Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активисты свердловского «Яблока» включились в региональную предвыборную борьбу


Программу ведет Евгения Назарец. В программе принимает участие Алексей Новоселов, руководитель аппарата Свердловского отделения партии «Яблоко».



Евгения Назарец: Четырех клоунов задержали накануне милиционеры в Екатеринбурге. Стоявшую тут же группу людей с заклеенными ртами и скованными руками не тронули. Весельчаков доставили в РУВД, а молчаливые передали послание полномочному представителю президента в Уральском федеральном округе. Подробности со вчерашнего митинга несогласия с новой редакцией закона о борьбе с экстремизмом – у екатеринбургского корреспондента Радио Свобода Ирины Мурашовой.



Ирина Мурашова: Лучший способ протеста против цензуры и чиновничьей неприкосновенности – заклеенный рот, полосатая арестантская роба и руки в наручниках. По крайней мере, именно так решило провести пикет по поводу находящегося на подписании у президента законопроекта «О противодействии экстремистской деятельности» свердловское «Яблоко». К акции присоединились общество «Мемориал», «Объединенный Гражданский фронт» и движение «Семьи погибших воинов». Скотч - знак молчания, в которое погрузится страна после принятия законопроекта. Наручники – символ связывания свободного мнения по рукам и ногам. «В случае применения закона об экстремизме в новой редакции, любая публичная критика власти будет считаться уголовным преступлением», - предупреждает председатель «Гражданского фронта» Евгений Боровик.



Евгений Боровик: Если вы обозвали чиновника вором и в суде это не доказали, то вы автоматически становитесь экстремистом.



Ирина Мурашова: Желание наградить чиновника каким-нибудь эпитетом появляется у Евгения регулярно. Судя по реакции екатеринбуржцев на митинг, они системой тоже не довольны. К пикету присоединился прохожий Михаил Степанович.



Михаил Степанович: Если ты что-то сказал как бы между прочим, какое-нибудь слово, а тебя кто-то услышал – все, тебя могут арестовать, как террориста. Это уже было у нас в России. И это снова повторяется.



Ирина Мурашова: Настя и Лена шли с работы – раздавали листовки с рекламой магазина. Суть акции понимают не до конца, но энтузиазм пикетчиков заинтересовал. С удовольствием надели на себя игрушечные наручники – говорят: «Прикольно».



Настя: «Эти депутаты – взяточники, чиновники тоже взяточники» – что-то такое.



Ирина Мурашова: Прохожих привлекала необычная экипировка пикетчиков в сочетании с хлесткими лозунгами: «Сидел на студенческой скамье, размышлял о власти, сейчас я экстремист», «Хотел жить в демократической стране», «Голосовал за оппозицию», «Критиковал авторитарный режим». Сопредседатель «Молодежного «Яблока» Ольга Власова уже «пострадала» от закона об экстремизме – до мозолей стерла руки во время шитья арестантских роб – полосатая матрасная ткань оказалась очень грубой.



Ольга Власова: По большому счету, уголовниками сейчас становятся все оппозиционеры. Если раньше наша власть свои авторитарные тенденции хоть как-то прикрывала, то здесь уже просто смешно становится – настолько явно, что странно, как народ на это не реагирует должным образом

Ирина Мурашова: На длинном транспаранте «Нет экстрИмизму во власти» слово «экстремизм» написано через «и», очевидно по аналогии с хорошо понятным современной молодежи словом «экстрим». Его на митинге тоже хватало. Вместе с пикетчиками у здания полпредства появились клоуны, которые прыгали вокруг молчаливых демократов, били друг друга резиновыми молотками, дудели, свистели и всячески старались попасть в кадр телевизионщиков. «Это – провокация политических оппонентов», – утверждает руководитель аппарата Свердловского отделения «Яблоко» Алексей Новоселов. Он обратил внимание на то, что за митингом наблюдал руководитель «единороссовского» проекта «Политзавод».



Алексей Новоселов: Мы все знаем, что «Единая Россия» – это школа политической клоунады, им даже не пришлось перевоплощаться, потому что это их повседневное амплуа. Совершенно ясно, что милиции было дано указание их не трогать, и мне пришлось их чуть ли не пинками заставлять этих клоунов отсюда удалять.

