Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент и премьер Польши в одном лице пугают Европу


Европейские комментаторы уже разразились остротами – мол, "когда они смотрят на Польшу, у них двоится в глазах"

Европейские комментаторы уже разразились остротами – мол, "когда они смотрят на Польшу, у них двоится в глазах"



В Польше активно обсуждают намерение президента Леха Качинского устроить своего брата-близнеца Ярослава Качинского на пост премьер-министра страны. Такое решение по сути уже принято. В понедельник Лех Качинский принял отставку премьер-министра страны Казимежа Марцинкевича. Кандидатура будущего премьера должна быть утверждена парламентом страны. Ярослав Качинский, который возглавляет правящую консервативную партию «Право и справедливость», уже заявил, что сохранит всех министров старого правительства за исключением министра финансов. На этот пост предложена кандидатура нового политика Станислава Клузы, который занимал пост заместителя министра.

Европейские комментаторы уже разразились остротами – мол, когда они смотрят на Польшу, у них двоится в глазах. Семейственность и кумовство в политике - дело обычное. Но чтобы семья так по-братски разделила высшие посты в государстве, такое случается редко. И все же серьезные наблюдатели пытаются разглядеть за этим курьезом тенденции важного, с точки зрения дальнейшего политического развития польского общества.


«Положение нормализовалось. Примером становится руководитель партии, которая победила на выборах. Так бывает во всех демократических странах. Так ставит вопрос Ярослав Качинский, - объясняет видный варшавский журналист Ежи Редлих. - Почему в таком случае он не стал главой правительства сразу после выборов? Да потому, говорит он, что не хотел осложнять брату путь к президентству. Народ, дескать, плохо принял был ситуацию, когда два высших поста в стране занимают братья-близнецы. Поэтому Ярослав Качинский и выдвинул тогда в премьеры Казимежа Марцинкевича. Временно. В этом он был убежден с самого начала, хотя это убеждение до последней недели тщательно скрывал».


Между тем, по словам Редлиха, премьер Марцинкевич вовсе не чувствовал себя временным - принимал решения как в области внутренней, в том числе кадровой, так и в области внешней политики. Главное, что он становился все более самостоятельным - перестал безоговорочно слушаться лидера партии, даже не всегда у него было время встречаться с ним, не говоря уже о простых депутатах от своей партии. «Как говорят лидеры "Права и справедливости", он отрывался от своей политической базы - брал личную ответственность за назначение высоких чиновников в государственном и хозяйственном аппаратах, не чурался и встреч с лидерами оппозиции. Помогали ему открытость, оптимистичность и чувство юмора. Таким образом, в опросах он стал самым популярным польским политиком, несравненно более популярным, чем президент Лех и лидер партии Ярослав Качинские», - рассказывает журналист.


«Кто знает, может быть, это и есть главная причина того, что партийный босс сказал - хватит! Кто тут временный? Пора! И Марцинкевичу предложили подать в отставку. Он не сопротивлялся. Напротив, сам взялся обосновать необходимость замены на посту премьера, что, мол, с осени положение кардинально изменилось, во главу правительства должен встать человек сильный, борец. Таким является Ярослав Качинский. "Я - нет", - заявил Казимеж Марцинкевич».


Марцинкевич - первый польский премьер-министр, который уходит с поста в пике своей популярности. Все другие уходили, когда их показатели популярности достигли дна. По данным двух независимых блиц-опросов, в одном - 70, а во втором - 64% анкетированных высказались, что это плохо, что Качинский заменяет Марцинкевича.


Серьезные опасения, что назначение нового премьера, вместе с которым придут, несомненно, и новые министры, может означать попытку братьев Качинских укрепить свой личный контроль над хрупкой правящей коалицией, выражают многие. По мнению экспертов, в результате это может ослабить международные позиции Польши. Дело в том, что Марцинкевич ушел в отставку через пару дней после того, как президент Лех Качинский отменил свое участие в так называемом Веймарском треугольнике - так именуется традиционная встреча в верхах главы Франции, Германии и Польши. Официально неучастие польского президента было объяснено его недомоганием. Но все восприняли это как дипломатический афронт в отместку за юмористическую статью в берлинской газете Die Tageszeitung , автор которой нелицеприятно отозвался о братьях-близнецах. За сим последовало заявление, подписанное восемью бывшими министрами иностранных дел Польши, включая авторитетного Владислава Борташевского, в котором выражалась обеспокоенность такой внешнеполитической линией, наносящей, по мнению подписантов, ущерб национальным интересам Польши.


XS
SM
MD
LG