Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. «Другой взгляд в душу Путина» - презентация в США книги известного российского политолога. Движение за однополые браки терпит серьезное поражение


Юрий Жигалкин: «Другой взгляд в душу Путина» - презентация в США книги известного российского политолога. Движение за однополые браки терпит серьезное поражение. Таковы темы уик-энда в рубрике «Сегодня в Америке».


Накануне саммита «большой восьмерки» в Петербурге влиятельный американский исследовательский центр – Гудзоновский институт – издал на английском языке книгу известного российского политолога Андрея Пионтковского, книга называется «Другой взгляд в душу Путина». Этим сборником статей, написанных и опубликованных в России с 1999 года, автор и его издатель словно пытаются окончательно ответить на вопрос, не столь давно сильно занимавший американскую прессу и истэблишмент – «кто вы, мистер Путин?» Портрет российского лидера получился малопривлекательным и даже пугающим. В одной из первых статей сборника, например, автор предупреждает, что российский президент вышел из уличной шпаны, и этим отчасти объясняется его поведение сегодня. Об этом выводе, который, скорее всего, будет шокирующим для американской аудитории, я спросил автора книги Андрея Пионтковского.



Андрей Пионтковский: Вот этот слой в лексике Владимира Владимировича, он присутствует явно, и это – важная часть его психической конструкции. Я даже бы сказал, что это более глубинный слой, чем созданный во время его службы в КГБ, о чем часто говорят исследователи жизни и творчества Владимира Владимировича Путина. Но Путин сам в свое знаменитой книге «Беседы с Путиным» произносит такую фразу: «В детстве я был самой настоящей питерской шпаной. Простите, это чувствуется.



Юрий Жигалкин: Еще во время первых для Владимира Путина президентских выборов американский историк Ричард Пайпс сказал мне в интервью, что, по его мнению, Владимир слишком мелкая фигура, чтобы успешно руководить такой страной как Россия. Вы, кажется, делаете подобный же вывод?



Андрей Пионтковский: Да, я воспользовался знаменитым высказыванием Троцкого о Иосифе Виссарионовиче Сталине и несколько перефразировал его, определив Путина как «самую выдающуюся посредственность нашего политического класса». Да, посредственность, конечно, но все-таки не забывайте, что самая выдающаяся.



Юрий Жигалкин: В 1990 году вы написали о том, что у Путина есть проект создания полицейского государства. И этот проект, вы оптимистично сказали, обречен на провал. Сегодня вы по-другому смотрите на это?



Андрей Пионтковский: Долгосрочный план, конечно, обречен на провал, потому что он закрывает России прорыв в постиндустриальное общество, которое требует максимальной свободы, инициативы творческой своих граждан. Понимаете, одно из заблуждений… если бы это было заблуждение этой маленькой, даже самой выдающей посредственности, но светлейшие умы русской либеральной мысли (я не буду называть сейчас всем известные имена), они видели в Путине того самого Пиночета, который железной рукой поведет Россию по пути либеральных реформ.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, правильно ли Запад воспринимает Путина, точно ли он его воспринимает?



Андрей Пионтковский: У Запада остались какие-то иллюзии. Последний рубеж, на котором держались все американские советологи, советники администрации, - да, конечно, он не демократ, но он наш союзник в борьбе с международным терроризмом. Последняя дружба с Ахмадинеджадом, с Машелем, с Ким Чен Иром и подобной шпаной показывает, что он далеко не союзник в борьбе с исламским радикализмом или исламофашизмом, а фактически Москва этого уже не скрывает, заявляя, что «мы не можем принять сторону в разворачивающейся борьбе цивилизаций». В общем, это напоминает просто буквально, текстуально нашу политику 1939-41 года, когда господин Молотов говорил, что Советский Союз не может принять чью-либо сторону в войне, развязанной англо-французскими империалистами. Вот им еще предстоит отказаться от последних иллюзий.



Юрий Жигалкин: Известно, что россияне, политическая элита крайне болезненно воспринимают западную критику в свой адрес, и заявления американских политиков, сделанные из лучших побуждений, часто имеют обратный эффект. Как вы считаете, есть ли у Вашингтона, западных столиц рычаги, так сказать, благотворного влияния на процессы в России?



Андрей Пионтковский: Я тоже стараюсь объяснять американским коллегам здесь, что лекции о демократии – это будет рассматриваться как вмешательство во внутренние дела. Гораздо плодотворнее американцам ставить вопрос о геополитике России, о ее позиционировании в сегодняшнем мире, том курсе внешней политики, который полностью противоречит интересам России. То, что делает сейчас Россия, изолируя себя от естественного союзника – Запада, просто толкает ее на путь, который приведет в конечном счете к потере, например, Сибири и Дальнего Востока нашему новому великому стратегическому партнеру – Китаю, к продвижению исламских радикалов на Кавказе и в Среднее Азии.



Юрий Жигалкин: Говорил политолог Андрей Пионтковский, автор только что вышедшей в Соединенных Штатах книги «Другой взгляд в душу Путина».


В конце прошлой неделе сторонники легализации однополых браков потерпели крупное и неожиданное поражение в Нью-Йорке. Три года назад Массачусетские однополые пары добились революционной судебной победы: Верховный суд штата счел, что запрет на заключение браков между представителями одного пола неконституционен. Это решение породило приступ исковой активности таких пар в разных штатах. Нью-Йорк выглядел естественным следующим полем боя и победы. Однако теперь известный своей либеральностью апелляционный суд Нью-Йорка посчитал, что Конституция штата автоматически не гарантирует права вступления в брак однополым парам. На фоне подобных решений судов других штатов массачусетский прецедент выглядит, скорее аберрацией, чем началом тенденции.