Ирина Мурашова: Координатор «Молодой гвардии» «Единой России» по Екатеринбургу Павел Васильев категорически отрицает причастность своей партии к выходкам клоунов. Говорит, что сам пришел посмотреть на пикет просто из профессионального любопытства.



Павел Васильев: Да это не «единороссы» и не «Молодая гвардия». Это просто ребята, которые решили поучаствовать в данном мероприятии. Одни выражают свою позицию тем, что стоят с заткнутыми ртами, другие стоят рядом и веселятся, потому что им нравится жить в этой стране. Милиция пошла на поводу у оппозиции. Ну, демократия, что я могу сказать...



Ирина Мурашова: Клоунов увели в автобус, доставили в РУВД и грозят штрафом. А «яблочники» готовы к новым сюрпризам со стороны политических оппонентов и одним пикетом не ограничатся. Отправили обращения в различные властные структуры с просьбой обратить внимание на то, что поправки в закон об экстремизме противоречат Конституции и некоторым международным документам. Если президент подпишет законопроект, уральские демократы обещают написать в суд уже не письмо, а официальное заявление.



Евгения Назарец: Активисты свердловского «Яблока» вернулись с форума «Другая Россия» и сразу включились в региональную предвыборную борьбу. Осуждение поправок в закон о противодействии экстремизму, подписание межпартийных соглашений о чистоте предвыборной борьбы, акция в защиту детских садов – это далеко не полный перечень тем, где упоминается свердловское «Яблоко». Сколько мандатов в областной Думе должна принести такая упорная борьба?


И сегодня в Екатеринбургской студии Радио Свобода – Алексей Новоселов, руководитель аппарата Свердловского регионального отделения партии «Яблоко», а также и участник той самой акции протеста, которая проводилась вчера .


Доброе утро, Алексей.



Алексей Новоселов: Доброе утро.



Евгения Назарец: Алексей, я вас поздравляю с тем, что милиция пошла на поводу у оппозиции, как сказал представитель «Единой России». Как это вам удалось?



Алексей Новоселов: Милиция с народом. На самом деле очень тяжело было заставить милицию помочь нам остановить эту провокацию. Милиция то ли сама не понимает, что происходит, или, видимо, с утра плохо продрала глаза и не видела, что это действительно провокаторы, хотя это было понятно с первого же момента. Либо, действительно, есть указание всячески помогать вот таким контракциям для того, чтобы все внимание, в том числе и внимание СМИ, было переключено на провокаторов.



Евгения Назарец: Все-таки, по вашему мнению, эта акция достигла цели, несмотря на клоунов и милицию?



Алексей Новоселов: Я думаю, что отчасти своих целей мы добились. Во-первых, мы смогли прорваться в СМИ и донести до людей нашу ясную и простую мысль о том, что за политические анекдоты скоро будут приезжать ночью на «воронке» и увозить – это во-первых. Потому что многие люди просто не знают о том, что принимается такой закон, и о том, что больше критиковать власти, называть чиновников нехорошими словами уже будет нельзя.


А во-вторых, мы подали заявление полпреду. И мы ждем официальной реакции. А также вчера на пресс-конференции было объявлено, что мы написали обращение в Конституционный суд Российской Федерации, и мы также ждем официального ответа от этого органа. И я думаю, что если президент подпишет закон, то мы будем уже составлять заявление в Конституционный суд о несоответствии данного закона Конституции нашей страны.



Евгения Назарец: Сколько вы готовы ждать ответа, прежде чем заявить, что ваши обращения проигнорировали, на них не ответили?



Алексей Новоселов: Думаю, что недели хватит.



Евгения Назарец: Ну что ж, акция протеста против принятия поправок в закон об экстремистской деятельности – это далеко не единственная акция, в связи с которой звучит название партии «Яблоко» в Свердловской области. Недавно от вас приходили известия с форума «Другая Россия», на котором вы присутствовали. Насколько я могу судить, официально в лице Явлинского, скажем, главного лица «Яблока» по России, согласие на участие в этом форуме дано не было. Объясните, пожалуйста, сей факт.



