в Интернете показала еще раз, что все вопросы, которые выбираются теми людьми, кто проводил, делается под нежелание раздражать Путина. А вот если бы они были хаотично выбраны путем лототрона, то было бы интереснее, кажется.



Владимир Корсунский: Они и так выбраны путем лототрона, но управляемого, где четко отслежено, какой вопрос можно президенту и нужно задать, а какой не нужно. Президент хорошо общается, замечательно, свободно, профессионально. Он искренно сегодня и честно сказал, что ему очень помогает его профессия, навыки его профессии по умению разговаривать с партнером, вербовке партнера, установлению контакта с аудиторией. Все так, хорошо общается.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи, уважаемые господа. Я уже забывать стал, на старом НТВ была программа, где с полиграфом участвовали: правду говорится или неправду, на груди застегивается ремешок. Не помню, как называлась, уже склероз начинается. Но глядя на эту импровизированную пресс-конференцию, интересно смотреть, как обычный такой урок разведчика, как «Бекас», но «Бекаса» полиграф, а у президента нет полиграфа. Но очень интересно. А насчет роботов: в Южном Бутово можно роботов применять, они будут полезны очень серьезно. И еще вопрос: как вы считаете, последнее высказывания Иванова о том, что у нас оболванивание идет прессы по всем каналам. Если акцизные марки, русская водка продвигается, наверное, скоро и на радиостанции начнут акцизы клеить.



Владимир Кара-Мурза: Редактор сайта SvobodaNews Владимир Губайловский, член редколлегии журнала «Новый мир», считает показательной аудиторию Интернет-конференции.



Владимир Губайловский: Интернет-аудитория сама по себе - это очень специфическая аудитория. Это аудитория очень молодая и очень активная. И это очень видно, в частности, по тем вопросам, которые задаются. Если немножко снять верхнюю пену, вот эти все вопросы про то, кого Путин целовал в живот и прочее, то на самом деле обнажаются очень серьезные и глубокие проблемы. И дело здесь не столько и не только в том, что там Путин отвечает, гораздо интереснее, и я думаю, это будет еще исследоваться, кто и о чем его спрашивает.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, сделает ли выводы администрация, пресс-служба президента о том, что именно волнует общество?



Владимир Корсунский: Думаю, что нет. Я бы не согласился просто с господином Губайловским, что вопросы о поцелуях младенцев – это все пена. Дело все в том, что происшествие настолько неожиданно, неординарно, не похоже на нашего президента, что общество не могло не отреагировать на это. Путин вышел на крыльцо в Кремле, Путин увидел ребенка, Путин схватил этого ребенка, и как он сегодня сказал, ему ребенка и поцеловал его в живот. Мать при этом не выцарапала глаза Путину. Какой-то дядька хватает ребенка, начинает тискать, мать стоит рядом. Что это такое вообще? Это Гулю к Сталину носили, да попробовал бы он это сделать, все горцы встали бы, и Сталин долго не процарствовал в России. Это что такое? Сегодня услышал дикую совершенно версию, но она такая же дикая, как этот поступок, что это ему привели его незаконнорожденного сына на свидание. И поэтому он вышел и подцепил его тут же в толпе. Но когда это к кому Путин подходит? Все эти подходы горбачевские давно кончились – вышел из машины, пошел в народ. А тут даже не в народ, просто уцепил пацана и все.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от Георгия Георгиевича.



Слушатель: Здравствуйте. Я прессу-конференцию Путина по Интернету, конечно, не слышал. Но вот я купил «Мою семью», последний 26 номер, и там две многодетные семьи SOS пишут, у них кормильцы пропали, семьи нечем кормить, помогите, мол. И в то же время мы знаем, что Абрамовичу 13 миллиардов долларов 39-летнему заплатили.



Владимир Кара-Мурза: Да, мы обсуждали уже, что демографическая программа, изложенная в послании, расходится с принятым на следующий день законом о воинской службе, когда всех молодых отцов теперь принято забирать в армию.



Владимир Корсунский: Опять же теперь понятно, что делать: надо вести детей в Кремль, там их поцелует Путин, и они будут обеспечены на всю жизнь.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира Анатольевича.



