Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Если открывать гробы, приходящие из армии...»


Комитеты солдатских матерей готовы к повторению трагедии рядового Андрея Сычева

Комитеты солдатских матерей готовы к повторению трагедии рядового Андрея Сычева

На судебном процессе по делу Андрея Сычева свидетели отказываются от своих показаний. Один из главных свидетелей Артем Никитин сегодня вообще не явился в суд и, по некоторым данным, уехал из Челябинска. Тем не менее адвокат, представляющий интересы Андрея Сычева в суде, заявил, что процесс может завершиться в запланированные сроки. Следующая неделя, скорее всего, будет последней.


Адвокат Андрей Сычева Светлана Мухамбетова заявила, что 13 июля Артем Никитин попытался отпроситься из части и уехать домой. Однако не получил разрешения. Тогда он самовольно покинул Челябинск. Как рассказала адвокат, Никитина видели в челябинском аэропорту. По материалам следствия Никитин был дневальным в ночь с 31 декабря на 1 января и видел все, что происходило между Андреем Сычевым и обвиняемым сержантом Александром Сивяковым. Ранее Артем Никитин отказался от своих показаний, заявив, что давал их под давлением прокуратуры. Отказываются от показаний и другие свидетели. Так, рядовой Андрей Шевченко на заседании суда сообщил, что подписывал на допросах заранее приготовленные следователями протоколы. Подписывал он их под давлением и угрозой, что будет привлечен к уголовной ответственности.


Сестра Андрея Сычева Марина Муфферт полагает, что солдаты не хотят рассказывать правду, потому что боятся расправы по возвращении в часть. Напомню, что ранее отказались от своих показаний свидетели Горлов и Макарин по тем же причинам, что и рядовой Шевченко.


Несмотря на то, что Артем Никитин исчез из Челябинска, адвокат семьи Сычевых Сергей Беляев говорит - процесс может быть завершен на следующей неделе. Вот что Сергей Беляев заявил в интервью радиостанции «Маяк»:


«При наличии 50 свидетелей и отсутствии одного, у суда вполне достаточно материала для того, чтобы завершить процесс в запланированные сроки. На сегодняшний день никаких юридических препятствий для того, чтобы рассмотреть вопрос по имеющимся показаниям, нет. Суд ведет себя вполне адекватно: грамотно исследует доказательства, работает со свидетелями. Сторона потерпевших заявила ходатайство о допросе в качестве свидетеля командира части для того, чтобы окончательно выяснить, что же за генерал из министерства обороны приезжал и угрожал свидетелям возбуждением против них уголовного дела, если они не откажутся от показаний. Насколько я понимаю, суд думает над возможностью вызова командира части. Если разбирательство будет идти в том темпе, который сейчас заложен, то следующая неделя будет последней».


В то время как в Челябинске рассматривают дело рядового Сычева, в Казани в центре внимания оказалась судьба солдата-срочника Радика Хабирова, который пострадал от насильственных действий сослуживцев минувшей зимой. Он до сих пор находится в коме. Городские власти в пятницу приняли решение взять его под свою опеку.


Такое решение принял мэр города Ильсур Метшин. Уже в пятницу утром в одной из больниц, куда поместили солдата, собрался консилиум врачей. По словам начальника горздрава Айрата Фаррахова, в нем участвуют ведущие врачи клиники, представители медицинского университета. Общее мнение консилиума - состояние больного тяжелое, но стабильное.


Радик Хабиров проходил службу в одной из воинских частей в Тоцке. В декабре его отец получил телеграмму, что сын попал в госпиталь. Всего за месяц он потерял в весе 44 килограмма. У него двустороннее воспаление легких и синегнойная инфекция. Он до сих пор находится в коме, и жив только благодаря заботам родных. Врачи по-прежнему опасаются за его жизнь.


Глава Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова заявила в беседе с корреспондентом Радио Свобода, что дело Андрея Сычева, получившее широкую огласку и вызвавшее дискуссию в обществе, не изменило ситуацию в российской армии. Уже зафиксированы факты дедовщины и применения насилия в отношении молодых людей, призванных в ходе нынешнего (весеннего) призыва.


«Я поражена тем, что родители отдали в весенний призыв своих детей, - говорит Валентина Мельникова, - причем отдали больных, и эти дети уже бегут. Отправленные в конце мая и начале июня, они уже бегут по всей России. В наших комитетах уже есть побитые с рваными ранами на ногах и на боках и на голове. Это меня просто поразило. Я опять перестала уважать своих соотечественников. А то, что скрывается в войсках, так мы это каждый день наблюдаем. Мы каждого пасем. Вот эта история с Камышинской воинской частью, где над ребятами издеваются, где их долбят. А потом, когда ребята убегают и приходят в военную прокуратуру гарнизона, туда, где они живут, приезжают те же обалдуи, которые их били (сержанты, прапорщики, офицеры), и пытаются их опять отправить в эту часть. Военная прокуратура, к сожалению, даже не в состоянии обеспечить исполнение Закона "О защите свидетелей потерпевших", который говорит, что защита военнослужащего - это перевод прохождения дальнейшей службы в другую воинскую часть. И военные суды тоже не действуют в рамках этого закона. Так что все очень плохо на самом деле».


По мнению Валентины Мельниковой, после 2008 года, когда срок службы в армии будет составлять один год, проблема дедовщины не исчезнет: «У нас не бывает месяца даже в Москве (я уж не говорю о статистике по России), чтобы парня убили, потому что он очень умный или чтобы он что-то не сделал со своими обидчиками. У нас эти истории постоянны. В наших вооруженных силах суток достаточно для того, чтобы или с тобой что-то сделали, или ты вынужден был защищаться. Солдат по призыву не имеет никаких прав. Пока солдаты - рабы, то это будет продолжаться, хоть на два месяца, хоть на месяц призывай».


Выход глава Союза комитетов солдатских матерей видит в до бровольной военной службе по контракту. «Намного проще с ребятами, у которых есть нормальный человеческий контракт, - говорит Валентина Мельникова. - Их тоже, конечно, и кидают, и не платят, но они, по крайней мере, могут разорвать контракт и уйти. При этом контрактник не будет считаться самовольно оставившим часть. Потому что в контракте написано, что государство в лице командира части ему обязано предоставить конкретные условия. Оно этого не делает - все, до свидания! Любой судья признает этот договор недействительным».


Историю с Андреем Сычевым Валентина Мельникова не без горечи называет знаковой: «Вот эти подонки в части, они все ждали, чтобы он умер. Сколько вот таких гробов по России возят! Не каждая мать откроет гроб. А их не открой - и никогда не узнаешь, что там. Каждый раз, когда привозят погибшего, сопровождающий говорит - да не надо, да что вы, мы так долго везли, там все так ужасно. Как только открывают - там и побои, и переломанные кости, и Бог знает что».
XS
SM
MD
LG