Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в нижегородской воинской части офицеры воспитывают солдат кулаками? Как спасти саранских детей от пьющих родителей? Житель Кировской области Александр Смирнов нашел в себе силы отказаться от наркотика. Нужны ли самарцам библиотеки? Республика Тува: Тайны горлового пения. Липецк: Многодетные семьи выселяют из общежития. Кавказские Минеральные Воды: Как очистить воздух? Ижевск: Стоит ли вступать в товарищество собственников жилья? Подмосковье: Кому доверить управление своим домом? Сочи: Играем джаз


В эфире Нижний Новгород, Олег Родин :



В Мулинской военной части, что в Нижегородской области, жестоко избит солдат Анатолий Семенов из Перми. Ему нанес три удара по голове капитан Владимир Касаткин за невыполнение приказа о направлении наряда на кухню. Солдат госпитализирован в тяжелом состоянии, частично парализован, прогнозы врачей неопределенные. Теперь дело об избиении солдата рассматривается в суде. Рассказывает председатель Нижегородского Комитета солдатских матерей Наталья Жукова.



Наталья Жукова : Что произошло? Капитан Касаткин избил военнослужащего по призыву из Перми. Фамилия его Семенов, зовут Толя, который сейчас находится в Подольском госпитале в тяжелом состоянии. Он был парализован. Настолько был сильный удар вот этого капитана. Его поместили в госпиталь, потому что ему стало хуже. Естественно, госпиталь обязан был сообщать в прокуратуру о всех таких случаях. Прокуратура Мулинского гарнизона, понятно, провела расследование. Выявили виновного – капитана Касаткина.



Олег Родин : Возбуждено уголовное дело, о котором рассказал Анатолий Королев, заместитель военного прокурора Мулинского гарнизона.



Анатолий Королев : Желая воспитать его, а также воспитать других военнослужащих части, за неисполнение его приказа, то что он не правил наряд в котельную, в присутствии других военнослужащих избил Семенова. Это и есть ложно понятые интересы службы. Уставами и воинскими законами избиение военнослужащих ни в коем случае не предусмотрены. Есть уставные методы воспитания военнослужащих, которые должен был применять Касаткин. Однако он этого не сделал, а избил.



Олег Родин : Солдат прослужил в части до этого события 8 месяцев, причем считал, что повезло - попал в Мулинскую часть. Он сам пошел в армию, не пытался уклоняться от службы, в части считался одним из лучших. Теперь он фактически инвалид вследствие избиения, которое повлекло перелом лобной кости, отек головного мозга и частичный паралич. Рассказывает его отец Михаил Семенов.



Михаил Семенов : Мы, когда приехали к нему, когда его только в Подольский госпиталь перекинули вертолетом, он тогда вообще никакой был. Я к нему несколько раз туда приезжал. У него такое, что он порой нормально говорит, а порой раз и заговаривается. Последний раз я его видел, он уже вроде бы стоит на ногах. Левая сторона… Нельзя сказать, что это передвижение. Это мучение какое-то.



Олег Родин : Представитель Комитета «Солдатских матерей» Павел Зотов пояснил, что может ожидать капитана Касаткина.



Павел Зотов : Уголовный кодекс предусматривает наказание за данное преступление в виде лишения свободы от 3 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В соответствии со статьей 48-й Уголовного кодекса Российской Федерации суд может лишить его воинского звания капитана.



Олег Родин : Однако защита обвиняемого настаивает на психической экспертизе избитого солдата, заявляя, что в период следствия он якобы был невменяемым, и его показаниям не вполне можно доверять. Юрист Павел Зотов возражает.



Павел Зотов : Это ходатайство необоснованное. В медицинских документах нет никакой такой информации. В материалах дела тоже нет информации, подтверждающей это. Сторона защиты, на наш взгляд, просто пытается таким образом затянуть рассмотрение дела.



Олег Родин : По сведениям следствия, побои наносил еще и майор Мирзоев.



Следователь : В ходе предварительного следствия потерпевший Семенов пояснил, что до того, как его избивал Касаткин, его избивал еще один военнослужащий.



Олег Родин : Но майора не привлекли к уголовной ответственности.



Следователь : Именно те травмы - закрытую черепно-мозговую травму, отек мозга, перелом лобной кости – ему причин не тот военнослужащий, который раньше его избил, а именно капитан Касаткин.



Олег Родин : Председатель Нижегородского Комитета солдатских матерей Наталья Жукова считает, что в этом случае речь идет не о дедовщине в армии, но о пытках.



Наталья Жукова : Дело, которое сейчас рассматривается в нашем суде Мулинского гарнизона, оно в принципе как раз касается пытки. Причем, пытка эта была не со стороны военнослужащего по призыву, а со стороны офицера. Это та структура, которая как раз должна соблюдать не только законы и уставы, а которая ответственна за моральный климат в воинской части. Там было очень много лукавства, в этом деле. Потому что, когда родственники узнали о том, что мальчик находится в госпитале в тяжелом состоянии, естественно, они из Перми написали запрос на командира части. Самое циничное было в том, что ответил им вот этот капитан Касаткин. А ответил ему, что мальчик помещен был в госпиталь, потому что у него подозревали менингит.



Олег Родин : Юрист Павел Зотов считает, что такой случай не единичен.


Павел Зотов : Очень много таких случаев. Не все они становятся известны общественности. Их множество. Я не могу назвать цифр. Конечно, такой случай он уже сам по себе ужасен и общественно значим.



Олег Родин : Отец избитого солдата заявил, что намерен любыми средствами избавить остальных сыновей от службы в армии.



Михаил Семенов : Ни один из моих сыновей не пойдет в армию. Этого хватит!



Олег Родин : А у Михаила Семенова, кроме избитого Анатолия, их еще пятеро.



В эфире Саранск, Игорь Телин :



Последствия визита социальных работников в семью Лытыревых очевидны – родители, Тамара и Евгений, будут лишены родительских прав.