Алексей Новоселов: Решение на уровне партии принято не было. То есть партийцы договорились о том, что те, кто захочет участвовать в личном качестве в этом мероприятии, смогут спокойно туда пойти и представляться от имени партии «Яблоко». Но так как есть большие разногласия в самой партии по поводу того, можно ли сотрудничать с различными политиками, которые присутствовали на этом форуме и вели его, организовывали его, то официально партия не стала принимать решение об участии, чтобы не устраивать внутри раскол по этому фронту. И на этом форуме было очень много высоких лиц, людей из бюро партии, а это высший оперативный и руководящий орган. Там был и выступал председатель Петербургского отделения партии «Яблоко» Максим Резник, там выступал член бюро Шейнис, очень известный в Москве правозащитник. И я могу сказать, что партия «Яблоко» приняла довольно хорошее участие в этом мероприятии.


Другое дело, что не приехал Явлинский, но у него были на это свои основания. Во-первых, это нежелание общаться с такими одиозными личностями, как Анпилов и Лимонов. Потому что официальная позиция нашей партии заключается в том, что мы не сотрудничаем с большевиками. Большевизм и нацизм – это две самые страшные беды ХХ века. И сотрудничать с национал-большевиками для демократов, по крайней мере, странно. Это во-первых.


И вторая причина – это участие в этом форуме Михаила Касьянова, который без году неделя стал демократом и уже претендует на объединение демократической оппозиции. Григорий Явлинский очень правильно говорит, что «демократия – это не трамвай, в который можно залезть, доехать до нужной остановки и выскочить». Демократия – это жизненный путь, это философия. И нельзя приходить вот в это демократическое сообщество и пытаться всех построить. Нужно начинать нормальный, конструктивный диалог для начала.



Евгения Назарец: Наши слушатели могут поддержать разговор. Чем известна партия «Яблоко» в ваших регионах? И как вы оцениваете ее успехи на политическом фронте?


Алексей, вот на этом форуме «Другая Россия» вы снова стали если не участником, то свидетелем очередных потасовок, которые произошли около гостиницы. Это что было? Опять провокации? Ваше видение того, что произошло? Это единственное, что попало на экраны в государственных СМИ и было подано соответствующим образом.



Алексей Новоселов: Конечно, это были провокации. И совершенно понятна цель этих действий – это переключить внимание на эти выходки для того, чтобы скрыть саму суть события. Чтобы СМИ могли показать, что какой-то пацан выскочил из толпы и дал Касьянову по лицу, и это будет основной новостью часа, и при этом совершенно не скажут о том, что выступала там Людмила Алексеева. И эта уважаемая женщина очень резко осуждала те инициативы, которые сегодня исходят из Кремля. Очень много было провокаторов. В первый день стояли три пикета с разных сторон здания, каждый из которых выражал противоположную точку зрения, отличную от точки зрения организаторов «Другой России». Это во-первых.


Во-вторых, во время мероприятия было несколько силовых провокаций. В том числе, когда ударили Касьянова. И в том числе, когда сотрудники ФСБ совершенно незаконно, без предъявления документов просто похитили четырех «нацболов», затолкали их в машину и увезли в неизвестном направлении, и мы их потом весь вечер искали по всей Москве. Двух человек отпустили, а двое, по-моему, до сих пор находятся за решеткой. Им «шьют» уголовное дело по инциденту трехмесячной давности, когда произошло нападение на Лимонова около суда, а они пытались его отбить опять же от провокаторов.



Евгения Назарец: Если рассматривать все-таки состав форума «Другая Россия», каким он получился, у вас не сложилось впечатление, что собрались политические «старики» и политические «дети»? Был ли конфликт интересов в связи с этим? И вообще, возможно ли - новое поколение с людьми, у которых уже большой жизненный путь, равно демократия, за плечами?



Алексей Новоселов: Я думаю, что этот союз, естественно, возможен, во-первых. Во-вторых, он нормален и закономерен по своей сути. Потому что в демократическом движении очень большую...



Евгения Назарец: Люди среднего политического «возраста» предпочитают более лояльные власти партии и проявления, вам так не кажется?



Алексей Новоселов: Нет, мне так не кажется. Потому что в разные периоды эти люди отдают предпочтение разным партиям. Просто существует некий мейнстрим, а сегодня в этом мейнстриме находятся державно-патриотические движения и партии, которые заявляют о том, что «Россия должна быть закрытой для Запада страной и должна всех пугать ядерным оружием, должна быть сильная власть и никакой оппозиции, чтобы не устраивали пятую колонну».


