Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Теория демографических циклов описывает историю России


Царь Иван IV Грозный. Виктор Васнецов. Масло, холст. 1897 г. Третьяковская Галерея

Царь Иван IV Грозный. Виктор Васнецов. Масло, холст. 1897 г. Третьяковская Галерея

В развитии многих стран четко прослеживаются так называемые демографические циклы, состоящие из трех фаз: Рост, Сжатие и Кризис. Во время фазы Роста ресурсов много и население быстро растет. Однако рост населения быстро приводит к снижению уровня жизни, так как земля при традиционных технологиях может прокормить только ограниченное число людей. Тогда наступает фаза Сжатия. Она сопровождается голодом, войнами, революциями, и численность населения снова снижается. Все это приводит к Кризису, за которым следует фаза Роста.


О применении теории демографических циклов к некоторым периодам истории Древнего Китая и к истории Европы речь шла в статье «Научный прогноз не предсказание, а сценарий возможного будущего».


О том, как проявлялись демографические закономерности в истории России, рассказывают кандидат исторических и физико-математических наук, сотрудник института истории и археологии Уральского отделения РАН Сергей Нефедов и доктор исторических наук, сотрудник Российского Государственного Гуманитарного Университета Андрей Коротаев.


Для того, чтобы рассказать об истории России, с точки зрения теории демографических циклов, нужно вернуться к теории Голдстоуна (Jack Goldstone «Revolution and Rebellion in the Early Modern World». Berkeley, 1991). Голдстоун рассматривает не только рост народонаселения, но и его структуру: государство, элиту и народ. Они реагируют на рост населения по-разному. Если для народа рост населения приводит к малоземелью крестьян, падению потребления, то для элиты рост ее численности приводит к образованию фракций, к образованию бедных дворян и богатых бояр, которые вступают в борьбу между собой. В условиях недостатка ресурсов они покушаются так же и на то, что принадлежит государству. А государство в условиях России XV - XVII веков это – самодержавие. В принципе, единое и независимое русское государство начинается с Ивана Третьего (1440 - 1505). Он - великий князь владимирский и московский с 1462 года, «государь Всея Руси» с 1478. Это - начало государства российского.


Народ в это период - это свободные крестьяне. Они еще не были закрепощены, хотя переход был возможен только две недели вокруг Юрьева дня. И закон защищал права крестьянина. Элита – это дворяне и бояре, а государство – это самодержавие. В этот период начинается первая фаза демографического цикла – это период роста. Он действительно фиксируется новгородскими писцовыми книгами. В Новгороде за 14 лет, прошедших между двумя описями, население увеличилось на 14%, то есть в среднем рост оставлял около процента в год.


Это довольно высокий темп роста. Причем население росло и дальше, но уже сказывались последствия возросшей демографической нагрузки. Дело в том, что территория и климат России, хотя она и кажется обширной лесистой страной, очень неблагоприятны для земледелия. А тогда Россия кончалась возле Тулы на юге и около Нижнего Новгорода на востоке. Это была небольшая и бедная страна, население которой было зажато лесами на песчаных почвах, и ресурсы здесь были чрезвычайно ограничены. Поэтому допустимая плотность населения здесь довольно мала. И перенаселение начиналось, когда, казалось бы, вокруг еще остаются свободные земли. Уже примерно с 1520-ых годов новгородские данные показывают уменьшение роста численности населения, стабилизацию и уменьшение населения в некоторых пятинах - так назывались новгородские районы. На лицо все признаки фазы Сжатия - крестьянское малоземелье, уход крестьян в Новгород, который по тем временам оказался очень большим городом: в нем проживало около 10% населения новгородчины.


Новгород был ремесленным городом. Туда стекалось обезземеленное население, чтобы заниматься здесь ремеслом. И, в общем, это все протекало так, как и прогнозирует теория. Начались эпидемии, голод и резкий рост цен. С какого-то момента ресурсов для дальнейшего роста не стало. Те же процессы происходили и в центральных областях Российского государства: и здесь прогрессировало крестьянское малоземелье и росли цены. К тому же Россия вела в это время тяжелые войны. Для того, чтобы завоевать земли и таким образом расширить экологическую нишу этноса, обеспечить крестьян землей, а дворян поместьями, пошел в поход Иван Грозный.


Он взял Казань. Но это повлекло за собой большую войну не только с татарами, но и с Ливонским орденом, с Польшей. И, в конечном счете, военные налоги, плюс большой неурожай привели к катастрофическому голоду, который продолжался и в 1570 году. А в 1570 году к нему случилась еще и чума. И численность крестьян стала уменьшаться. На первый взгляд, это должно было снять проблему перенаселенности. Но в реальности система была более сложной – это было не просто население, а население довольно сложным образом структурированное. То есть фактор элиты радикально влиял на ситуацию.


Крестьяне стали разбегаться. Они не могли платить налоги, и им не оставалось ничего другого, как уходить, потому что неплательщиков, естественно, тащили «на правеж». А налоги с ушедших должны были платить оставшиеся. И это вызвало массовую эпидемию бегства. Помещики, естественно, находились в очень тяжелом положении и требовали прикрепления крестьян. И весь дальнейший период - это правление Бориса Годунова (около 1552 – 1605гг, русский царь с 1598), полон этой борьбой дворянства за прикрепление крестьян, которое позволило бы дворянам, по крайней мере, иметь средства на военное снаряжение. Ведь война шла постоянно. В конечном счете, закрепощение оставалось как будто бы единственно возможным выходом, который позволил бы увеличить численность дворянского ополчения и восстановить его боеспособность. Что же последовало за этим? Закрепощение представляло собой трансформацию всей структуры – государство, элита, народ. Теперь помещики могли брать с крестьян, сколько хотели и резко увеличилась рента. В принципе ясно, что помещик, у которого всего три или четыре двора, для того, чтобы снаряжаться в поход, вынужден брать со своих крестьян все, вплоть до запасов, оставляемых на случай голода.


Таким образом, запасов у многих крестьян не было. А большой неурожай бывает в России каждые 7-8 лет, и если нет запасов, то последует страшный голод. Этот голод последовал 1603 году. Борис Годунов сразу оценил ситуацию, он издал указ о восстановлении Юрьева дня, причем только для тех провинциальных помещиков, у которых нет хлебных запасов. Но крестьяне все равно уходили, бежали отовсюду. И бежали они на юг. И как только в следующем году Юрьев день был отменен, встал вопрос о возврате этих крестьян. Все они стали думать о том, что сейчас их начнут возвращать. И в этот самый растревоженный рой, на юге России, на северской Украине приходит человек, который объявляет себя царем Дмитрием и обещает всем свободу. Но надо сказать, что после того, как он действительно стал царем, он разрешил тем крестьянам, которые поддержали его на юге, не возвращаться к помещикам.


Он был поддержан и частью дворян. Дворянство фрагментировалось в соответствии с теорией Голдстоуна. Бедные дворяне были недовольны своим положением, некоторые дворяне вообще крестьян не имели, и они наоборот имели все основания быть недовольными правительством, особенно боярами. Крестьяне часто бежали в боярские усадьбы, бояре имели возможность давать им льготы. Бояре уводили крестьян у бедных помещиков. И поэтому, конечно, на юге существовал огромный очаг ненависти к боярской Москве. И все это полыхнуло и привело на престол Дмитрия или Лжедмитрия. Эти события мало что дали на самом деле дворянам. Крестьян у них не прибавилось. Единственный способ как-то сохранить свое положение в этой ситуации состоял в разбое. Достаточно было примкнуть к одной из враждующих группировок и пробавляться грабежом. И вот дворянство стало истреблять само себя в этой войне. То есть все настолько замешалось и сошлось в один сплошной страшный кризис. Сюда пришли поляки, сюда пришли украинские казаки с юга, пришил просто пограбить. И в результате Россия была полностью разорена, погибло, видимо, около половины населения. Это и есть Кризис – Смутное время, после которого шведские послы, ехавшие в Москву, встречали на своем пути вымершие деревни, а когда они открывали двери домов в этих деревнях, оказывалось, что дома эти заполнены трупами.


Есть существенная разница между коллапсом 1568-1572 года и коллапсом Смутного времени. Она заключается в том, что если в ходе первого коллапса мы наблюдаем резкое сокращение численности податного населения без столь же резкого сокращения численности элиты, в ходе Смутного времени наблюдалось сокращение как численности населения, так и численности элиты, истребившей себя в этой междоусобице. В результате первый коллапс не привел к стабилизации, к стабилизации привел второй коллапс, когда действительно начался новый политико-демографический цикл, в котором мы имеем сильно поредевшее производительное население, хорошо обеспеченное ресурсами, и относительно небольшую элиту, для поддержания состояния которой не требуется обирать крестьян до нитки. В Смутное время уменьшилось количество элиты, которую просто на себе народ не мог вынести.


На самом деле то же самое было в Англии, когда в войне Алой и Белой роз элита себя истребила. И только после этого в Англии начался новый виток роста. В этом смысле Россия здесь не исключительна. То же самое наблюдается во Франции и в целом в Европе. То есть демографический коллапс не всегда приводит к новому росту. Наличие элиты значительно усложняет демографический цикл.


Издательство УРСС. Коротаев А.В., Малков А.С., Халтурина Д.А., «Законы истории. Математическое моделирование исторических макропроцессов. Демография, экономика, войны». 2005.


Нефедов С. А. Демографически-структурный анализ социально- экономической истории России. Конец XV – начало XX века. Екатеринбург: Издательство УГГУ, 2005. – 543 с.


XS
SM
MD
LG