Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Северная Корея провела демонстрацию силы и страха


На прошлой неделе Северная Корея произвела запуск ракет короткого и дальнего радиуса действия. Насколько это тревожно, и что будет дальше? С таким вопросом корреспондент Радио Свобода Хизер Махер обратилась к Дэну Гурэ, советнику министерства обороны США в годы президентства Джорджа Буша-старшего.


Махер: Почему Северная Корея запустила эти ракеты сейчас и в таком количестве?


Гурэ: На мой взгляд, есть три причины, по которым Северная Корея решила продемонстрировать свою ракетную мощь. Одна из них – это отсутствие достаточного внимания к ней в последнее время, особенно на шестисторонних переговорах. Они эти переговоры бойкотировали, но дело в том, что никто не предпринимал особых усилий вернуть их на переговоры.


Во-вторых, поскольку внимание Соединенных Штатов по большей части сосредоточено в других местах, в частности в Ираке, Иране и на глобальной войне с террором, они хотели попытаться обратить это внимание на себя.


А в-третьих, потому, что они, мне кажется, обоснованно или нет, постоянно опасаются нападения. Недавно в WashingtonPost была статья двух бывших высокопоставленных демократических сотрудников министерства обороны, писавших о необходимости удара по Северной Корее, по ракете «Тэйподонг». И поэтому причина отчасти – в их беспокойстве о собственной безопасности.


Махер: Поступили сообщения, что ракета дальнего радиуса действия, «Тэйподонг-2», которая теоретически способна долететь до Соединенных Штатов, упала в Японское море через 43 секунды и не сработала.


Гурэ: Тот факт, что им все-таки удалось заставить эту громоздкую, труднозапускаемую, трудноразместимую ракету взлететь даже на такое короткое время, следует рассматривать если и не как успех, то как первый шаг на пути к успеху.


Махер: Демонстрируют ли эти запуски, что северокорейская военная технология улучшилась со времени последнего запуска ракеты в 1998 г.?


Гурэ: Прошлые ракеты, которые они запускали, были гораздо проще, чем те, которые они попытались запустить на минувшей неделе. И нам понятно, что их способность запускать многочисленные ракеты короткого и среднего радиуса с течением времени, конечно же, возросла.


Махер: По сообщениям южнокорейских газет, в Северной Корее все еще остаются в пусковых установках три или четыре ракеты среднего радиуса. Как заявил представитель северокорейского МИД, запуски ракет – нормальная часть оборонных учений в стране. Произойдут ли эти запуски в ближайшие недели или месяцы?


Гурэ: Дело в том, что когда имеешь дело с Северной Кореей, одни и те же трюки редко повторяются дважды. В результате предугадать трудно, потому что у нас нет никакого шаблона. Они никогда ничего подобного не совершали – в этом роде, в таких масштабах, с запуском различных типов ракет. Они обычно проводят мало испытаний. Так что мы на самом деле не можем вразумительно ответить на вопрос, что будет дальше. Видимо, они нам покажут.


Махер: Япония и Соединенные Штаты призывают к санкциям против Северной Кореи. Китай и Россия выступают против санкций, так что в Совете Безопасности ООН существует раскол. Как по-вашему, сейчас нужны санкции или резолюция?


Гурэ: Почти безразлично, что произойдет в ближайшей перспективе, поскольку мы в тупике. Мы в тупике в том, что касается международного сообщества: посмотрите на реакцию различных стран на последние события. Мы в тупике относительно того, что мы можем предложить Северной Корее, чтобы это удовлетворило ее и был нам по силам.


Мы в тупике, потому что в конечном счете крайне невероятно, чтобы мы могли уплатить цену, которая мотивировала бы Северную Корею отказаться от самого ценного, что у нее есть, то есть от ее программы разработки ядерного и ракетного оружия.


Махер: И, наконец, видите ли вы какие-то параллели между тем, что происходит в Иране, где Запад пытается притормозить ядерные амбиции режима, и тем, что мы узнали о программе вооружений Северной Кореи?


Гурэ: Существует немало параллелей между ситуациями в Иране и Северной Корее, главная из которых – неспособность международного сообщества наложить эффективные ограничения на государства-изгои. Это очень напоминает 1930-е годы. Сейчас это не Италия, Германия и Япония, а Северная Корея и Иран, а долгие годы был и Ирак. Проблема в том, что если мы не сдержим эти государства, в регионе вполне возможно вспыхнет война – или войны.
XS
SM
MD
LG