Слушатель: Здравствуйте. Слушали мы сегодня, произвело определенное впечатление. Но меня больше волнует ситуация с Грузией. Два полюса – Путина, оценка событий в Грузии, и сегодня мы видели Саакашвили в Белом доме. Это что же, президент говорит по-английски, беседует, то есть, грубо говоря, нарушение всех протоколов, пресмыкается, стелется перед Бушем. Даже так это дико, вымогательство какое-то.



Владимир Кара-Мурза: В Москве он тоже говорил по-русски, на языке принимающей стороны.



Владимир Корсунский: И я помню, как Владимир Владимирович Путин позволял себе по-немецки говорить в Германии и ничего, с Бушем даже в Америке, когда освоил английский язык, тоже разговаривал по-английски. Нет, это значит стелется - это значит язык знает.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Левана.



Слушатель: Добрый вечер. Мне бы хотелось вопросы задать. Что касается ребенка, это в какой-то степени характеризует то, как Путин себя чувствует в нашей стране. Вопросы вот какие: во-первых, мы все прекрасно знаем, что наше руководство в курсе того, что делается в стране, есть некоторая разница между тем, что говорится и тем, что делается. Хотелось бы на паре примеров, чтобы все-таки показали эту разницу. И второе: я не очень понимаю, что это за шум такой поднялся в связи с форумом. Что, за границей нет информации о том, что у нас в стране делается?



Владимир Кара-Мурза: Имеется в виду, наверное, форум «Другая Россия», который состоится на следующей неделе в канун саммита «большой восьмерки». Шум поднял Игорь Шувалов, мы на этой неделе это обсуждали, который запретил иностранным участникам.



Владимир Корсунский: Шум поднят, потому что все очень серьезно относятся к оппозиции нынешней власти. Просто чрезвычайно серьезно. Оппозицией считается любое слово, не согласованное в администрации, даже не возражающее, а несогласованное считается оппозиционным. На самом деле оппозиции в России нет, оппозиционных партий нет. В стране управляемая, раньше так называли, а теперь по определению господина Суркова ее решено называть суверенная демократия, то есть демократия такая, какой ни у кого больше нет, только здесь. Это демократия Старой площади, которая пишется, сценарии пишутся на Старой площади. Есть еще хорошее определение этой демократии, когда все написано: ты - оппозиционер, ты - партия власти, все мы друзья. Нам главное не допустить эксцессов, чтобы все было спокойно и свободно. Почему-то чем больше они зажимают обратную связь, чем больше они уничтожают свободу слова, чем больше они приручают бывшие оппозиционные организации и оппозиционные партии, тем больше они боятся возникновения оппозиции. Наверное, есть в этом какая-то закономерность, думаю, что да. Но страх и практически на уровне паники. Поэтому так боятся этого форума «Другая Россия», поэтому предупреждают иностранных послов, чтобы не смели никак появляться на этом форуме. Поэтому Григорий Алексеевич Явлинский был запуган до такой степени, что отказался участвовать в «Другой России», он с этой Россией - с «Единой».



Владимир Кара-Мурза: Говоря о сегодняшней конференции, главный редактор Интернет-издания Ежедневный журнал Александр Рыклин сожалеет, что наиболее популярными были несерьезные вопросы.



Александр Рыклин: Что касается самой конференции, по-моему, все прошло без особых сюрпризов. Тут, мне кажется, любопытно другое: декларировались различные вопросы и их популярность, там шло голосование. Все люди прокомментировали эту ситуацию таким образом, что только успешное, только богатое общество демонстрирует подобного рода преференции. Но на самом деле можно и по-другому интерпретировать эту ситуацию. На самом деле возникает ощущение, что люди не ждут от президента ответа на какие-то серьезные вопросы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Светлану Алексеевну.



Слушательница: Добрый вечер. Я хотела бы немножко возразить, если разрешите. Огромная страна, и на протяжении правления Путина резко возрос авторитет страны. И вот так судить. Поцеловал он ребенка - круговерть такая. Ну и что? Ребенок, он не решился его в лицо, это может быть с точки зрения эстетики негигиенично он счел, он взял, поцеловал в животик. Это невинный жест. И как-то на этом акцентируется, немножко недоброжелательность чувствуется во всем. Нельзя быть таким. Получается, что мы начинаем не верить.



Владимир Кара-Мурза: Но это был самый популярный вопрос, заданный аудиторией Интернета, не мы его придумали.



Владимир Корсунский: Видите ли, это совершенно невинный жест к собственному ребенку. Вам же не приходит в голову цеплять на улице проходящего мимо ребенка снимать с него майку и целовать его в животик. Это странно.



Владимир Кара-Мурза: Видите, многие Интернет-журналисты тоже нашли, что этот вопрос не заслуживал большого внимания. Слушаем вопрос от москвички Евгении Витальевны.



Слушательинца: Добрый вечер. Вы знаете, если кто-то преподавал что-то серьезное в своей жизни, он знает, что ум человека определяется не ответами, а вопросами. Поэтому мне тоже кажется диким, когда акцентируют на этом глупом вопросе о поцелуе. Это какие-то извращенцы. Потому что я своих детей всегда целовала в живот и вызывала у них щенячий восторг. А второе: меня тоже потряс Саакашвили. Вы знаете, что у нас критикуют Сталина и говорят, что Сталин заставлял детей отрекаться от своих родителей. Заставлял. Но поражает, когда эти это делают добровольно. И я думаю, что грузины должны как-то вздрогнуть, что он предал Сталина. Грузин не может Сталина предавать.



Владимир Кара-Мурза: Дети Сталина как раз не отрекаются от родителей. Как мы знаем, и внук его один из руководителей коммунистической партии.



Владимир Корсунский: Я думаю, что грузины разберутся со своим президентом сами. Это суверенная страна. Насчет поцелуев, я даже больше говорить не хочу, потому что это так долго и так уже подробно мы все обговорили. Правильно, что вы целуете своих детей в животик. Я тоже свою дочь целовал в животик, когда меленькая была. Теперь не целую – выросла. Но я прошу вас обратить внимание на одно обстоятельство: если эти вопросы глупые, то отбирала их команда президента. И она не отобрала вопросы ни об этом шабаше антиалкогольном, ни о Ходорковском, который сидит, ни еще штук двадцать самых рейтинговых вопросов. Президент не захотел говорить о Беслане, президент не захотел говорить о «Норд-Осте», президент не захотел говорить о многих вещах, но хотел объяснить, что случилось с мальчиком. Объяснил так, что лучше бы не объяснял. Объяснил тем, что захотелось потискать.



Владимир Кара-Мурза: Секретарь Союза журналистов России Михаил Федотов выступает за совершенствование форм общения.



Михаил Федотов: Интернет-конференции, пресс-конференции, видео-конференции, радио-конференции главы государства очень полезная вещь в любом случае. Чем чаще глава государства общается со своим народом, тем лучше. Если бы это можно было ввести в систему и таким образом, что каждый знает, что во вторник в десять часов утра он услышит по радио послание президента по поводу того, что происходит в стране на этой неделе, по-моему, это было бы замечательно. К сожалению, пока мы это не имеем. Поэтому любое общение главы государства с народом я могу только приветствовать.



Владимир Корсунский: Мы уже говорили об этом, что общество как раз и хочет, постоянно хочет и задыхается от отсутствия диалога с властью. Но президент не говорит о важных вещах для общества. Президент не говорит о Бутово, президент не говорит о Сычеве, президент не говорит о том, что общество это волнует. То, что кто-то начал, предыдущая радиослушательница, которая говорила, что она хорошо относится к Путину, но единственное, что она ставит ему в заслугу, что, оказывается, нас стали уважать. Нас уважать не стали. Нас стали опять бояться и начинают бояться все больше и больше. Заменяет ли это уважение? Я думаю, что нет. Человека, которого боятся, редко уважают. И постоянно ждут, когда можно будет перестать его бояться.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Валерия Аркадьевича из подмосковного Королева.