Галина Малайкина : Будут собираться материалы на лишение родительских прав. Уже опрошены соседи многие, которые подтверждают факт, что данная семья неблагополучная. Родители воспитанием и обучением двух несовершеннолетних детей – дочери и сына – совершенно не занимаются, постоянно пьянствуют, гуляют.



Игорь Телин : По словам сотрудницы социальной службы Пролетарского района столицы Мордовии Галины Малайкиной, в квартире Лытыревых, превращенной в настоящий притон, где пьют самогон с утра до самого вечера и всю ночь, места их детям нет.



Галина Малайкина : Девочка с октября в семье не проживает. Сбежала из дома. Нашла себе сожителя. В настоящий момент она беременная, ждет ребенка.



Игорь Телин : Алексей, на год младше своей пятнадцатилетней сестры, дома тоже не живет, но только летом. В школе не учится, весь последний год проработал, что называется, "на подхвате" грузчиком на одном из рынков Саранска. Заработанные подростком деньги родители и их гости у сына отбирают и тут же покупают на них самогон. Удивительно, говорит Галина Малайкина, при всем неблагополучии семьи, Алексей не втянут в эту алкогольную жизнь. Но это только пока. Поэтому и важно срочно изолировать его от родителей.


Инспектор социальной службы Малайкина работает в Северо-западном районе Саранска, его еще называют районом светотехников. В прежние времена квартиры здесь получали в основном работники крупнейшего в России светотехнического предприятия "Лисма". С 90-х годов предприятие постоянно находится на грани банкротства, происходят массовые увольнения работников. Найти работу люди могут не всегда, а потому и пускаются во все тяжкие. На территории, которая находится в ведении Галины, всего несколько многоэтажек, и при этом…



Галина Малайкина : Благополучных семей, проживающих на данной территории, порядка более 20. А несовершеннолетних, стоящих на учете, - 30 человек конкретно на моей территории.



Игорь Телин : Неблагополучных семей здесь немало. Страдают от подобного неблагополучия в первую очередь дети, хотя именно они иногда помогают родителям изменить отношение к жизни. Пример – Лариса Ларионова, с рождением дочери сосредоточилась на своей малышке, бросив загульные компании. А вот муж наоборот – ушел из семьи.



Лариса Ларионова : Работал. Сейчас не работает, надоело работать. Никаких алиментов. Они нигде не работает. На шабашке работал. Что с него взять?! Помог два месяца – надоело.



Игорь Телин : А вот в соседней квартире Поздяевых, которую также посетили социальные работники, с раннего утра родители десятилетней Ани, как они сами сказали, "поправляются пивком" прямо в присутствии дочери. По словам Галины Малайкиной, она сейчас готовит документы на лишение этой пары родительских прав, так что необходимо зафиксировать все события происходящие сейчас в семье. Правда, Поздяевы воспринимают это по-своему.



Галина Малайкина : Здесь подпишите, сегодня выпила столько-то пива.



Жена Поздяева : Нет, я такое не буду писать. Я не в трезваке.



Галина Малайкина : А вас в отрезвитель никто не собирается сдавать.



Поздяевы : Даже такое!



Галина Малайкина : Вот здесь распишитесь.



Игорь Телин : Характерная деталь: во многих неблагополучных семьях дети протестуют против того образа жизни, который стал для их родителей смыслом существования, и уходят из дома. Как рассказала директор саранского детского реабилитационного центра "Радуга" Фаина Пронькина, едва ли не каждый день ее учреждение встречает новых юных посетителей.



Фаина Пронькина : Пишут заявления и говорят – я не могу больше дома находиться. Так как этот ребенок не хочет находиться в подвале, они идут к нам.



Игорь Телин : По данным социальных работников, каждый третий ребенок Саранска воспитывается в неблагополучной семье. С начала этого года 79 матерей и отцов столицы Мордовии были лишены родительских прав, 14 родителей осуждены судами за жестокое обращение со своими детьми.



В эфире деревня Середыш Вятской губернии, Екатерина Лушникова :



Александр Смирнов : Вот это то место, где проходит «Жизнь». Здесь люди не существуют, на самом деле, они здесь живут. И они это понимают, когда приходят сюда. Здесь у них начинается жизнь.



Екатерина Лушникова : «Жизнь» - так называется социально-реабилитационный центр в деревне Середыш. Здесь в обыкновенной русской избе проходят реабилитацию бывшие наркоманы и алкоголики. Впрочем, реабилитация – наверное, сильно сказано. Здесь не применяют дорогостоящих препаратов или новейших методик, лечение заменяет молитва и труд на свежем воздухе. Однако те, кто готов был уже проститься с жизнью, обретают ее заново. Рассказывает руководитель центра Александр Смирнов.



Александр Смирнов : Я уже успокаивал свою маму раньше: «Мама, потерпи еще немножко. Ты же сама прекрасно понимаешь, что осталось уже совсем чуть-чуть». Я это прекрасно понимал, когда хоронил своих друзей один за другим. Поэтому в слово «жизнь» я вкладываю очень большое значение. Когда еще употреблял наркотики, я слышал о том, что, оказывается, есть решение этой проблемы через веру в Бога. Для меня это, скажем, было новостью. Потому что всем известна такая забитая фраза, что бывших наркоманов не бывает. Я, в принципе, это как бы усвоил хорошо. Если честно, на какой-то выход из этой проблемы уже не рассчитывал.



Екатерина Лушникова : Но там где, казалось, ничего не могло спасти, спасла молитва. Излечившись, Александр решил помочь другим и создать общину единомышленников.



Александр Смирнов : И вот эта возникла идея о том, чтобы приобрести какой-нибудь дом, неказистый, заброшенный для того, чтобы можно было брать туда этих людей, чтобы они потверже встали на ноги, как-то окрепли. Занялись поиском такого дома. Просмотрели очень много домов - то цены были большие, то дома были катастрофически маленькие, то только из дома выходишь, а напротив винно-водочный магазин, то еще что-то. А когда мы сюда приехали, сразу такое чувство – вот это то, что нам надо.



