Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Андрей Бабицкий: В Чечне повторить подвиг НКВД в полном объеме не удастся


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Праге Андрей Бабицкий.



Андрей Шарый: О возможных изменениях в тактике чеченского сопротивления после предполагаемой гибели Шамиля Басаева я беседовал с обозревателем Радио Свобода Андреем Бабицким.


Многие эксперты говорят о том, что в северокавказской войне и в чеченском сопротивлении завершилась целая эпоха с гибелью Басаева. Так ли это?



Андрей Бабицкий: Ушел один из последних людей, который олицетворял собою, скажем так, сопротивление, которое было сформировано еще в дудаевские времена, и просуществовало по сегодняшний день. Фактически из этих людей мы можем назвать теперь только Доку Умарова. В плане практических последствий одной из наиболее важных сейчас направлений, которые развивал Басаев, на которые делало ставку чеченское подполье, это работа с военизированными группами подпольными группами в соседних республиках Северного Кавказа. Она будет в значительной степени ослаблена, потому что именно Басаев воодушевлял всякие диверсионные и террористические акции на территории сопредельных субъектов. Самое главное, что это то, на что была сделана ставка. В самой Чечне существенных изменений не произойдет. То, что мы называем "боевыми действиями", вот эти диверсионные акции, они находятся в общей стадии затухания. Они не в такой степени зависели от Басаева, который считал, что очень важно поднимать кабардино-балкарский джамаат, ингушский, карачаево-черкесский, дагестанский - он отдельно, он действует автономно.



Андрей Шарый: Так или иначе, тактика и стратегия федеральных сил, если судить по результатам, которые достигаются в последние, скажем, полтора года, приносят свои результаты. Убиты несколько крупных лидеров северокавказского подполья, периодически сдаются в плен какие-то либо подкупленные, либо уговоренные Рамзаном Кадыровым группы бывших, уже вчерашних боевиков, как это произошло на минувшей неделе. Означает ли это, что сопротивление, как движение, затухает?



Андрей Бабицкий: Есть все признаки затухания. Однако даже если удастся расправиться с сопротивлением полностью, идея сопротивления никуда не уйдет. Посмотрите, как в дудаевские времена, когда вот эту крышку сорвало с котла, в котором это кипело все, десятилетиями...



Андрей Шарый: Ну, может быть, сейчас уже Кремль просто прикрутил обратно эту крышку?



Андрей Бабицкий: Он прикрутил обратно. И более того, я вам говорю, можно уничтожить всех, это проблема технологий, ресурсов, денег, в конце концов. Как только поменяется ситуация в стране, как только поменяется ситуация в Чечне, появится возможность какого-то сопротивления, политического, военного, какого угодно, то сразу в эту щель ринется это недовольство, которое сейчас загнано внутрь.



Андрей Шарый: А от чего оно возникнет, это новое сопротивление, новое недовольство?



Андрей Бабицкий: Тут целый комплекс исторических причин, которые уже появляются в новые времена, того, что колоссальное количество обид накоплено и не прощено. Самое главное, что нет механизма компенсирования этих обид, потому что огромное количество людей убито, справедливых приговоров тем, кто несет ответственность за мучения, за смерть, нет. То есть нет веры в то, что это государство может действительно покарать виновных, как с той и с другой стороны. Десятки, а то и сотни тысяч чеченцев сегодня находятся за рубежом. Они вывезли с собой эту идею сопротивления. Сегодня рассчитывать на то, что удастся повторить подвиг НКВД, который сумел расправиться с "лесными братьями" на Украине… Я боюсь, что этот подвиг сегодня повторить в полном объеме не удастся.


XS
SM
MD
LG