Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Другой взгляд в душу Путина»


Андрей Пионтковский объясняет нынешнее поведение Путина тем, что в детстве он был шпаной

Андрей Пионтковский объясняет нынешнее поведение Путина тем, что в детстве он был шпаной

Накануне саммита «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге влиятельный американский исследовательский центр – Гудзоновский институт – издал на английском языке книгу известного российского политолога Андрея Пионтковского, которая называется «Другой взгляд в душу Путина». Этим сборником статей, написанных и опубликованных в России с 1999 года, автор и его издатель словно пытаются окончательно ответить на вопрос, не столь давно сильно занимавший американскую прессу и истэблишмент – «кто вы, мистер Путин?».
Портрет российского лидера получился малопривлекательным и даже пугающим. В одной из первых статей сборника, например, автор предупреждает, что российский президент вышел из уличной шпаны, и этим отчасти объясняется его поведение сегодня.


О своих выводах Радио Свобода рассказал сам автор книги Андрей Пионтковский:


- Этот слой в лексике Владимира Владимировича, он присутствует явно, и это – важная часть его психической конструкции. Я даже бы сказал, что это более глубинный слой, чем созданный во время его службы в КГБ, о чем часто говорят исследователи жизни и творчества Владимира Владимировича Путина. Но Путин сам в своей знаменитой книге «Беседы с Путиным» произносит такую фразу: «В детстве я был самой настоящей питерской шпаной». Простите, это чувствуется.


- Еще во время первых для Владимира Путина президентских выборов американский историк Ричард Пайпс сказал мне в интервью, что, по его мнению, Владимир слишком мелкая фигура, чтобы успешно руководить такой страной как Россия. Вы, кажется, делаете подобный же вывод?


- Да, я воспользовался знаменитым высказыванием Троцкого о Иосифе Виссарионовиче Сталине и несколько перефразировал его, определив Путина как «самую выдающуюся посредственность нашего политического класса». Да, посредственность, конечно, но все-таки не забывайте, что самая выдающаяся.


- В 1999 году Вы написали о том, что у Путина есть проект создания полицейского государства. И этот проект, вы оптимистично сказали, обречен на провал. Сегодня Вы по-другому смотрите на это?


- Долгосрочный план, конечно, обречен на провал, потому что он закрывает России прорыв в постиндустриальное общество, которое требует максимальной свободы, инициативы творческой своих граждан. Понимаете, одно из заблуждений… если бы это было заблуждение этой маленькой, даже самой выдающей посредственности, но светлейшие умы русской либеральной мысли (я не буду называть сейчас всем известные имена), они видели в Путине того самого Пиночета, который железной рукой поведет Россию по пути либеральных реформ.


- Как Вы считаете, правильно ли Запад воспринимает Путина, точно ли он его воспринимает?


- У Запада остались какие-то иллюзии. Последний рубеж, на котором держались все американские советологи, советники администрации, - да, конечно, он не демократ, но он наш союзник в борьбе с международным терроризмом. Последняя дружба с Ахмадинеджадом, с Машелем, с Ким Чен Иром и подобной шпаной показывает, что он далеко не союзник в борьбе с исламским радикализмом или исламофашизмом, а фактически Москва этого уже не скрывает, заявляя, что «мы не можем принять сторону в разворачивающейся борьбе цивилизаций». В общем, это напоминает просто буквально, текстуально нашу политику 1939-41 года, когда господин Молотов говорил, что Советский Союз не может принять чью-либо сторону в войне, развязанной англо-французскими империалистами. Вот им еще предстоит отказаться от последних иллюзий.


- Известно, что россияне, политическая элита крайне болезненно воспринимают западную критику в свой адрес, и заявления американских политиков, сделанные из лучших побуждений, часто имеют обратный эффект. Как Вы считаете, есть ли у Вашингтона, западных столиц рычаги, так сказать, благотворного влияния на процессы в России?


- Я тоже стараюсь объяснять американским коллегам здесь, что лекции о демократии – это будет рассматриваться как вмешательство во внутренние дела. Гораздо плодотворнее американцам ставить вопрос о геополитике России, о ее позиционировании в сегодняшнем мире, том курсе внешней политики, который полностью противоречит интересам России. То, что делает сейчас Россия, изолируя себя от естественного союзника – Запада, просто толкает ее на путь, который приведет в конечном счете к потере, например, Сибири и Дальнего Востока, к продвижению исламских радикалов на Кавказе и в Среднее Азии.



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG