Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Госдума завершает весеннюю сессию принятием поправок в законодательство о борьбе с экстремизмом


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Михаил Саленков.



Андрей Шарый: Государственная дума России приняла сегодня во втором чтении поправки в закон о противодействии экстремизму. Экстремистами, в частности, будут считаться те, кто препятствует деятельности органов государственной власти, участвует в массовых беспорядках и призывает к экстремистской деятельности. Согласно документу, к экстремистам также приравнивается публичная клевета в адрес представителей власти. Законопроект вызвал резкую критику коммунистов и партии "Родина", но большинство обозревателей считают, что 8 июля, в субботу, депутаты примут документ в третьем окончательном чтении, после чего Дума уйдет в отпуск до сентября.



Михаил Саленков: Законопроект о внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» в пятницу депутаты обсуждали долго и бурно.


Хотя утром, когда еще формировали повестку дня, этот пункт вообще предлагали исключить. Депутат от КПРФ Виктор Кузнецов заявил, что далеко не всем удалось внимательно изучить документ и его рассмотрение нужно отложить до осени.



Виктор Кузнецов: Предлагаю 22-й вопрос, по меньшей мере, отнести не осеннюю сессию. Дело в том, что нарушим, конечно, регламент. Я пытался попасть на заседание этого комитета, но так и не установил, где же и когда он обсуждал законопроект ко второму чтению. Вчера мы его только к обеду получили.



Михаил Саленков: Тем не менее, законопроект был вынесен на обсуждение. Поправки предлагается внести в первую и пятнадцатую статьи закона «О противодействии экстремистской деятельности».


В статье первой излагаются основные понятия, что такое «экстремистская деятельность». Согласно проекту закона, таковой является - кроме создания незаконных вооруженных формирований, захвата власти и прочего - «публичное оправдание терроризма» и «публичная клевета в отношении лица, замещающего государственную должность», если это установлено в судебном порядке.


Статья 15-я дополнена одним абзацем, в котором говорится, что автор печатного, аудио или аудиовизуальных материала, предназначенного для публичного использования и содержащий, например, оправдание терроризма, «признается лицом, осуществляющим экстремистскую деятельность, и несет за это ответственность.


Доработанный ко второму чтению документ депутатам представил заместитель председателя Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству единоросс Владимир Груздев.



Владимир Груздев: Предлагаемый законопроект устанавливает новые общественно опасные деяния в качестве признаков экстремистской деятельности. Проектом предлагается более конкретизированная регламентация норм Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности". Предлагается установить ответственность авторов печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов, содержащих признаки экстремистской деятельности. Вносится уточнение в понятие "экстремистская деятельность", так как само средство массовой информации не может осуществлять деяния, поэтому предложено изменение: "деятельность редакции средств массовой информации" в соответствии с Федеральным законом "О СМИ". Предлагается также уточнить редакцию признака экстремистской деятельности и прописать, что факт публичной клеветы в отношении лиц, перечисленных в этой поправке, устанавливается в судебном порядке. Остальные поправки носят редакционный и юридическо-технический характер.



Михаил Саленков: С этим, однако, согласились не все. Депутат от КПФР Сергей Собко заявил, что доработка в профильном комитете «изменила саму суть документа». Как и Виктору Кузнецову, ему не удалось попасть на заседание комитета.


Депутат фракции «Родина» Андрей Савельев заявил, что в нынешнем виде законопроект позволяет чиновникам нарушать избирательные права россиян и ущемлять свободу средств массовой информации.



Андрей Савельев: В этом законе говорится, в общем-то, о внесудебном определении, что такое экстремизм, и определять, квалифицировать деяния будут прокуроры, чиновники Минюста и чиновники Федерального агентства по контролю за средствами массовой информации. Представим себе момент, что некто выступает в защиту действий повстанцев в Ираке. По тексту этого закона совершенно очевидно, что или некий прокурор, или некий чиновник Минюста может обвинить высказавшего такую позицию в экстремизме, а вслед за этим последуют организационные выводы, которые нанесут ущерб, скажем, избирательным правам данного человека или свободе средств массовой информации, когда будет средство массовой информации, где эта точка зрения высказана, закрыто. Я считаю, что не стоит полагаться на необыкновенную легкость в мыслях, которая очень часто встречается у отдельных чиновников.



Михаил Саленков: Депутат Савельев добавил также, что законопроект не устраивает его и фракцию «Родина» в целом.


Выступая против изменений в документе, в частности, против понятия «публичное оправдание терроризма» как экстремистской деятельности, парламентарии даже читали стихи и делали исторические экскурсы. Депутат Олег Смолин высказал мнение, что по такому закону с такими поправками привлечь за экстремистскую деятельность можно было бы и поэта Пушкина, а также половину представителей нижней палаты российского парламента.



Олег Смолин: Коллеги, я тоже обращаю ваше внимание на крайнюю неопределенность понятия "публичное оправдание терроризма". Хотите простые примеры? Ну, с Басаевым и компанией все более или менее понятно, хотя и он пытался доказывать, что он не террорист, а диверсант. Давайте посмотрим исторические примеры. Декабристы. Помните у Александра Сергеевича? "Читал свои Ноэли Пушкин, меланхолический Якушкин, казалось, молча обнажал цареубийственный кинжал". Александра Сергеевича, может быть, входящего в Союз благоденствия, тоже привлечем по этой статье? Дальше - больше. Герои "Народной воли": для одних - герои, для других - убийцы царя-освободителя. "Белый" и "красный" террор. У нас до половины народа сейчас более-менее одобрительно относятся к деятельности Сталина. Вы их всех куда будете отправлять? Причем, без суда. Я думаю, что если закон будет приниматься, не дай Бог, буквально, то тут половина зала рискует сесть.



Михаил Саленков: Олег Смолин раскритиковал и дополнение к пятнадцатой статье закона «О противодействии экстремистской деятельности». Дело даже не в том, кто будет устанавливать, виновен или не виновен автор статьи, а как доказывать, что материал был предназначен для публичного использования.


Олега Смолина поддержал Сергей Собко. Сразу после него на критику ответил представлявший документ Владимир Груздев.



Сергей Собко: Если человек пропагандирует какие-то идеи, это одно, а если он высказывается в кругу друзей или просто так думает - то, я не думаю, что за это нужно привлекать к ответственности.



Владимир Груздев: Полностью с вами согласен. Как раз у нас есть суд, который четко устанавливает, что если данный материалы были предназначены для публичного использования, то возникает ответственность. В том случае, если это личное высказывание, не предназначенное для публичного применения, или были применены без согласия автора, то это может быть установлено в судебном порядке, и в данном случае ответственность не возникает.



Михаил Саленков: И только суд, добавил Владимир Груздев, будет признавать или не признавать человека виновным в экстремистской деятельности.


Законопроект был принят во втором чтении большинством голосов: «за» - 342 депутата, 907 - «против», при одном воздержавшемся. Профильный комитет рекомендовал рассмотреть законопроект в третьем - окончательном чтении - в субботу на последнем заседании Думы в весенней сессии.


XS
SM
MD
LG