Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дэвид Боуи: «Если бы не было Баррета, не было бы и меня»


Музыканты всего мира вспоминают Сида Барретта (Syd Barrett), идеолога первого периода творчества британской группы Pink Floyd, который скончался 7 июля в возрасте 60 лет. В 1967 году появились две первые записанные группой студентов-архитекторов Вестминстерского университета, объединившихся под лейблом Pink Floyd, композиции — Arnold Layne и See Emily Play. Барретт, определявший стиль и концепцию творчества группы, продержался в Pink Floyd всего полтора года, однако затем из-за увлечения наркотиками и проблем с психикой оставил рок-сцену. 25 лет он провел в доме своей матери, избегая общения с внешним миром. Он занимался живописью и разводил сад.


Почему же об этом человеке, который так недолго занимался рок-музыкой, сегодня вспоминают фактически все, кто хоть раз слышал Pink Floyd? О роли Сида Барретта в музыкальной революции конца шестидесятых годов на Западе и ее влиянии на развитие подпольной советской рок-музыки говорит обозреватель Радио Свобода Кирилл Кобрин, в конце восьмидесятых годов активный участник рок-движения, — а также бас-гитарист московской рок-группы «Звуки Му» Александр Липницкий. Лидер группы «Звуки Му» Петр Мамонов известен своими сценическими экспериментами. 15 лет назад он ушел из музыкальной индустрии.


Отношение Александра Липницкого к Pink Floyd, по его словам, отличается от общепринятого: «Потому что я познакомился с альбом Ummagumma буквально в 1970 году, а может быть даже чуть раньше. С тех пор считаю, что Pink Floyd отказался от экспериментального пути, который ему был предначертан, по большому счету. Мне до сих пор жаль, что тот радикализм, с которым они вошли в рок-музыку, экспериментальный дух исчез и превратился, перерос в поп-музыку в исполнении той же самой практически группы. Если всем и фильм и особенно пластинка "Стена" очень нравилась, то для меня это было окончательное падение Pink Floyd. Я любил альбомы Relics , Atom Heart Mother . Вот мои первые любимые пластинки».


Это как раз те диски, где влияние Сида Баррета чувствуется очень сильно, хотя он работал над двумя первыми дисками Pink Floyd «Трубач у Ворот Зари» (Piper At The Gates Of Dawn) и «Блюдце полное тайн» (A Saucerful of Secrets).


— Кирилл, как котировался Pink Floyd без Сида Баррета и с ним?
Кирилл Кобрин: — В основном, все любили Pink Floyd, начиная с Dark side of the Moon и кончая The Wall . Это действительно была великая группа, такая же великая как сейчас U2 . Иными словами, группа, которая нравилась, если не всем, то почти всем. Действительно, очень здорово, очень талантливо и так далее. Но это абсолютно не тот Pink Floyd, который был с Сидом Барретом. Сид Баррет был духом абсолютно другой группы, которая для другого существовала. Это было совершенно понятно тем, кто в Советском Союзе слушал Pink Floyd, конечно, не в конце 1980-х, а даже во второй половине 1970-х. Все любители, если так можно сказать, Pink Floyd делились на две (думаю, что и до сих пор делятся) категории — на тех, кто любит ранний Pink Floyd, и на те, кто просто любит Pink Floyd, начиная с Dark Side of the Moon . Сам Сид Баррет, скажем так, инициировал очень мощную волну в британской музыке. Очень большой и очень проникновенный некролог сказал Дэвид Боуи, что «если бы не было Баррета, не было бы и меня и всех тех изменений, всех тех новаций, которые я совершил».


— Александр, вот такая музыка, которую делал Баррет в конце 1960-х годов, она какое-то влияние оказала на развитие советской рок-сцены, тогда еще запрещенной?
Александр Липницкий : — Я помню, что мы с Мамоновым слушали первые пластинки. Они нам очень нравились. Конечно, мне кажется, вот тогда ранний Pink Floyd был ближе к такой экспериментальной музыке, новаторской, экспериментальной музыке. Конечно, это оказало влияние конкретно на нас, на «Звуки Му», безусловно. То, что мы через 10 лет создали группу, которая тоже в основном занималась экспериментами на первых порах своей деятельности.


— Феномен лидера группы, экспериментатора, уходящего вдруг в затворничество и не возвращающегося из него. Этот путь прошел не только Баррет. Есть и другие такого рода музыканты.
Александр Липницкий : — Лидер нашей группы так и поступил в 1991 году. И уже на 15 лет удалился из поп-музыки. Также и наш друг, лидер группы «Вежливый отказ», с которым мы много сотрудничали, выступали, тоже удалился. В московском роке такие примеры есть. Мне кажется, не надо разделять человечество на рок-музыкантов и не рок-музыкантов. Я думаю, что просто значительное число людей устает от городской жизни, устает от общения, устает от суеты и хочет побыть наедине со своим собственным миром.
Кирилл Кобрин : — Такой вариант судьбы весьма романтический, на самом деле. Образцом является судьба французского поэта Артюра Рембо, который в юности написал несколько десятков гениальных текстов. Потом совершенно перестал писать, уехал в Эфиопию, занимался там торговлей. Сид Баррет реализовал эту же судьбу, но с британской поправкой. Он жил в доме матери и, судя по рассказам, упорно занимался садоводством, то есть его Эфиопией был его собственный сад. Следует, конечно же, сказать и быть реалистами о том влиянии, которое наркотики оказали и на его здоровье, и на его психическое, прежде всего, здоровье. Есть такая совершенно страшная история, как Сид Баррет явился в 1975 году (он очень долго не появлялся в группе) в студию. По легенде, в этот момент записывали песню, как раз ему посвященную. Люди, которые знали его много лет, но давно не видели, они не узнали этого бритого на лысо очень сильно растолстевшего и фактически разрушенного человека. Это произвело огромное впечатление на всех. Об этом вспоминают все члены современного Pink Floyd.


XS
SM
MD
LG