Екатерина Лушникова : Сейчас в этом доме живут десять человек: три Сергея, три Андрея, три Александра и один Анатолий. Все они приехали сюда из разных регионов России: Андрей Кузьмин - из Ангарска Иркутской области.



Андрей Кузьмин : Я нашел в этом выход просто из своей проблемы, которая у меня была. Зависимость от наркотиков у меня была.



Екатерина Лушникова : Вы же такой молодой и уже героин?!



Андрей Кузьмин : Во всяком возрасте употребляют. Есть и с 12 лет.



Екатерина Лушникова : А вам сколько лет?



Андрей Кузьмин : Мне 20 лет. Но героин я употреблял два года. А до этого я пил, можно сказать, анашу. Стадия такая, лестница к героину.



Екатерина Лушникова : Похожая судьба у Александра Чухлонцева из Ижевска.



Александр Чухлонцев : Это у всех так начинается. Сначала для удовольствия, а потом уже… Потому что по-другому нельзя. Без него, без героина, уже нельзя. Каждый день, да еще и не по разу. Деньги большие. Воровал, грабил. Мне в день надо было 400 рублей и то не для того, чтобы было очень хорошо, а для того, чтобы не ломало, чтобы можно было двигаться, шевелиться. Честно скажу, не знаю почему, именно молитва помогает. Есть реальный выход, по крайней мере.



Екатерина Лушникова : Этот выход пока нашли не многие. Но Александр Смирнов справедливо считает, что даже один спасенный человек – это уже победа.



Александр Смирнов : Исходя из того, что центру 2,5 года, а срок реабилитации 1 год, поэтому больших результатов победы вроде мы можем, с одной стороны, не замечать. Но как сказал бывший главный врач наркологического диспансер, он сказал, что если вы хотя бы одному человеку поможете в год, это будет большая победа.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Самарская библиотека имени Крупской недавно отметила 80-летний юбилей. Центральная библиотека города сейчас существует, во многом благодаря своим сотрудникам и читателям, которые не мыслят жизнь без книг. Рассказывает библиотекарь Людмила Белозерова.



Людмила Белозерова : У нас 163 тысячи читателей. Где-то в пределах 50 тысяч – это молодежь и студенты, 30 тысяч – это дети, а остальное – это пенсионеры и средний возраст. Читают у нас все – прежде всего, современные книги по истории, политологии, по маркетингу, по предпринимательской деятельности. Все то, что интересует сейчас население.



Сергей Хазов : Студент Алексей Ермаков, как здесь говорят, «старинный» читатель библиотеки – посещает ее пять лет.



Алексей Ермаков : Существует множество вопросов, недоступных в литературе. Допустим, какие-то редкие книги, которые опять же опубликовывают в Интернете. Но просто в каком-то Интернет-кафе очень сложно найти среди прочего мусора. Если бы был создан конкретный специализированный сайт на редкой литературе, я был бы просто рад. Чтобы можно было придти, тут недалеко от учебных учреждений, и взять имеющуюся информацию.



Сергей Хазов : У Алексея есть свои читательские предпочтения.



Алексей Ермаков : Мне нравится художественная литература. Детективы – только Жорж Сименона, как раз мы изучаем по французскому языку. Мне нравится подобный вид детективов.



Сергей Хазов : Говорит и библиотекарь Людмила Белозерова.



Людмила Белозерова : Помещение очень маленькое. Нам его не хватает. Здание уже не ремонтировалось уже 13 лет. Перекрытия все деревянные. К сожалению, жители очень часть нас затапливают. У нас очень много протечек. Мы своими силами где-то чего-то ремонтируем, но необходимо, конечно, сделать хороший ремонт библиотеки.



Сергей Хазов : Библиотеку называет своим «вторым домом» студентка Елена Фирсанова.



Елена Фирсанова : Я как студентка эту библиотеку посещаю очень часто. Но хотелось бы сказать, что книги уже немного устарели. То есть у меня вот сейчас книга 1964 года. Я думаю, что уже сейчас вышли более современные. Приходится заниматься по таким книгам.



Сергей Хазов : Несколько лет назад в библиотеке появился новый источник пополнения книжного фонда. Читатели начали сами приносить в библиотеку книги, которые стали им не нужны. Рассказала библиотекарь Людмила Белозерова.



Людмила Белозерова : Новые поступления у нас в основном это не то, что мы приобрели на деньги бюджетные или там какие-либо, это в основном дар жителей города. Много дарят художественной литературы. Среди даров есть, действительно, литература отраслевая, которая для нас имеет большое значение, и для студентов. Потому что литература, особенно учебная, очень дорогая. Книги по 200-300 рублей трудно приобрести.



Сергей Хазов : Каждый месяц в центральной библиотеке Самары проходят встречи с интересными людьми. В литературной гостиной собираются на чаепитие писатели и библиофилы, ведутся диспуты о современной литературе, наиболее интересных книжных новинках. Есть в библиотеке и зал Интернет, который благодаря его сотрудникам, давно стал окном в мир всемирной паутины для более чем двадцати тысяч самарцев. По словам Людмилы Белозеровой, работники библиотеки будут и дальше делать все, чтобы привить читателям любовь к книге.



Людмила Белозерова : Нельзя сказать, что наши библиотеки топчутся на одном месте. Мы создаем электронные каталоги. Надо сказать, что в этом даже большая заслуга коллективов библиотек, чем властей. Поскольку даже те минимальные платные услуги, которые мы зарабатываем и оказываем населению, мы их направляем на развитие потенциала – покупаем технику, компьютеры, и пытаемся как-то из этой ситуации выбраться.



Сергей Хазов : Говорит Елена Фирсанова.



Елена Фирсанова : Работникам библиотеки, я считаю, вообще надо поставить памятник, что за такую зарплату работают, за которую они работают.



