Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

9 июля в аэропорту Иркутска разбился при посадке аэробус А-310


Программу ведет Дмитрий Морозов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Дмитрий Морозов: 9 июля в аэропорту Иркутска разбился при посадке аэробус А-310. Большая часть пассажиров госпитализирована. В Домодедово в тот же день был создан антикризисный центр. В аэропорту порту весь день работал наш корреспондент Мумин Шакиров.



Мумин Шакиров: Основная нагрузка по оказанию помощи родным и близким погибших и пострадавших пассажиров легла на антикризисный центр. Он был создан при помощи группы «Истлайн» оператором аэропорта Домодедово в семистах метрах от здания вылетов и прилетов. Об этом подробнее рассказала журналистам директор департамента внешних связей группы «Истлайн» Анна Краснова.



Анна Краснова: Аэропортовые службы совместно с авиакомпанией «Сибирь», совместно с МЧС, с правительством Москвы координируют работу кризисного центра. В настоящий момент там работают медики, специалисты-психологи, которые встречают приезжающих родственников пассажиров рейса 778. Ожидается, что до конца дня будет выполнен рейс в Иркутск для родственников. Работает «горячая линия» кризисного центра в Домодедово, в Иркутске и в Новосибирске. Телефоны этой линии можно посмотреть на сайте аэропорта Домодедово», сайте авиакомпании «Сибирь».



Мумин Шакиров: У подъезда антикризисного центра постоянно дежурили несколько карет «скорой помощи», машины МЧС и службы спасения. Журналистов в штаб не пускали. Такое решение было принято, чтобы уберечь убитых горем людей от лишних эмоций. Однако невооруженным глазом было заметно, в каком подавленном состоянии находились родственники и знакомые пассажиров рейса 778. По понятным причинам они отказывались от комментариев.


О том, какую работу провели в штабе медики, радио Свобода рассказала врач Московской областной спасательной службы Ольга Пирутина.



Ольга Пирутина: Успокоительное всем раздаем.



Мумин Шакиров: Но люди держатся или все-таки бывают истерики?



Ольга Пирутина: Нет, истерики не было ни у кого. В основном состояние психологического стресса – соответственно, у кого давление, кто в обморок падает. Но так серьезного ничего не было.



Мумин Шакиров: В томительном ожидании на траве у входа в штаб сидели несколько человек – уроженцы Бурятии. На борту рейса находилась сестра одного из них. Они не знали, осталась ли жива их родственница. О том, почему сложно дать информацию по поводу пропавшей женщины, попытался ответить дежурный врач территориального центра «Медицина катастроф» Московской области Артем Луговой.



Артем Луговой: Ну, документы же не все при себе держат, где-нибудь в сумке. А доставляли их в больницу в бессознательном состоянии, в тяжелом – естественно, человек не может назвать свою фамилию. Вот неизвестных несколько человек находятся, мужчин и женщин, в больнице.



Мумин Шакиров: Авиакатастрофа в Иркутске никак не отразилась на работе аэропорта Домодедово. Самолеты вылетали и приземлялись строго по графику. Отпускной сезон в разгаре, и в Домодедово постоянно находились тысячи людей, ожидавших свои рейсы.


XS
SM
MD
LG