Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Термины и профессионализмы: «двурушничать», «плашка», «груз-200»


«От "А" до "Я"» — передача о русском языке

«От "А" до "Я"» — передача о русском языке

В каждой отдельной области человеческой деятельности существуют особые слова, зачастую непонятные людям иных специальностей. Это термины и профессионализмы.


Главная примета термина — стремление к предельной точности в обозначении какого-то предмета или явления. Недаром же, многие научные доклады и статьи начинаются со слов: «Прежде всего, договоримся о терминах», вслед за чем следуют разъяснения: «Под словом таким-то я понимаю то-то» или «Следующий термин мы употребляем в таком-то значении».


То ли дело профессионализмы. Они и к литературному-то языку не всегда относятся. Сантехники говорят «краны́», а не «кра́ны», моряки на своих судах по водам аки по суху ходят, а не плавают. Звукорежиссер Радио Свобода Марк Штильман тоже не чурается узкоспециальной лексики: «Первое, что вспоминается, это словечко "подвесить". Мы употребляем его в значении "подключить". Подключить слушателя или эксперта к эфиру по телефону. А иногда у меня вырывается словосочетание "слушатель повесился", когда кто-то, не дождавшись очереди выступить в эфире, бросает трубку. И вот еще слово "замутировать". Никакого отношения к мутантам оно, конечно, не имеет. На многих режиссерских пультах есть кнопка "мьют" (mute). В буквальном переводе с английского "мьют" — "немой". На пульте же эта кнопка отключает конкретную линейку (кстати, тоже жаргонное слово) из общего потока звука. Как уже нетрудно понять, "замутировать" означает отключить какой-либо источник сигнала от записи или от эфира».


А теперь слово человеку другой профессии — актрисе московского театра «Сфера» Надежде Перцевой: «Работая в театре, часто использую следующие выражения: "побросаем, покидаем текст" — значит быстро повторим диалог с партнером. "Пройти текст ногами" — значит физически распределить текст на сцене. "Ты не мне даешь мостик", то есть эмоционально завершаешь сцену».


К чему следует отнести эти примеры — к обычным профессионализмам или все-таки к профессиональному жаргону? Как отличить одно от другого? На эти вопросы отвечает Юлия Сафонова, член редакционного совета портала «Грамота.Ру»: «Прежде чем говорить о том, где лежит грань между профессионализмом и жаргоном, может быть, стоит сказать о том, что очень часто мы даже не знаем, что в своей обыденной речи, в нейтральной речи мы употребляем профессионализмы.


Профессионализм может очень часто из профессиональной сферы перейти в сферу общеупотребительную. Для этого: первое — он должен быть удобен, почему-то должен нравиться носителю. Скажем, он должен быть благозвучным, или очень эмоциональным, или слово, которое было известно с одним значением, вдруг употребляется с другим, и от этого весело или интересно.


Кроме того, еще очень важно, что для того, чтобы профессионализм стал общеупотребительным надо, чтобы то, что обозначал профессионализм, часто употреблялось нами всеми. Согласитесь, наверняка, у хирургов есть свои собственные профессиональные названия хирургических ножниц или еще каких-то специальных инструментов. Но вряд ли когда-нибудь это войдет в обиход. С другой стороны, даже лингвисты очень часто путают и не проводят грань между профессионализмом и сленгом. Что такое сленговые слова, жаргонные слова в отличие от профессионализма? Скажем, у нас с вами есть какое-то специальное слово, но мы почему-то берем другое слово из обихода и начинаем этим нейтральным словом называть то, что почему-то нам нужно в нашей профессиональной деятельности. Знаете ли вы, что такое "плашка"?»


— Какая-то пластинка.
— Пластиночка, нашлепочка какая-то. Киношники и телевизионщики называют очень часто так подпись под каким-то кадром. Они не говорят «титры», потому что это, действительно, не титры. А вот непрофессионал может эту плашечку назвать титрами. Значит, очень часто профессионалы обращаются к каким-то другим словам, для того, чтобы подчеркнуть: «Ребята, я знаю, это не термин. Я не хочу здесь путать».