Слушатель: Добрый вечер. Мне бы хотелось сказать, что Путин отвечал на вопросы только пользователей Интернета, а это маленькая толика. И даже если он будет выступать каждый день в десять часов, то вряд ли он будет рассказывать, почему голодают многие граждане и не повышается пенсия военным пенсионерам и не возвращаются долги, которые украдены Минобороны. Просто пиар.



Владимир Корсунский: Так оно и есть – это пир. Не могу согласиться, что это маленькая толика. Это действительно огромное сообщество людей, причем людей мобильных, правильно кто-то говорил, молодых, как правило, профессиональных, как правило, состоявшихся и людей, которые уже сегодня активно влияют на ситуацию в стране, а завтра будут определять ее лицо.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Ленинградской области от радиослушателя Николая Петровича.



Слушатель: Здравствуйте, господа. Извините, я опять вернусь к этому мальчику. Дело в том, что ВВП, видимо, мечтал о сыне, но у него две дочери, а внуков еще нет.



Владимир Кара-Мурза: Можно и такое принять объяснение.



Владимир Корсунский: В общем все уже знают, что мальчик был, остается пожалеть, что он не был у Путина.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.



Слушатель: Здравствуйте. Меня удивил тезис открытости Путина. Самый открытый человек - это был Сталин. Если он говорил, то все тогдашние Интернеты его транслировали. Но я думаю, что Путин мог бы повысить свою открытость, если бы выступил в программе «Грани времени».



Владимир Кара-Мурза: Наш эфир всегда открыт для президента. Один раз он как-то выступал на одной свободной радиостанции, с тех пор ни разу.



Владимир Корсунский: Это замечательно, если бы Путин выступал, отвечал, если бы говорил правду. Но об этом мы можем только мечтать.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Магомета.



Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос: прошлый телемост Путина, там мимика лица смазливой Андреевой, ведущей на ОРТ, видите ли, к ним прорвался электрик из Нижнего Новгорода и спрашивал, как чувствует собака после того, как она ощенилась. Мне кажется, что как там дела обстоят: два-три эшелона фильтров стоят: что вы хотите сказать, зачем вы такое говорите, мы передадим и ничего не передают.



Владимир Кара-Мурза: Да, это было в канун парламентских выборов 2003 года, когда взорвали пригородную электричку, а президент больше времени посвятил рассказу о переживаниях своего пса.



Владимир Корсунский: Это вообще манера нынешней власти, это не только Путин, это вся его команда. Например, сегодня, по-моему, наш министр обороны сказал, что в Чечне боевых действий больше не идет. Это в тот день, когда восемь человек погибло. Он сне читает это ни боевыми действиями, ни потерями.



Владимир Кара-Мурза: Леонид Радзиховский, обозреватель Ежедневного Интернет-журнала считает прошедшую конференцию мероприятием на экспорт.



Леонид Радзиховский: Конференция была проведена практически на сто процентов для иностранцев. И доказательство вот какое: вопросы, которые пользовались наибольшей популярностью, на них Путин вообще не отвечал, а отвечал он на вопросы внешней политики, которые не пользовались вообще популярностью, которые задало очень небольшое количество людей. Корея, Иран, Соединенные Штаты – об этом его практически не спрашивали, но воспользовавшись этим предлогом в канун саммита, Путин долго про это говорил. Так что это стопроцентно ориентировано на западного потребителя. Таким образом задавать вопросы общество в России власти не может. Те обрывки вопросов, которые витают в воздухе, на них российская власть не отвечает. Так что все возможности для ответа на вопросы международного сообщества Путин полностью использовал, только не на этой конкретной Интернет-конференции.



Владимир Корсунский: Это так, господин Радзиховский прав, не могу я с ним спорить и не о чем. Потому что да, действительно, значительная часть конференции сегодняшней была направлена на Запад. И не только на членов G-8,но и на массового слушателя. Но что сказал им Путин? Он им сказал, что Корею будем вооружать и будем поддерживать, Иран будем вооружать и будем поддерживать. Бойтесь нас, потому что мы боремся чужими их руками, руками вот этих в мире как бы отморозками считаем, режимов боремся за многополярность мира. Сами мы не пойдем на Буша, не будем на него давить, но мы будем поддерживать тех, кто будет взрывать миропорядок, кто будет представлять угрозу для этого миропорядка. И мы их будем просто поддерживать, будем держать крышу и таким образом окажемся как раз вторым центром.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Анатолия Ивановича.



