Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В алкогольном кризисе в России винят налоговиков


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Кирилл Кобрин: Общественная палата России требует у правительства Михаила Фрадкова, решить вопрос с дефицитом алкоголя в стране. Члены палаты направили премьер-министру открытое письмо, в котором высказали свои претензии по отношению к закону о государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции. Члены палаты считают, что на фоне борьбы с нелегальным алкоголем по всей стране происходит уничтожение легального рынка продаж.



Максим Ярошевский: Члены Общественной палаты в своем письме напоминают Михаилу Фрадкову, с чем сегодня столкнулись обычные россияне: полки магазинов пусты, из продажи исчез почти весь импортный алкоголь - виски, коньяк, вино. Произошло это после принятия закона о государственном регулировании производства и оборота алкоголя, принятом 1 января этого года. Именно с этой даты таможенные органы должны были начать продажу новых акцизных марок на импортную продукцию. Их главное отличие от старых акцизов заключается в наличие штрих-кода с информацией, которую учитывает единая государственная автоматизированная информационная система. Она призвана отслеживать движение отечественного и импортного алкоголя от поставщика до магазина. Сама идея, по словам члена Общественной палаты Анатолия Кучерены, хорошая. Но как это часто происходит в России, не доработана.



Анатолий Кучерена: Мы не могли остаться равнодушными к тому, что мы оказались в начале 90-х годов... мы сами лично тоже, члены Общественной палаты столкнулись с этим. Сегодня правительство Российской Федерации, на наш взгляд, должно принять решение, что делать дальше. Казалось бы, благое дело, но все это превратилось в то, что полки опустели, и люди в том числе и нам пишут, в Общественную палату, возмущаются. Даже некоторые пишут, что это саботаж, что это кто-то специально устроил саботаж по поводу алкогольной продукции.



Максим Ярошевский: По данным Общественной палаты, новые акцизные марки начали продавать только с конца марта. В то же время срок реализации алкоголя со старыми акцизами так и не изменился - до 1 июля этого года. Таким образом, весь алкоголь, который остался на складах и в магазинах после этой даты, автоматически стал нелегальным. Кому выгоден дефицит алкоголя в России, члены Общественной палаты понять не могут



Анатолий Кучерена: Я все-таки считаю, что это сбой в самой системе. Под системой я понимаю те государственные органы, которые должны были подготовиться к осуществлению определенных мероприятий, связанных с алкогольной продукцией, но сбой где-то произошел. Все-таки я думаю, что это недоработки, и не считаю, что за этим стоит некий монстр, который специально создал эту ситуацию для того, чтобы в наших магазинах не оказалось алкогольной продукции. Я думаю, что это все-таки человеческий фактор, это все-таки недоработка при вступлении того или иного закона в законную силу. Дается время правительству Российской Федерации для разработки соответствующих нормативных материалов. В этой части, на мой взгляд, произошел серьезный сбой.



Максим Ярошевский: Член общественной палаты Николай Сванидзе также не понимает, кто заинтересован в алкогольном кризисе.



Николай Сванидзе: Я не думаю, что это кому-то выгодно, кому-то интересно, явно, что это не интересно и не выгодно всем нам, всем тем, кто иногда заходит и имеет полное право зайти в магазин и купить что-нибудь с градусами для своих гостей или для себя. Окунать нас снова в это ретро, в ситуацию, давно забытую, когда были пустые прилавки, и стоял только дешевый портвейн, и за ним была очередь. Я не знаю, кому это выгодно. Никому. Я вообще не верю в "теорию заговора" по жизни, я верю в "теорию бардака". В данном случае, по-моему, именно этот пример и имеет место.



Максим Ярошевский: Производители и продавцы алкоголя уже сегодня предупреждают, что к 1 августа алкоголь может полностью исчезнуть с прилавком магазинов. Заводы не могут производить новую продукцию из-за того, что информация пока не входит в единую государственную автоматизированную информационную систему. Магазины и оптовики не принимают ранее произведенную продукцию без новых акцизных марок, склады заполнены нелегальным алкоголем со старыми акцизами. Алкогольный кризис коснулся и ресторанного бизнеса. Говорит ресторатор, глава компании по продаже элитного алкоголя "Салон Де Густо" Павел Швец...



Павел Швец: Тот ассортимент, с которым мы работаем, это, как правило, какие-то очень редкие, очень нераскрученные марки. И у нас нет возможности просто их покупать, а у компаний нет возможности их продавать официально. Единственное, что, может, меняться с какими-то частными коллекционерами. Реально нет никаких продаж. Сейчас очень маленький ассортимент.



Максим Ярошевский: Как вы собираетесь с этим бороться? Все-таки акцизные марки новые появились, но вот эта система еще не налажена, вот эта ЕГАИС-система. Что дальше с бизнесом будет, по-вашему?



Павел Швец: Мнений много. Единственное, что можно сейчас сделать, это ждать. Есть такое мнение, например, что Microsoft 15 лет назад придумал Windows , а он до сих пор "виснет". Делать в такие короткие сроки систему, которая будет работать и не давать сбои, - это достаточно тяжело. Естественно, будут ошибки, но, с точки зрения наведения порядка во всей алкогольной отрасли, это правильное направление, которое выбрало правительство, и это давно пора было сделать.



Максим Ярошевский: У вас как-то сейчас этот процесс приобретения новых акцизных марок налаживается, подключение к этой системе или все пока в подвешенном состоянии?



Павел Швец: Есть несколько компаний, которые привезли уже алкоголь с новыми акцизными марками. Они его отгружают. Этот ассортимент очень узкий. Есть три-четыре компании, которые реально до сих пор работают. Они, естественно, знали, что будут проблемы, и попробовали это дело привезти, то есть заказали новые марки одними из первых, получили одними из первых и, естественно, привезли.



Максим Ярошевский: По-вашему, стоит поддаваться этой панике, что алкоголь вообще может исчезнуть с полок магазинов?



Павел Швец: Частные коллекционеры, то есть люди, которые пьют очень хорошие вина, которые пьют очень хорошие коньяки, виски, они имеют дома достаточное количество запасов для того, чтобы переждать это время, потому что большую из них часть их поставщики предупреждали. Мои частные клиенты купили достаточно большой объем себе. То есть люди, у которых это хобби, которые в этом разбираются и ценят, они что-то имеют. А те же, кто привык в магазине покупать бутылку-другую вина просто для ужина, к сожалению, сейчас не имеют этой возможности, и, что будет, не знает реально никто, во всяком случае, из операторов алкогольного рынка, рестораторов. Те, кто интересуются ценными напитками, они редко покупают эти напитки в магазинах, они, как правило, имеют каких-то надежных поставщиков. Но эти поставщики, как правило, имеют какие-то запасы, то есть многие подготовились. То есть просто человек, который решил купить бутылку коньяка, для него это будет сложно, а те, кто это делают постоянно, они имеют что-то - связи и так далее.



Максим Ярошевский: Рестораторы как пытаются решить эту проблему, особенно в ресторанах, где наливают дорогой алкоголь?



Павел Швец: Реально на сегодняшний день во всех ресторанах, куда я хожу, как-то все есть, ассортимент ограничен, но все продается. Сделаны специальные винные карты, они, как правило, 10, 20, 30 позиций как раз ассортимента тех компаний, которые сейчас могут отгружать с новыми марками. Все нормально.



Максим Ярошевский: По данным союза потребителей алкогольной продукции, потери производителей алкоголя всего за полтора месяца составили 1 миллиард рублей, государственный бюджет за этот же срок потерял 9 миллиардов рублей.


XS
SM
MD
LG