— Ему нужно просто очень точное название в связи с какой-то ситуацией.
— Да, хотя, наверное, есть какое-то строгое название, кстати, иногда мало кому известное. Мы тут должны сказать, что к профессионализмам относится не только та деятельность, которая законом одобряется, но и любая деятельность, которая позволяет зарабатывать. Давным-давно, в XIX веке, были профессиональные нищие, впрочем, наверное, как и сегодня. Эти профессиональные нищие (очень ловкие) зарабатывали, например, так: они вставали за спину другого нищего и сразу протягивали обе руки — и правую, и левую. Таким образом, они собирали денег в два раза больше, по крайней мере. Именно отсюда пошло выражение «двурушничать». Этот профессионализм стал общеупотребительным словом, а пришел он из языка нищих. Даже для XIX века это была маргинальная среда..


— В связи с этим хочу спросить вот что. Можно ли найти более современные примеры? Бывает ли, что и в наши дни слово из профессиональной среды перекочевывает в язык нейтральный?
— Приведу не очень веселенький примерчик, но это язык, что же делать? Все мы сегодня знаем выражение «груз-200». Это, конечно, из профессионального жаргона военных.


— Я думаю, что даже не из жаргона. Это какие-нибудь официальные бумаги так маркировались.
— Может быть. Я не хочу утверждать, потому что в свое время я как-то попыталась докопаться до какой-то вероятности… Говорят, что приказ Министерства обороны, в котором было изложено, как перевозить убитых, имел такой номер. Поэтому этот груз назывался "груз-200". Другое дело, а почему они там так выражались — груз? Потому что когда в Афганистане шла война, то летчики, чтобы их не понимала другая сторона, говорили: «Везу груз-200». Причем, если раньше груз-200 обычно упоминали только в связи с самолетами, то сейчас это может быть любым транспортом. Пожалуйста, это свежий пример.
Надо сказать, что очень часто слово обиходное для разных сфер деятельности профессиональной может значить разное. Именно из-за этого, когда ты попадаешь не в твою профессиональную среду, ты можешь половину слов не понимать.


— Да, тебе кажется, что это говорят на незнакомом языке зачастую, если слишком много терминов или жаргонных профессиональных выражений.
— Или наоборот, употребляют слова, которые ты знаешь, но ты понимаешь, что они о чем-то другом говорят. Об этом возможном непонимании всегда должны помнить те, кто общается с людьми других профессий. С ними надо употреблять только общелитературные слова.
В любой сфере абсолютно есть профессиональные слова. Почему они возникают? Ну вот пример. Ты целый день работаешь в офисе. Иногда тебе делать нечего. Как-то ты начинаешь в хорошем смысле изгаляться, что-то придумывать.


— Необязательно так. Люди могут быть даже вполне загруженными работой, но работа монотонная.
— И тогда они начинают придумывать.


— И тогда они начинают друг друга веселить! Начинают украшать свою жизнь, придумывая какие-нибудь яркие выражения. Я недавно, совершенно случайно, на сайте, который не имеет никакого отношения к лингвистике, сайт «Работа.Ру» вдруг обнаружила, что там существует специальный словарь. Называется он «Живой офисный словарь». Он, действительно, живой, потому что это не лингвисты собирают примеры. А слово, его толкование и примеры применения этого слова возникают благодаря пользователям этого сайта. Они присылают. Надо сказать, что большинство этих слов, действительно, относится к жизни людей, скажем так, проводящих время в кабинете и за столом. И вот там есть отчаянно смешные вещи. Например, меня очень порадовало: «Гена (сокращенно) — генеральный директор. Пример: "Гена зоопарка настоящий козел"».
— Словарь хорош. Во-первых, лингвистам до сих пор, во всяком случае, в России, не удается фиксировать ежедневную, ежесекундную, ежеминутную речевую деятельность. Во-вторых, это хорошо, что это Интернет-сообщество. Значит, каждый вправе написать даже, может быть, один раз он это употребил, придумал и, может быть, это никогда не приживется. Но это уже потому интересно, что это его творческий лингвистический опыт. Потом мне нравится, что это добрый словарь. Когда язык не обижает, когда он становится предметом игры, незлобной игры, это говорит о том, что, во-первых, мы стали жить получше, как это не странно, о том, что люди развивают свой языковой вкус, и о том, что они прекрасно понимают, что не надо, там, браниться, а можно вот так в языковой игре свою энергию каким-то образом реализовывать.


Замечу, что я все-таки встретила в «Живом офисном словаре» несколько профессионализмов, которые вовсе не кажутся мне добрыми.


XS
SM
MD
LG