В эфире Тува, Александр Филатенко :



Фрагмент горлового пения


Александр Филатенко : Это образец горлового пения, который продемонстрировал один из самых известных в мире певцов Конгар-оол Ондар. Он – залуженный артист России, народный хоомейжи Тувы. Хоомей – в переводе с тувинского – горловое пение. Хоомейжи – это признание самого высокого класса мастерства исполнителя.


С физиологической точки зрения, горловики извлекают звуки «фальшивыми» горловыми связками, которые у обычных людей не задействованы. Их не используют ни оперные исполнители, ни рок-певцы. Заставить эти связки работать - особый дар. Рассказывает руководитель международного научного центра «Хоомей» Зоя Кыргыс.



Зоя Кыргыс : Зашла речь о том, как назвать горловое пение. Чтобы было короткое и емкое название. Артист Алексей Чаргыл-оол предложил: давайте назовем «хоомей».



Александр Филатенко : Исследователи выделяют пять основных видов горлового пения. Сами же исполнители, как, например, Откун Достай, считают, что их больше.



Откун Достай : Многие считают, что пять стилей, некоторые считают, что 15 стилей. Только в одном хоомее есть низкий хоомей, основной хоомей, речной стиль. Основной хоомей я могу даже продемонстрировать. (Демонстрирует). Как речной стиль хоомей поется у нас так. (Демонстрирует) И можно хоомей петь носом. (Демонстрирует) Для меня как исполнителя существуют все нюансы. Их пятнадцать.



Александр Филатенко : Кандидат физико-математических наук, преподаватель Тувинского лицея-интерната Маадыр Ондар предпринял попытку изучить природу горлового пения с помощью спектрального анализа звуков. Выводы, к которым он пришел, удивили многих.



Маадыр Ондар : Горловое пение – это свойство только тувинского этноса. Поскольку голосовой аппарат у любого человека, любой национальности, любой расы одинаков, они в принципе могут им овладеть. Но есть одно «но». В тувинском звуке система гласных звуков состоит из восьми. Есть два звука, которые очень редко встречаются в языках других народов. Если вы внимательно слушаете горловое пение, там чаще слышатся эти два звука. Если тувинец с молоком матери слышит эти звуки, осваивает их. Этому человеку легче произнести эти звуки.



Александр Филатенко : Освоить технику горлового пения сложно и просто одновременно. Каждый второй тувинец владеет техникой горлового пения. Но профессиональными исполнителями становятся лишь единицы. В Туве вершин мастерства удалось добиться фольклорной группе «Хун-Хурту». Ее солисты объездили с гастролями весь мир. Но так удачно судьба складывается не у всех горловиков. На днях умер Федор Тау. На его примере учились и учатся современные горловики. Последние дни 78-летний старик провел в одиночестве и нищете. Чтобы достойно похоронить его, музыкантам и соседям пришлось собирать деньги.



В эфире Липецк, Андрей Юдин :



Женщина : Мне идти некуда, только на улицу. Куда я пойду с детьми, с двумя на улицу?!



Женщина : Если меня выпишут у меня и прописки не будет, я бомж. Не знаю – ни на работу, ни в поликлинику, ни куда, ни дети мои…



Андрей Юдин : Одинокие, многодетные матери, не имеющие, собственного жилья и проживающие в общежитиях, оказываются в ситуации, когда они могут оказаться на улице. Наталья Матюхина с двумя малолетними девочками в любой момент может быть выселена из девятиметровой комнаты муниципального общежития.



Наталья Матюхина : Выселить пытается администрация города Липецка. С 1994 года мама ее получила, и вот с 1994 года мы проживаем. В ЖЭК даже я пробовала устроится - или дворником, или подъезд убирать - тоже не берут. Нет регистрации. Пыталась даже сама в детский садик устроиться, девочку устроить в детский садик - не берут, нужна регистрация.



Андрей Юдин : После смерти матери с которой Наталья Матюхина проживала в общежитии, она попыталась доказать свое право на проживание, регистрацию и обратилась в районный суд.



Наталья Матюхина : Судебная инстанция решила - на выселение. Одиннадцать свидетелей подтвердили, что я здесь проживала постоянно. Отец детей помогает, гражданский муж. Но он инвалид второй группы. Машина его сбила. Чем может, тем он и помогает. На 1600-то помощи такой, фактически нет.



Андрей Юдин : Ее обращения за помощью к мэру и президенту не решили проблему регистрации.



Наталья Матюхина : Были на приеме у Гулевского, это наш мэр. Я задала вопрос, что куда мне детей девать?! Куда мне деваться, мне некуда идти. У меня нет ни родственников, ни кого нет. Он, даже ясно пояснил, «куда хотите туда и девайте». Обращались мы и к президенту. Письменно он дал нам ответ, что бы здесь вот в администрации разобрались. Администрация нам ответ, что есть решение суда, больше они ничего сделать не могут.



Андрей Юдин : Из официального письма за подписью сотрудника аппарата правового управления администрации Липецкой области Виталия Шикина следует, что ни исполнительная, ни законодательная власть не вправе изменить решение суда. Вопрос же регистрации Натальи Матюхиной остается открытым, и она намерена, обратится за помощью в Европейский суд по правам человека.


Реальная угроза оказаться без жилья, без регистрации с малолетними детьми на улице ждет и Марину Глотову. Марина Глотова работала в общежитии. Общежитие гостиничного типа принадлежало Новолипецкому металлургическому комбинату. Собственность комбината перешла к Орловской академии государственной службы.



Марина Глотова : Инициатором моего выселения является Липецкий филиал Орловской академии администрации. Стали предъявлять мне претензии, что я не законно занимаю эти помещения. Что незаконная у меня прописка, все. Стали мне чинить препятствия. После чего я подала иск в суд.



Андрей Юдин : Всеми возможными способами новый хозяин пытается выселить Марину Глотову и ее детей из комнат этого общежития.



Марина Глотова : Директор приказывал, батареи, что б у меня сняли рабочие. Рабочие просто отказались. И воду хотели у меня тут перекрыть. Свет отключили, запретили мне вообще электричеством пользоваться. Запретили ко мне пускать всех родственников, близких. Оплата у меня была две тысячи, с первого апреля мне сказали за проживание здесь платить восемь тысяч. Это не реально, я знаю, у нас в городе вообще такой квартплаты ни кто не платит.



Андрей Юдин : Через суд Марина Глотова пытается доказать свое право на проживание в этом общежитии.



Марина Глотова : Был "вселительный ордер" мне, когда выдавали при вселении, он хранился у заведующей общежитием. Он утерялся, потому что заведующие менялись. Потом, когда штат весь сократили, вот эти документы утерялись. Суд счел, что я незаконно занимаю это помещение, потому что ордера у меня нет. Подали встречный иск, Орловская академия, что б выселить меня. Выселить совсем без предоставления другого какого-либо жилья.



Андрей Юдин : Ситуацию комментирует директор филиала Орловской академии государственной службы, заместитель начальника Управления государственной службы администрации Липецкой области Александр Моисеев. Запись по телефону.



Александр Моисеев : Это не квартира, которую ей дали, а НЛМК вела как гостиницу ее. Вот мне ее дали, здание передали. Комбинат пусть за "своих" отвечает, пусть ей предоставят жилье.



Андрей Юдин : Правозащитник Олег Бурков пытается помочь многодетным матерям. Он считает, что процесс можно выиграть и добиться от чиновников соблюдения конституционных прав.



Олег Бурков : В одном случае замешана городская администрация, в другом - областная. В случае с Мариной, имела прописку и штамп в паспорте, это доказано в суде. Регистрацию имела, проживала длительное время и общежитие, комната в общежитие ей выделялась, все согласно закону. Она, имея прописку, выдворяется на улицу - нонсенс. У Натальи еще вопиющая ситуация. Она жила в этой комнате, когда была жива ее мама. Потом мама ее умирает, она по понятным причинам хочет через суд восстановить свое право. Чиновники в таких ситуациях при выселении стали ссылаться на новый Жилищный кодекс. Не выполняют эту норму, людей выбрасывают на улицу. Люди-то эти не просят ничего сверхъестественного. Они просят именно комнату, даже речь не о квартире, об общежитии, что бы они ни оказались зимой на улице с малолетними детьми. При этом говорят: «Мы тебе либо ничего не дадим, либо дадим те же 12 метров». Норма-то 18 на человека».



В эфире Минеральные Воды, Лада Леденева:



Жительница Минеральных Вод : О! За запах не говорите! Без конца он воняет и все.



Житель Минеральных Вод : Надо противогаз только.



Жительница Минеральных Вод :Резкий запах канализации. Вот такое впечатление, что только что почистили канализацию. Представьте, вы в помещении сидите, вот такой запах.



Жительница Минеральных Вод : Вообще, не выносимо.



Лада Леденева : Так описывают жители 3-го микрорайона города Минеральные Воды то, чем им пришлось дышать всю прошедшую весну и почти половину лета. Виной всему - отходы спиртзавода, расположенного неподалеку. Предприятие регулярно сбрасывает в поля так называемую «барду» - слабоконцентрированный раствор хлеба, используемый в производстве. Тонны зловонной каши выкладывают прямо на землю, толстым слоем, который не может перелопатить даже бульдозер.



Жительница Минеральных Вод : Варят самогонку, а вот это остается. Такая сейчас жара, воняет поэтому.



Жительница Минеральных Вод : Мы закрываем двери, окна и сидим в духоте. Мы буквально задыхаемся.



Жительница Минеральных Вод : Дети задыхаются.



Лада Леденева : С месяц назад выброс был настолько сильным, что у детей, проживающих в микрорайоне, началось отравление. Годовалая Лера - одна из них.



Мама Леры : Говорят, что у нас отравление было. У нас на этой почве судороги были. Скорее всего «Вторцвевткавмед» или «Колиев». Мы ничего такого не ели. Пищевого отравления не могло быть.



Лада Леденева : Рассказала мама малышки. Юле - год и два месяца. Ее мама винит в произошедшем все тот же завод.



Мама Юли : В тот вечер воняло больше, чем всегда. У нас была температура под 39. Пролежали неделю в больнице. Антибиотики откололи. Нам врач сказал, что или ваш «Вторцветкавмед» или «Колиев». У меня, говорит, больше ничего нет. Потому что, он говорит, я думал, что из-за воды, но анализы пришли, говорят, что это не вода.



Лада Леденева : В начале июня жители микрорайона собирались на митинг, чтобы привлечь к своей проблеме внимание общественности. Корреспондент пятигорского телеканала еле закончила съемку. Местные жителям не привыкать, а у приезжих здесь открывается рвота.


По словам минераловодчан, раньше злополучное предприятие называлось «Колиев продукт» по фамилии владельца, который скончался несколько лет назад. Горожане рассказывают, что дурной запах здесь держался и раньше, но только над территорией завода, который, по слухам, сбрасывал отходы в местную речку и отстойники. После смерти хозяина у завода сменился владелец. Предприятие получило другое название - «Стимул». Пахнуть стало не только в микрорайоне, но и в других частях города, в зависимости от розы ветров.


Сегодня ни один из телефонов завода не отвечает. Как пояснил директор местного «Крайагросервиса» Анатолий Голубенко, с 1 июня новый хозяин остановил завод.



Анатолий Голубенко : Первое, что он сделал – остановил завод. Второе – за моей спиной площадка, в которую уже вложены большие миллионы денег – это цех по переработке барды. Параллельно со строительством цеха и с неработающим спиртзаводом, мы запахиваем то поле, на которое сбрасывали барду. С данным явлением (мы понимаем, что мы мешаем где-то этими запахами людям) мы боремся. В меру своих сил и, дай бог, как говорится, хорошей погоды солнечной, это все высохнет, запашем, и эта проблема исчезнет для всех жителей близлежащего района и города.



Лада Леденева : Однако выбросы почему-то не прекратились.