Слушатель: Пиарит он, пиарит систематически. Всегда он говорит одно, а в душе у него совершенно другое. Недавно говорил: а какие действия в Чечне? Никаких действий нет. А там мочат каждый день по одному, по два.



Владимир Кара-Мурза: Анатолий Иванович, мы об этом сказали чуть выше. Мне кажется, президент пытался сохранить тень искренности в своих ответах.



Владимир Корсунский: Он всегда пытается сохранить тень искренности - это его профессия, его учили этому. Он обязан, он коммуникатор. Он должен разговаривать с людьми, чтобы они ему верили. Он говорит всегда искренне, почему люди, которые с ним встречались, я разговаривал с некоторыми из них, все говорят, что при общении с ним непосредственно ему веришь, он твой единомышленник. Он говорит с тобой на одном языке, он думает точно так же, как ты. Только когда ты ушел, он действует совершенно иначе, это как будто два разных человека, два существа совершенно разных. Потому что он говорит когда с тобой, он говорит тебе то, что ты хотел бы услышать. Сегодня это, надо сказать к его чести, сегодня это не совсем так на сегодняшней конференции. Потому что та искренняя поддержка Северной Кореи и Ирана, которая прозвучала - это не совсем то, что хотел бы услышать Запад в ответах российского президента.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. Я не смотрел еще полностью статистику вопросов, поэтому не знаю, задавали такой вопрос, но он меня уже несколько месяцев мучает. Почему президент призывал отрезать у бельгийского журналиста, а отрезали у русского солдата Сычева?



Владимир Кара-Мурза: Это к вопросу о стиле общения. Но тут иностранцев не было, была девушка.



Владимир Корсунский: С Сычевым все-таки президент не совсем сам виноват в этом, не он отрезал. Но, по-моему, французу хотел обрезать. Это как-то с мальчиком тоже сочетается, все завязывается вместе.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Сергея.



Слушатель: Добрый вечер. Конечно, врать - профессиональная обязанность кагэбешника. Единственное, что хотел задать вопрос, и я пытался задать на этой Интернет-конференции, но этот вопрос не прошел модерацию. Вопрос был простой: правда ли, что агентской кличкой во время работы в ГДР у Владимира Владимировича была формула как «серая мышь». То есть агентурная его имя было «серая мышь».



Владимир Корсунский: И какой ответ вы хотели от него получить? И в какой ответ вы готовы были бы поверить? Если бы он сказал «правда» или если бы он сказал, что «неправда», вы во что бы поверили?



Владимир Кара-Мурза: Вопрос остался отложенным до следующей Интернет-конференции.


Как вы считаете, удачны ли опыт общения российского лидера через всемирную сеть, хотя бы на русском Рунете с Интернет-аудиторией?



Владимир Корсунский: Я не знаю, насколько удачно, думаю, что президенту это не прибавило популярности в Сети. Для Сети это некое знаковое событие. Я убежден, что и президенты все чаще будут появляться в Сети, так как растет население Сети, растет авторитет, растет профессионализм и влияние. Может быть даже выборы будут проводить в какой-то части в Сети, кто его знает. Во всяком случае, некий альтернативный опрос людей, выходящих с избирательных участков, может происходить и в Сети. В Сети тоже можно собирать голоса. Я уже не говорю про то, что если нельзя голосовать против всех в урны, то можно проголосовать в Сети.



Владимир Кара-Мурза: Ожидает ли Сеть такой же наступление цензуры, какое уже произошло на неугодные средства массовой информации?



Владимир Корсунский: Думаю, да. Формы не знаю, а то, что будут наступать... Те, кто должен наступать и должен наступать на средства массовой информации, вынуждены будут наступать на средства массовой информации в Сети, им просто деваться некуда, потому что либо они наступают, либо они уходят.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG