Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«С миром моды мир политики роднит публичность, амбиции, деньги»


«Я купила книгу "Грязный бизнес прекрасных женщин" за 400 рублей. И сожалею, что этот новый роман воспитания из-за его цены не очень доступен малолетним мечтательницам с рабочих окраин»

«Я купила книгу "Грязный бизнес прекрасных женщин" за 400 рублей. И сожалею, что этот новый роман воспитания из-за его цены не очень доступен малолетним мечтательницам с рабочих окраин»

В очередном выпуске обозрения «Книжный угол» две книги: Майкл Гросс «Грязный бизнес прекрасных женщин»; Ирина Хакамада «Sex в большой политике».


Майкл Гросс «Модель. Грязный бизнес прекрасных женщин», «Ред Фиш», «Амфора», М. 2005


Книга американского журналиста Майкла Гросса (Michael Gross, Model: The Ugly Business of Beautiful Women), который более 10 лет писал о моде и моделях по заданию редакциq журналов и газет — New York Times, Vanity Fair, New York, — вышла в Америке и Европе и стала бестселлером. Это и энциклопедия модельного бизнеса XX века, и разоблачение его. В самом начале книги Майкл Гросс описывает открытие миланского показа в 1993 году, встречу элиты мирового модельного бизнеса и его шакалов.


«Музыка играет, шампанское льется рекой. В воздухе ощущается запах серы. Пахнет ядом, страстями и вендеттой. Это запах гигантской фабрики, сырьем для которой служат молоденькие девушки. В мире моды так было всегда: на поверхности остается гламурный блеск, в глубине — темно и промозгло».


«Грязный бизнес прекрасных женщин» — разоблачительная книга, о которой американские рецензенты писали: «Кинжал в сердце профессии». Рассказывает литератор и продюсер Линор Горалик: «Модель для модного бизнеса является удивительным объектом — тем же, чем для рекламщика является радиоэфир. Модель — это медиум. Как любой медиум, модель оказывается обезличенной. Модель живет в мире невыносимых двойных посылов. Первый двойной посыл: у тебя нет лица. Второй двойной посыл: твое лицо — главное, что у тебя есть. Третий посыл: у тебя нет индивидуальности, имиджа. Четвертый посыл: твой имидж — это единственное, что отделяет тебя от толпы. Таким образом, этот бизнес изнурителен психологически. Этот бизнес — насколько я могу судить по свидетельствам тех, кто в нем работал — изнурителен физически.
Плюс модель, конечно, страдает от множества социальных стигм. Очень многие женщины, не обладающие модельной внешностью, очевидным образом страдают и жалуются на конкуренцию, женские организации борются с этой вымышленной конкуренцией. Вот сейчас идет очень интересная кампания компании Dove — «За реальную красоту»: «Неужели женщина может быть красива только в 20 лет, только с идеальной кожей?..» При этом модели являются объектом мифологической ненависти и со стороны мужчин, потому что большинство мужчин недостаточно уверены в себе, чтобы ощущать, что женщина по зубам некоторым образом или по карману.
Модели страдают от того расхожего мнения, что обычно считается, будто у женщины есть или внешность или мозги, что абсолютно неправда. Одна из моделей, которую мы нанимали ради модного показа, сейчас работает у нас менеджером, она студентка физфака МГУ, заканчивающая его с отличием, параллельно заканчивающая отделение английского языка, и один из самых талантливых людей, которых я знаю. Модели страдают от образа женщин продажных.
Простыми словами это — изнурительный, утомительный бизнес. Это сложный мир. Люди, которые в нем остаются, обычно остаются или потому, что они большие прагматики и твердо знают, что несколько лет мучений могут дать им в разных смыслах много полезных ресурсов — карьерных, в плане денег, в плане известности, которую очень часто бывшие модели потом употребляют, как Линда Евангелиста, для того чтобы раскручивать свои благотворительные проекты или для того чтобы раскручивать потом бизнес (модные марки косметики, иногда совсем другие неожиданные вещи, типа консультирования, психологической службы)».


О бизнес-успехах экс-моделей пишет в своей книге «Грязный бизнес прекрасных женщин» и Майкл Гросс. Но неслучайно один из последних эпизодов книги — уход из профессии супермодели Кристи Терлингтон. Она сказала, что не может больше выносить атмосферу, которая побуждает людей становиться надменными, злыми и порочными.


Я купила книгу «Грязный бизнес прекрасных женщин» в магазине «Букбери» за 400 рублей. И сожалею, что этот новый роман воспитания из-за его цены не очень доступен малолетним мечтательницам с рабочих окраин.


Ирина Хакамада «Sex в большой политике», Новая газета, Книжный клуб 36.6, М. 2006


С миром моды мир политики роднит публичность, тщеславие, иерархия, амбиции, деньги, умение интриговать, дресс-коды… Обо всем этом написано в книге Ирины Хакамады «Sex в большой политике». На обложке — сноска: «sex» — по-английски означает «пол». На самом деле тот пол, который имеют в виду редакторы книги, больше принято называть гендером. Именно о социальном, а не о биологическом проявлении пола идет речь в книге, которая посвящается искусству выживать в мужском политическом мире России, сохраняя и пол, и характер. Немало страниц и даже целые главы посвящены имению одеваться и создавать собственный образ без политтехнологов, которые характеризуются в книге с убийственной насмешкой.


Ироническим стилем книга Ирины Хакамады во многом обязана женщине, которая ее написала. Я не оговорилась, имеется в виду специальный корреспондент «Новой газеты» Лилия Гущина, автор бестселлеров «Мужчина и методы его дрессировки» и «Когда любовник моложе». Более того, впервые в российской издательской практике на обложке книги помещены фотографии авторов — двух красивых, стильных женщин.


Лилия Гущина так комментирует работу над книгой: «Когда, например, мы с Ирой были на презентациях, народ очень не понимал, можно ли брать автографы у меня. Я не думаю, что это форма невежества. Я думаю, что в нашем сознании этого нет, поэтому этот поступок, конечно, Ирин поступок, потому что с ней согласовывали обложку, — он революционен. В этом смысле у нас хотя бы та же абсолютная невнятность термина, для вот этого труда его у нас просто не существует. Здесь еще дело в том, что появился совершенно новый для нашей литературы жанр. До советского времени его не было, потому что не было нужды в откровениях "звезд" и не было института вот таких вот "звезд" в такой вот отрасли. Там был один прецедент: разрешено было только генсеку выступить с какими-то своими воспоминаниями, и Аграновский тут мелькать, даже в титрах, никак не мог. И вот началась перестройка — и это стал очень модный жанр. Сейчас треть книжных магазинов забита всеми видами исповедей публичных людей, это самая востребованная литература, все издательства затевают эти проекты. Ну, понятно, что было бы странно, если бы к дару петь, плясать, вести за собой массы каждому из них еще был пришпилен доппаек…
Получается огромная армия людей, которые, ну, ладно, что не получают обязательную для художника общественную реакцию, но потом они оказываются в очень мутном правовом поле. Необходимость прятать их, я даже не знаю, что здесь первично, легче — заставлять их быть дешевой рабочей силой или просто об этом не думать.
Поскольку чаще всего эти книги, в общем-то, носят журналистский публицистический характер, то рекрутируются люди в основном из журналистской среды. Профессиональный писатель сидит и со своими fiction работает, а это — литература non fiction, здесь нужно другое перо. И мне странно, что, так сказать, коллеги на это не обратили внимания, потому что многим из них, я уверена, были предложения, очень многие писали – и все это на таких странных переговорах, и как-то обманывали. А главное, что они потом не могут предъявить этот труд как свое портфолио, занести в свой послужной список».


Майкл Гросс, автор книги «Грязный бизнес прекрасных женщин», выражает благодарность фотографу Ричарду Аведону, который подвиг его «на создание книги о торговле красивыми людьми». Российским литераторам, журналистам и издателям хорошо бы если не поблагодарить Ирину Хакамаду за попытку пресечь торговлю живым товаром на издательском рынке, то хотя бы обратить на это внимание.


XS
SM
MD
LG