Рассказывает Ян Рунов.



Ян Рунов: Апелляционный суд четырьмя голосами против двух постановил, что существующий около 100 лет закон о браке соответствует Конституции и что речь в законе идёт о браке между мужчиной и женщиной, ибо в тексте упоминаются муж и жена. Формулировка закона может быть изменена по решению законодательного собрания штата. Противники однополых браков утверждают, что руководствуются интересами детей, у которых должны быть папа и мама, а не два папы или две мамы, и что существующий закон не лишает гомосексуальных партнёров фундаментальных гражданских прав. Если даже законопроект будет одобрен верхней и нижней палатами законодательного собрания штата, губернатор-республиканец Джордж Патаки обещал воспользоваться правом вето. Зато кандидат на пост губернатора, нынешний генеральный прокурор штата Эллиот Спитцер поспешил заявить, что когда он станет губернатором, то узаконит однополый брак.


По этому поводу профессор факультета социологии Городского колледжа Нью-Йорка Стивен Голдберг сказал…



Стивен Голдберг: Самые важные персоны в этом споре – Патаки и Спицер, потому что решение об однополых браках зависит от губернатора. На вопрос, это политическая, юридическая или моральная проблема, я бы ответил, что в первую очередь - политическая. Потому что мнения разделились по партийной принадлежности: республиканцы, в большинстве, против однополых браков, а демократы, в большинстве, за. Я думаю, когда-нибудь законодатели введут закон в нескольких штатах, остальные посмотрят, что из этого получится. А лет через 30-40, возможно, большинство штатов примут такой же закон. Что же касается моральной стороны, то я не считаю однополый брак аморальным.



Ян Рунов: Это был Стивен Голдберг, профессор Городского колледжа Нью-Йорка.


В 45 штатах из 50 однополые браки запрещены законом. Единственный штат, в котором гомосексуалистам легально выдают свидетельство о браке, - это Массачусетс. В штатах Вермонт и Коннектикут разрешено регистрировать гражданский союз, по которому однополые супруги имеют те же права, что и разнополые.


По результатам опроса общественного мнения, проведённого Институтом Гэллапа, чем люди моложе, тем терпимее относятся к однополым бракам. Среди опрошенных в возрасте от 18 до 39 лет более половины за легализацию однополых браков, а среди американских пенсионеров таких всего 27 процентов.



Юрий Жигалкин: О том, как встретили это решение нью-йоркского суда представители противостоящих лагерей, рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Мнением о решении Верховного суда штата Нью-Йорк я попросил поделиться Питера Спригга, вице-президента вашингтонского Совета по исследованиям семьи.



Питер Спригг: Считаю данное решение образцом судейской сдержанности. Судьи признали, что не их дело вносить изменения в определение понятия брака. Это право принадлежит только законодателям. Радует, что суд выделил два рациональных обоснования для законодательного определения брака как союза мужчины и женщины. Во-первых, он указал на важность узаконивания гетеросексуальных отношений, поскольку они приводят к рождению детей. Во-вторых, в судебном решении говорится, что ребенка предпочтительнее растить в семье, состоящей не из гомосексуальной пары, а из биологических матери и отца.



Аллан Давыдов: В один день с решением нью-йоркских судей Верховный суд штата Джорджия единогласно подтвердил двухлетней давности поправку к конституции штата о запрете однополых браков. Может, президенту Бушу не стоит добиваться введения такой поправки в Конституцию Соединенных Штатов?



Питер Спригг: Я так не думаю. Множество подобных дел рассматриваются в судах других штатов. И не надо забывать, что уже в одном штате однополые гражданские браки признаются – в Массачусетсе. Мы полагаем, что в стране существует сформированный подавляющим большинством общественный консенсус в отношении брака как союза одного мужчины и одной женщины. Поэтому следует завершить дискуссию и установить это определение раз и навсегда по всей стране. Вот почему мы продолжим настаивать на принятии конституционной поправки, определяющий брак как союз мужчины и женщины.



Аллан Давыдов: Решение Верховного суда штата Нью-Йорк я попросил прокомментировать представителя движения в поддержку однополых браков. Слово - Мэтту Форману, исполнительному директору Национальной группы поддержки геев и лесбиянок со штаб-квартирой в Нью-Йорке.



Мэтт Форман: Я не удивлен таким решением суда. Но меня оскорбляют и приводят в уныние аргументы судей – они, на мой взгляд, натянуты, вымученны и отдают неприязнью к людям.



Аллан Давыдов: Значит ли это, что нынешнее поколение американских геев и лесбиянок может не рассчитывать на узаконивание однополых браков в широком масштабе?



Мэтт Форман: Вовсе нет. Мы надеемся выиграть ряд дел, рассматриваемых сейчас в судах Нью-Джерси, Вашингтона и Калифорнии. В прошлом году мы добились принятия Билля о брачном равенстве в Калифорнии. В этом году рассчитываем на одобрение такого же билля законодателями штата Нью-Йорк. И неспроста. За последние три года число сторонников однополых браков в этом штате выросло на 20 процентов и превысило половину населения. Перемены, связанные с социальной справедливостью, требуют определенного времени. Но надо признать, что за короткий период мы достигли большого прогресса - и это почти удивительно.



Аллан Давыдов: Так прокомментировали решение Верховного суда штата Нью-Йорк о неправомочности однополых браков представители общественных организаций, придерживающихся противоположных взглядов в этом вопросе.


XS
SM
MD
LG