На самом деле было очень много людей среднего возраста, их, наверное, было большинство.



Евгения Назарец: Ну, я не биологический возраст имею в виду, а политический, образно говоря.



Алексей Новоселов: На самом деле было очень много, действительно, представителей еще той, советской поры, демократического движения, диссидентов. И очень хорошо, что эти люди до сих пор с нами - это преемственность. Это люди, которые создали мощную духовную базу демократизации и освобождения нашей страны. И это люди, перед которыми мы приклоняемся. И мы всегда будем их беречь и слушать их советы, потому что для нас это настоящие авторитеты.


Но, несомненно, необходима свежая кровь, необходимы молодые люди со своим задором, со своей энергией, которые будут пробивать дорогу нашим идеям. И их становится все больше и больше. Сегодня все говорят о взрыве в молодежной политике, в том числе и на либеральном фронте. Я думаю, что эти тенденции будут развиваться. И «уличная политика», которая всегда является молодежной, она будет перетягивать на себя одеяло.



Евгения Назарец: У меня такое ощущение, что даже те, кто приветствует проявление активизации молодежной политики в России, они, простите, конечно, не могли бы вас представить, например, депутатом областной Думы. Они лукавят немного. Им это нравится, как фон, как шум, как вот эти шоу, а всерьез-то пока еще нет, наверное.



Алексей Новоселов: Ну, скоро им придется это сделать, я думаю.



Евгения Назарец: «Яблоко» по отношению к таким собраниям, как форум «Другая Россия», обозначило свою позицию: с теми говорим, с этими не говорим, заключаем союзы, с этими стоим рядом на трибуне, а с этими нет. В Свердловской области «Яблоко» тоже говорит о возможности либо невозможности стратегических союзов с другими политическими партиями. Насколько я помню, когда речь шла о тарифах ЖКХ и в целом о реформе ЖКХ, «Яблоко» говорило о возможности стратегического союза с коммунистическими или какими-то другими оппозиционными партиями, которые выступают по этой же проблеме в том же духе. Насколько это глубоко и насколько это будет приемлемо на фоне начавшихся выборов в областную Думу?



Алексей Новоселов: Конечно, никакого стратегического союза с коммунистами у «Яблока» быть не может.



Евгения Назарец: А тактический союз?



Алексей Новоселов: Тактический союз, действительно, был, и мы объединились вокруг одной конкретной проблемы – это непомерное повышение тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Мы выступали только по этой теме. И мы говорили только о ЖКХ. Мы не говорили о коммунизме, социализме или капитализме. Мы просто вместе требовали нормального перерасчета и установления справедливых цен на обслуживание. И можно говорить, что мы этого добились, потому что цены действительно были снижены.


А союза с коммунистами на выборы, естественно, никогда не будет, потому что это наши противники. Мы будем с ними бороться. Мы будем отбирать у них голоса. Мы будем их не пускать в Думу. Потому что мы выступаем против коммунистов, естественно, в основной части их программы. Другое дело, что иногда в этом странном и деформированном политическом поле, которое сегодня создала власть, наши интересы совпадают. И это настоящий феномен, политический феномен современной России, когда правые и левые, по сути, объединяются и идут в одной колонне. И я думаю, что Кремль достаточно серьезно переживает по этому поводу.



Евгения Назарец: В этом сезоне модны межпартийные соглашения, например, о чистоте выборов в целом, но есть и конкретные направления. Партия ЖИЗНИ предложила, и вчера, по-моему, такое подписание состоялось, подписать соглашение о неиспользовании административного ресурса и о равном доступе к средствам массовой информации. Что думает партия «Яблоко» по поводу вот таких межпартийных соглашений на фоне предвыборной кампании?



Алексей Новоселов: Мы считаем, что заключение союзов вокруг определенных проблем сегодняшней избирательной системы – это очень и очень позитивное явление. Потому что, объединив усилия, объединив ресурсы, мы можем очень мощные методы противопоставить стремлению власти получить 60-80-99 процентов для «Единой России» на выборах. Потому что в одиночку очень трудно бороться с административным ресурсом, и особенно с фальсификацией выборов. Потому что стоит очень больших денег на каждый участок выставить наблюдателя. Если мы свои, грубо говоря, ресурсы объединим и выставим единую команду наблюдателей, то это будет гораздо эффективнее, потому что мы их сможем лучше подготовить, и эти люди смогут эффективнее отстаивать права различных политических партий и, главное, права избирателей в избирательных комиссиях.


Что касается тех партий, которые не подписали это соглашение, которые не пришли, я думаю, что очень плохо, когда оппозиционные политические партии прогибаются под нынешнюю власть. Это смешно. И экономически глупо тратить свои деньги на то, чтобы льстить власти.



Евгения Назарец: Может быть, они как раз не собираются тратить деньги, потому что собираются сохранить за собой доступ к административному ресурсу?



Алексей Новоселов: Я думаю, что если ты хочешь прогибаться под власть, то надо идти в партию власти и там выслуживаться. А за свои деньги, извините, целовать кому-нибудь зад, я думаю, что это экономически нецелесообразно.



Евгения Назарец: А партию «Яблоко» не волнует, что подобные соглашения, исходящие как инициатива какой-то определенной партии, по сути, являются ее PR -акцией?



Алексей Новоселов: Вы знаете, у нас выборы, и нам приходится заниматься PR -акциями для того, чтобы нас избиратели слышали и за нас голосовали.



Евгения Назарец: Но это чужая партия, не ваша. У вас своих достаточно, вы хотите сказать?



Алексей Новоселов: Я думаю, что нельзя сказать, что это чужая. Имя «Яблока» очень хорошо прозвучало. И получилось, что это как бы тандем двух очень сильных партий, которые имеют реальные перспективы. Там, действительно, было несколько мелких партий, которые, к сожалению, сегодня не известны избирателям. Но вот «Яблоко» и Партия ЖИЗНИ прозвучали как соорганизаторы. И я думаю, что мы очень неплохо здесь сработали.


Самое главное, что мы сможем реальные усилия противопоставить административному ресурсу. Если мы создадим этот координационный совет, о котором мы вчера говорили, если мы создадим какую-то единую школу наблюдателей, если мы создадим единую команду юристов, которые будут отслеживать нарушения, я думаю, что мы сможем добиться некоторого очищения выборов от бесконтрольного использования административного ресурса и фальсификаций.



Евгения Назарец: Это что, война, объявленная «Единой России»? Ведь только она, насколько я могу понять, располагает значительным административным ресурсом.



Алексей Новоселов: Естественно.



Евгения Назарец: Что ж, есть еще одно соглашение, уже предложенное «Единой Россией» к подписанию. По-моему, его называют «антикриминальным меморандумом» кратко, но подразумевают то, что необходимо противостоять проникновению криминала в политику. С этим как? Ведь у нас отношения с законом подобные законом и регламентируются. Зачем еще политические, джентльменские соглашения?



Алексей Новоселов: А это совершенно понятная борьба «Единой России» с Евгением Ройзманом. Они боятся, что Ройзман отнимет у них большое количество голосов. Они вообще его хотели, насколько мне известно, паровозом очередным поставить себе в список. Но я боюсь, что в одном железнодорожном составе больше одного паровоза – это угроза того, что он сойдет с рельсов. Поэтому не получилось у них, к сожалению, этого сделать. А я думаю, что, скорее, к счастью. И сейчас они пытаются с Ройзманом бороться, в том числе и обвиняют его в том, что он «криминал во власти». На самом деле самый большой криминал во власти – это «Единая Россия», потому что это люди, которые постоянно нарушают закон, в том числе и на выборах. И я думаю, что это соглашение они могут подписывать только против себя.



Евгения Назарец: А «Яблоко» это соглашение не подписывало?



Алексей Новоселов: «Яблоко» это соглашение подписывало.



Евгения Назарец: Это было ваше личное мнение или то, скажем так, что этот текст сочинила «Единая Россия», для вас не имеет значения, а важна суть, что нужно противодействовать проникновению криминала в политику?



Алексей Новоселов: Естественно, нужно противодействовать проникновению криминала в политику. Нам все равно, кто написал этот текст. Мы избирателям сказали, что в нашем списке не будет представителей криминалитета, и мы за это готовы ответить перед любым нашим гражданином, перед любым избирателем. И я думаю, что нет ничего плохого в том, что «Яблоко» дало слово гражданам в том, что оно не будет в своем списке вести в Думу бандитов.



Евгения Назарец: Алексей, если уж мы говорим о том, что в моде или популярны сейчас межпартийные соглашения на фоне избирательных кампаний, есть ли какие-нибудь планы у «Яблока», какое бы еще соглашение можно было между всеми партиями подписать, например, в регионе?



Алексей Новоселов: Лично я предложил бы подписать соглашение о политической потенции тех людей, которые пройдут в Думу. Потому что у нас очень большая проблема в Свердловской области - у нас год за годом Дума сама отдает свои полномочия правительству Свердловской области, губернатору и Палате представителей. Это очень плохо, когда люди, проходя во власть, с этой властью так легко расстаются. Это наводит на мысль, что эти люди являются марионетками. Потому что ни один нормальный человек свои полномочия, а тем более депутат, которому эти полномочия доверили избиратели, не станет никому дарить.



Евгения Назарец: На пейджер поступило сообщение от Дмитрия, который говорит, что вы «страдаете болезнью навешивания ярлыков». Вы не боитесь с учетом того, что приняты поправки в закон об экстремизме, вы - с вашей манерой выражать свои мысли - быстро окажетесь в настоящей робе, а не в той, в которой митинговали вчера?



Алексей Новоселов: Я думаю, что если мы в срочном порядке не объединим граждан по этому вопросу – по вопросу таких законов, которые позволяют людей сажать за критику власти в тюрьму, то мы скоро все окажемся на рудниках и будем там дальше нашу политическую дискуссию продолжать.



Евгения Назарец: Давайте глубже заберемся в регион, где работает сейчас партия «Яблоко», и обсудим некоторые ее инициативы. Например, по поводу защиты или обращения по поводу количества детских садов. На самом деле, только лишь я прочитала об этом в пресс-релизах, как об этом сказал президент с экранов телевизоров. Вообще-то, это помогает или нет? Если «Единой России» это всегда помогает, когда президент говорит то же самое, то вам это, как партии, в пиаре, в продвижении своего бренда в предвыборной кампании это мешает или помогает?



Алексей Новоселов: Нельзя однозначно ответить. С одной стороны, президент поднимает этот вопрос на повестку дня, и он становится более актуальным, привлекает к нему внимание. И граждане с большим интересом реагируют на эти инициативы. С другой стороны, естественно, президент у нас ассоциируется с партией власти, с «Единой Россией», и поэтому он у нас перехватывает эту тему. Ну, я не думаю, конечно, что он заявил по поводу детских садов потому, что узнал, что «Яблоко» раскручивает эту тему.



Евгения Назарец: Нет, конечно. Я думаю, что просто тема слишком на поверхность всплыла.



Алексей Новоселов: Тема просто очень актуальна, тема кричащая, потому что с детскими садами происходит просто катастрофа. Я не представляю, как можно, имея двоих детей, платить за каждого по 3,5 тысячи в детский сад, а еще нужно отстоять несколько лет в очереди, чтобы туда попасть. Это проблема. И президент постоянно говорит о том, что мы должны повышать рождаемость, и сулит всем раздавать большие пачки денег. Но при этом не решаются проблемы инфраструктуры.


Необходимо не только вкачивать деньги в население, не только раздавать их, что, в принципе, неплохо, что очень приятно, но необходимо создавать инфраструктуру для использования этих денег. Иначе произойдет просто инфляция, произойдет просто очередное повышение цен – и ничего больше. Необходимо создать систему детских садов, детских учреждений, различных дошкольных предприятий, в которые эти деньги можно будет вкладывать. А сегодня этого предложения на рынке просто нет.



Евгения Назарец: На ваши обращения региональные или городские власти, к кому вы обращались, они уже как-то отреагировали по поводу детских садов? Собирали подписи и так далее, то есть работа была развернута, работа была сделана. А результат... или хотя бы намек на него?



Алексей Новоселов: Вы знаете, мы уже отчаялись ждать какой-то реакции от любых инстанций власти. Власть – это закрытая дверь, в которую можно стучаться, пинать ногами, ломом ее пытаться ковырять, но она не реагирует никак на инициативы оппозиционных партий. Потому что дана очевидная указка продвигать одну партию – «Единую Россию» - во власть, получать 60 процентов, получать абсолютное большинство, чтобы полностью контролировать парламент. И поэтому власть боится даже пикнуть в ответ на инициативы «Яблока», потому что это будет просто очередное озвучивание в СМИ, очередное привлечение внимания, поэтому она просто молчит. Но я думаю, что скоро придется открыть рот по этому поводу, потому что тема детских садов продолжает оставаться актуальной.


И это не последнее мероприятие. И я думаю, что мы будем просто добиваться. Наша цель – сделать из этой темы некую «историю успеха». Мы хотим показать избирателям, что партия «Яблоко» - это не партия интеллигентов, которые шепчутся на кухне и говорят умные мысли, но ничего не делают. Нет! Мы добьемся решения этой проблемы, мы добьемся того, чтобы началось строительство новых детских садов, началось нормальное финансирование, началась деприватизация этих детских садов, которые были разбазарены.



Евгения Назарец: «Яблоко» также выступает за всемерную поддержку образования. Прекрасно! Но на этом пока не будем останавливаться. В принципе, тема ясная. О ней тоже можно говорить много. Но в Екатеринбурге очень много образовательных учреждений, и вполне авторитетных, хотя, может быть, и не государственных, которые занимают как раз бывшие помещения детских садов. Вот чисто на прагматическом уровне, по-моему, возникает довольно щекотливый конфликт.



Алексей Новоселов: Это проблема чиновников, которые эти детские сады продали. Как они будут ее решать, нас это мало волнует. Они могут выкупить назад, естественно, они не могут просто забрать, они, в конце концов, не коммунисты. Они могут выкупить, они могут как-то договориться с этими учреждениями. А лучше всего просто строить новые. У нас сегодня бюджет города Екатеринбурга больше, чем бюджет области. У нас сегодня денег в бюджете Екатеринбурга достаточно для того, чтобы развивать социальную сферу. Необходимо, чтобы политические силы, во-первых, говорили об этой проблеме вслух и заставляли власть это делать. Потому что сама она на это не пойдет никогда. Ее надо пинать, ее надо трясти, ее надо пугать, чтобы она это делала. И мы это делать будем.



Евгения Назарец: Ну, такая большая и нескончаемая цель партии «Яблоко» - это расшевеливать российское общество, как я понимаю, постоянно повышать градус демократизации и так далее.



Алексей Новоселов: Это миссия русской интеллигенции.



Евгения Назарец: Да. И в том числе партии «Яблоко». А вот ближайшие и региональные – это все-таки выборы в областную Думу. Я анонсировала, объявляя о нашем с вами разговоре, такой вопрос: на сколько же мандатов в областной Думе рассчитывает партия «Яблоко»? Ну, понятно, у «Единой России» есть свои 60 процентов, к которым она стремится. К чему стремится партия «Яблоко»?



Алексей Новоселов: Во-первых, у «Единой России» нет и не будет 60 процентов.



Евгения Назарец: Благодаря вам?



Алексей Новоселов: И нам в том числе. И благодаря расколу в элите, который сегодня в Свердловской области есть. Не получит она 60 процентов, потому что просто это нереально сегодня.



Евгения Назарец: Я попрошу вас прокомментировать при любом исходе выборов, возьмет ли она 60 процентов или нет. Так что готовьтесь.



Алексей Новоселов: Хорошо. А цель партии «Яблоко» - это минимум три мандата. Наша цель – это создание фракции в областной Думе для того, чтобы наиболее эффективно влиять сегодня на политику в Свердловской области. И у нас в Думе уже сегодня есть несколько депутатов демократической ориентации. Другое дело, что не все о ней решаются говорить, потому что это сегодня может аукнуться очень серьезными проблемами.


Но мы можем создать фракцию по итогам выборов. И если это получится, то я думаю, что впереди будет очень большая, очень хорошая и эффективная работа, кропотливая, сложная, но, тем не менее, очень полезная. Достаточно посмотреть на Московскую городскую Думу, куда прошло всего три депутата от «Яблока» по итогам выборов в декабре 2005 года, и эта фракция, она делает гораздо больше, чем все 25 «единороссов», которые там заседают. Все инициативы, а особенно социально ориентированные, исходят от фракции «Яблоко» - «Объединенные демократы».



Евгения Назарец: И вам того же желаю в Свердловской области! Спасибо, Алексей.


XS
SM
MD
LG