Галина Чернышева : По документам все говорят, что завод закрыт. Но самое интересно, что выброс барда идет утром – в 5 часов утра, и в 9 часов вечера. Вот вчера вечером был страшный выброс. Запах невыносимый. Все закрывают форточки, все. И это длится уже очень долго. Администрация ездила в Москву, меры принимали. А они дают утверждение, что завод стоит и не работает. Завод стоит. Производства нет. Но, хорошо, тогда откуда такой выброс идет?!



Лада Леденева : Рассказала глава микрорайона Галина Чернышева.


Цех по переработке зловонных отходов будет построен скоро - через 2-3 месяца, обещают власти. Это означает, что и жители курортного, экологически чистого региона и отдыхающие будут терпеть зловоние, как минимум, до сентября.



Жительница Минеральных Вод : Не знаю, какой там новый директор. Вонь идет, но он сказал – потерпите еще. Мы терпим.



Жительница Минеральных Вод : У нас экология была именно в нашем районе самая чистая. У нас очень красивая природа, тем более что здесь у нас Минеральные Воды – это ворота Кавказа. Этому директору, который сейчас, я бы хотела ему пожелать, чтобы оставили его на один вечер, чтобы он нюхал эту вонь, чтобы у него совесть, в конце концов, пробудилась, чтобы он подумал о детях, которых он травит, и нашу экологию!



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш :



В старой кирпичной пятиэтажке на улице Кирова, 115 недавно прошло несколько бурных собраний. Жители не хотят в ТСЖ. Но главный идеолог, он же устроитель и учредитель Товарищества собственников жилья Леонид Михайлов убежден, что «воду мутят» несколько смутьянов, которые просто не понимают своего счастья.


А дело начиналось так.



Лидия Кормилицына : В марте пришел ко мне как исполняющий обязанности старший по дому мужчина. Симпатичный, где-то около 50, все нормально и говорит: «Я ваш новый жилец. В феврале я купил квартиру у вас. Я буду старшим по дому». Я даже не спросила – назначал кто его. Было ясно, что он сам себя назначил. «Помогите мне как человек знающий – на кого можно опереться в своей работе. И, пожалуйста, сами помогите мне». Я говорю: «С удовольствием. Как мы вас долго ждали». Такой он обходительный, такой вежливый. Прелестно поговорили, все знающий. Мы ему говорим - давайте все посмотрим, прикинем. У нас стоят водомеры в подвале. Хорошо на воде экономить. Давайте посмотрим. Вот такая-то норма на человека, а сколько мы платим, а сколько мы расходуем, на чем мы можем заработать. У нас есть топфирма – 3700 в месяц. Чудненько, но это же слезы. Можно отсудить у муниципалитета его помещения. Но это еще бабушка надвое сказала. Отсудим ли мы? Во сколько нам это встанет? Зачем лезть куда-то с закрытыми глазами. Мы можем очутиться банротами.



Надежда Гладыш : Михайлов сначала провел несколько информационных собраний, затем начал обходить квартиры с бюллетенями для заочного голосования по вопросу о создании в доме Товарищества собственников жилья. На тревожные вопросы граждан - все ли он просчитал, все ли учел? - убежденно отвечал, не вдаваясь в подробности, что с ТСЖ непременно будет лучше. Пришлось Лидии Александровне обратиться за консультацией к тем, кто сам уже работает в ТСЖ. Там ее не обрадовали.



Лидия Кормилицына : Мне сказали – вы должны быть готовы к тому, что первые 2-3 года вы постоянно будете вкладывать деньги, а потом вы, действительно, будете платить меньше. Но сначала надо утеплить, отремонтировать, все сделать, то есть надо быть готовым не к тому, что у тебя станут меньше платить.



Надежда Гладыш : А когда Михайлов объявил, что 65 процентов от числа собственников проголосовали за создание ТСЖ, и он уже все зарегистрировал, испугались всерьез. Тем более что узнавать о том, что это за человек пришлось не от него самого, а через МВД. И только за прошлый год за Михайловым числятся две закрытые фирмы. Попытались проверить бюллетени.



Лидия Кормилицина : Женщина вдруг подбегает и говорит – ну-ка покажите мне такую-то квартиру. Он говорит – а что? Она говорит – так это я! Он ей – что? И рвет. Она говорит – я на стационаре лежала, и вас в глаза не видела, а моя подпись стоит! Я говорю – зачем вы порвали доказательство прямое. Но она была так разъярена. Я знаю квартиры, которые ну никак не могли подписать. Например, где хозяин живет на севере уже не первый год.



Надежда Гладыш : Сам Леонид Михайлов проблем в нынешней ситуации не видит. Он считает себя легитимным председателем уже учрежденного ТСЖ. Строит планы на ближайшее будущее.



Леонид Михайлов : Мы сейчас готовим документы по ремонту всех подъездов по подготовке к зиме. У нас нет ни одного подъезда, где были бы целые стекла. По счетчику тепла готовится документация. Сделана уже полностью исполнительная документация по инженерным сооружениям.



Надежда Гладыш : Главным аргументом в свою пользу Михайлов считает те гипотетические 50 ежемесячных тысяч рублей, которые он обещает вытрясти с арендаторов нежилых помещений и отдать все их на благоустройство дома. Себе просит шесть скромных тысяч.


Между тем, жильцы подали заявление в отдел по борьбе с экономическими преступлениями, поскольку считают заочное голосование фальсифицированным.



Лидия Кормилицина : Мы решили создать инициативную группу, которая должна проверить, выразить недоверие председателю, потому что тут уже говорить не о чем.



Надежда Гладыш : И это не первая и единственная история в Ижевске, когда жители вдруг обнаруживают, что, став членами ТСЖ, попали в еще худшее положение, чем с прежней управляющей компанией. Но вернуться в исходное положение, отобрав руль от вошедших во вкус «левых» денег управдомов, бывает очень непросто.



В эфире Подмосковье, Вера Володина :



Товариществ собственников жилья было бы больше, если б среди желающих жить лучше, оказалось бы достаточно людей, которые еще и хотели бы сделать жизнь лучше. На своем опыте в этом убедился председатель ТСЖ Владимир Наконечный. Это ТСЖ, по сути, является еще и управляющей кампанией своего 104-квартирного дома. Из домов по соседству народ приходит делегациями - любопытствуют, но число ТСЖ в городе почему-то не увеличивается.



Владимир Наконечный : Ну, они никак не могут решить, а кто же будет председателем, потому что никто не хочет этим заниматься. У нас же такая психология – делай ты. Я, собственно, и попал в это дело. Выступил на собрании. Конкретно всех разложил, и мне сказали – давай, будешь нашим председателем. Одно время жалел. Такая нервотрепка, начало сердце покалывать. По сравнению с хирургом. Он же не может каждый раз нервничать перед операцией. Ему противопоказано. Так и здесь. Настал какой-то момент профессионализма какого-то.



Вера Володина : Это сегодня вокруг дома, а также в подъездах чистота да красота, ухоженные лифты и прочие коммуникации, а появилось ТСЖ так.



Владимир Наконечный : Деваться некуда было – либо мы идем по кругу, как все с плакатами, и требуем возврата инвестиций без квартир и без ничего. Тепла не было. Строители могли уйти, которые достаточно порядочно себя повели, но и люди, которые здесь объединились. Эта форма самоуправления получилась благодаря тому, что строители не претендовали на управление домом. Повезло просто.



Вера Володина : Действительно, ведь попавшие в руки управляющих кампаний уже говорят о слишком высоких тарифах, что только деньги собирают, а люди не видят, чтобы что-то шло на содержание или благоустройство дома. Здесь же работа практически на волонтерских условиях - зарплаты символические. Сам Владимир Богданович - бизнесмен, но ТСЖ для него, кажется еще и философская категория, нечто для души.



Владимир Наконечный : Книжечку читал давным-давно «Путешествие по России» - николаевская Россия. Прошло 200 лет. Практически психология человека очень незначительно поменялась. Не хочется этого. На самом деле, когда наши люди попадают за рубеж, они достаточно конкурентоспособны. Они быстро приспосабливаются. А вот когда они вместе, настолько вот такая инерция, тягучесть, болото николаевской России, толпа, которая начинает затягивать…



Вера Володина : Не все безоблачно даже в таком образцовом доме. До сих пор 8 квартир не поставили водосчетчики. Когда таких было 15, то воды они потребляли больше, чем остальные 90. Добиться, чтобы окурков на газоны с балконов не бросали, тоже было непросто. Вот метод борьбы с гражданами из третьего подъезда, которые мусор складывали под лестницей.



Владимир Наконечный : Мы распустили слух, что если в следующий раз это произойдет, вызываем МЧС, поскольку это может быть взрывпакет и все, что угодно, и проводим расследование по полной программе. Все расходы за вызов этого дела пойдут непосредственно на это.



Вера Володина : Все безобразия сразу же прекратились, согласишься с утверждением - легко любить все человечество, соседа полюбить сумей, а чтобы соседи жили дружно, их собирают на праздники.



Владимир Наконечный : На Новый год много людей вышло на этот раз. На Масленицу мы ребятишек пригласили. Чучело зимы сжигали. Дом на Троицу освящали. Батюшка приходил. Оркестр был. Это людей сплотило. И в течение где-то года с небольшим удалось оторвать людей от квартир и показать, что это наш дом общий.



Вера Володина : А в общем доме и внешние трудности не так страшны, хотя убедить соседей, что экономически выгодней потратиться на свою котельную, пока Владимиру Богдановичу не удается.



Владимир Богданович : Вовремя на них реагировать и желательно опережать события на 2-3 года. Стена непонимания. Общественное мнение отстает от этого. Многие живут по такому принципу – пусть будет так, а дальше видно будет.



Вера Володина : Но уже видно, что создавались ТСЖ под одни условия, которые сегодня меняются. Они экономически ужесточаются.



Владимир Наконечный : Правила игры могут меняться, что и происходит – то нас заставляют платить единый социальный налог, чуть ли не вышли бумаги, должны налог на прибыль платить (мы не коммерческая организация). По большому счету, многим людям это совершенно неинтересно. Они просто привыкли, чтобы хорошо было и все.



Вера Володина : У государства, считает Наконечный, в законах дыры, монополисты увеличивают тарифы, а инфляция сжирает накопления ТСЖ.



Владимир Наконечный : Философия этого вопроса в государстве в целом. Что мы хотим, чтобы было? Риски снять. Во-первых, как-то надо защитить. 11-12 процентов инфляции. Через 10 лет денег не будет. В чем хранить? В фунтах стерлингах? Я бы, допустим, в масштабах государства… ТСЖ сейчас достаточно много, и у всех такая проблема. Давайте сделаем либо банк резервный, которые эти деньги давались в оборот. Но государство должно дать гарантии, что эти деньги сохраняться и немножко приумножатся.



Вера Володина : Такого председателя наверняка ждут в каждом пока еще муниципальном доме, и большинство ждет потребительски - приди и сделай, а это как раз противоположно тому, как делает жизнь сам Владимир Наконечный.



Владимир Наконечный : Нельзя же на это рассчитывать. Мне многие говорят – вот ты отгадываешь все слова, иди на «Поле чудес». Тошнит от самой идеи. Я говорю – но вы не забывайте, что поле чудес в стране дураков. Не пойду никогда в жизни, даже если очень сильно нужно будет. Лучше, чтобы все зависело от твоих трудов, от тебя, а не от какой-то сказочной ситуации. Я прекрасно понимаю, что если я уйду, еще несколько человек уйдет, то, скорее всего, не будет ничего.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов :



«Садись в поезд А». Этот бессмертный джазовый стандарт написал когда-то Билли Стреэйхорн. К его совету прислушались музыканты из Петербурга, Москвы, Краснодара и отправились на джазовый фестиваль «Сочинские встречи». Юг, море, жаркое солнце и такая же горячая музыка будоражили воображение и услаждали слух ценителей этого искусства. Что не говорите, но никакие записи радио и телетрансляции никогда не заменят живого звучания сиюминутного исполнения джазовой музыки.


Встречали гостей и принимали фестиваль музыканты биг-бенда «Сочи». Оркестру вот уже 25 лет. Существует он (точнее определения не найдешь) при отделе культуры Центрального района курорта. Говорит дирижер оркестра Геннадий Холманский.



Геннадий Холманский : Мне стыдно сказать, что я и сегодня, вместо того, чтобы поиграть немножко на тромбоне с утречка с 8 и подумать о темпах, о выразительных средствах музыкальных, я час с лишним вкручивал лампочки на сцене, рискуя свернуть себе башку, свалившись с лестницы. У «Сочи» есть мощный потенциал. Есть силы. Есть музыканты, которые любят, хотят и могут играть джазовую музыку. Они приходят поиграть не ради нищенской заработной платы.



Геннадий Шляхов : Обидно, говорят музыканты, джаз в Сочи оказался за скобками культурной жизни. Никому-то он не нужен.



Владимир Терехин : Надо просто давать возможность музыкантам, чтобы как можно больше жителей нашего города и гостей слушали это все. Пропагандировать нужно его.



Геннадий Шляхов : Владимир Терехин – трубач, солист биг-бенда «Сочи» - вот уже не первый год по контракту ездит работать в Японию.



Владимир Терехин : В Японии ситуация очень интересная. У них специальные сцены, и они в парке играют. Муниципалитет только предоставляет аппаратуру и все, а музыканты сами хотят играть, да и в Европе, собственно, так. Они сами любят поиграть. Когда люди видят, что ты здорово исполняешь, приходит какое-то определенное время, рано или поздно, тебя просто приглашают на какие-то вечеринки, оплачиваемые деньгами. А так просто надо засветиться. Больше нужен живой коллектив, поддерживать его, и давать им возможность больше выступать в городе.



Геннадий Шляхов : Саксофонист Юрий Бедрак приехал на сочинский фестиваль «Джазовые встречи» со своим коллективом «Апельсин-бенд». Закончив Сочинское училище искусств, он уехал в Санкт-Петербург, где продолжает учебу, совмещая ее с выступлениями в клубах и на концертных подмостках.



Юрий Бедрак : Приходят на выступления люди, которые могут измениться через наш концерт. Они об этом знают. Они могут что-то новое открыть в себе.



Геннадий Шляхов : Уезжают, покидают родной город молодые музыканты. Многие остались бы, но перспективы не видят. Говорит Сильва Гарибян, заведующая эстрадно-джазовым отделением Сочинского училища искусств.



Сильва Гарибян: У нас, на самом деле, огромное количество талантливой молодежи. Другое дело, что не все из них видят, как себя применить, а потом в Сочи. К сожалению, уезжают, остаются в Москве и в Питере. Почему? Потому что у нас нет филармонии джаз-оркестра, который давным-давно должен был быть. Потенциал настолько огромный в городе, что хочется только иметь еще возможность, куда этим ребятам устроиться, чтобы не уезжали из города.



Геннадий Шляхов : Джазовая музыка в Сочи впервые зазвучала на танцевальной площадке главного городского парка «Ривьера». Это было в 50-е годы. Под открытым небом самый настоящий биг-бенд, собранный из местных музыкантов, наравне с фокстротами, танго и вальсами играл джаз. Услышав на чуждой советскому человеку радиоволне новую джазовую тему, записав ее на магнитофон, а затем переложив услышанную аранжировку на ноты, музыканты хитрили. В рапортичках для главлита новое произведение в своем репертуаре называли «Хорошее настроение». Но играли ли-то Сент-луис блюз. Те далекие времена хорошо помнит Виктор Аркадьевич Кралевец.



Виктор Кралевец : Я очень люблю джаз. Давно любил. Сейчас даже сам занимаюсь. Когда пошел не пенсию, стал роялем заниматься. Играю. При СССР я слушал по радио ночами. Помните, после 12 «Голос Америки»? Я все время слушал. Оно оседало во мне. А условий не было заниматься – ни рояля, ничего. Трудно было. А вот сейчас, когда я свободный, я занялся. Есть кое-какие успехи.



Геннадий Шляхов : Казалось бы, сегодня каждый выбирает и слушает музыку по своему вкусу, но это вовсе не так, считает солистка биг-бенда «Сочи» Людмила Шпагина.



Людмила Шпагина : Я в джазе себя чувствую очень хорошо. Но как себя чувствуют люди на фоне того, что звучит у нас по радио, их просто зомбируют попсой всякой. Я не говорю, что нужно слушать только джаз, нет. Нужно слушать разнообразную музыку. У нас очень плохо в стране с этим. Есть только одна-две радиостанции, которые, действительно, что-то дают. Хотя, что такое джаз? Это та же самая попса, только в профиль. Чуть-чуть сложнее, а, вообще-то, это тоже самое. Возьмите погоняйте того же Дюка Эллингтона две-три песни по радио. Люди полюбят, через неделю будут заказывать это все.



Геннадий Шляхов : Джаз – удивительно демократичная музыка. Слушают ее и старики, и дети. Исполняют мастера и начинающие музыканты. Татьяна Щебетун, солистка санкт-петербургского «Апельсин-бенда», еще даже и не определилась с будущей профессией, но в джаз влюблена.



Татьяна Щебетун : Для меня джаз – это, прежде всего, внутреннее состояние. Когда ты ему поддаешься, возникает общая аура, и мы все начинаем играть джаз. Джаз – это тоже музыка улиц, музыка людей, которые просто собрались вместе, получили удовольствие от того, что они делают.



Геннадий Шляхов : Удовольствие от общения и совместного музицирования получили все участники фестиваля. Выбор поезда и направление движения оказались правильными. «Джазовые встречи» в Сочи состоялись.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG