Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ингушских беженцев просят не портить отчетность


Не все ингушские беженцы согласны с условиями переселения

Не все ингушские беженцы согласны с условиями переселения

В поселке Майском, расположенном в зоне осетино-ингушского конфликта, продолжается голодовка 12 ингушских беженцев. Они требуют предоставить им возможность вернуться домой, в Пригородный район Северной Осетии. Беженцы не соглашаются на переселение в создаваемый специально для них поселок Новый.


Ингушские беженцы проживают в приграничном поселке Майском почти 14 лет. Они не могут вернуться в свои дома, расположенные в селениях Пригородного района и на юго-восточной окраине Владикавказа. Некоторые дома давно стёрты с лица земли, в других обосновались беженцы, но уже из Грузии и Южной Осетии. Несколько бывших ингушских населенных пунктов попали в так называемую водоохранную зону Владикавказа, после чего проживание в них было официально запрещено.


Кремль в конце прошлого года поставил руководителям Северной Осетии и Ингушетии задачу: полностью устранить последствия межнационального конфликта и решить проблему беженцев до конца 2006 года. Руководство Южного Федерального округа и власти Северной Осетии беженцам из посёлка Майский предложили компромисс: они переселяются в специально создаваемый для них через дорогу небольшой поселок Новый и отказываются от своих прежних домов. На компромисс пошли далеко не все. 12 человек 5 июля объявили бессрочную голодовку.


Сотрудник ингушской неправительственной организации «Берк» Магомед Паров убеждён, что эти люди не откажутся от идеи возвращения в свои прежние дома: «Люди не хотят помощи со стороны государства, они с самого начала настаивали на том, что хотят вернуться в свои дома. В общем, все это делается для того, чтобы не дать им вернуться, - говорит Магомед Паров.


Член совета международного правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов в эти дни находится в зоне осетино-ингушского конфликта. По его словам, беженцы не могут понять причин, по которым территория их прежнего проживания объявлена природоохранной зоной. «Жители этих сел недоумевают, почему нельзя их поселить дальше от реки и почему нельзя обеспечить им возможность посещения родовых кладбищ, - говорит Александр Черкасов. - То же самое с выдачей паспортов. Без паспортов и без регистрации они лишены доступа к массе социальных благ, которые должны быть им обеспечены согласно Конституции. Речь идет и о возвращении в отдельные населенные пункты Северной Осетии. Дело в том, что как раз в тех населенных пунктах, где восстановлено совместное проживание ингушей и осетин, обстановка куда спокойнее и куда менее напряжена, чем в тех, где, по сути дела, созданы ингушские гетто. Вчера один из участников голодовки был госпитализирован».


Глава Северной Осетии Таймураз Мамсуров обвинил в создавшейся ситуации представителей Ингушетии. Он даже призвал президента Ингушетии урезонить своих подчиненных, будоражащих обездоленных людей. На встрече с журналистами, которая состоялась на днях во Владикавказе, Мамсуров высказался по поводу ситуации вокруг Пригородного района республики. Он заявил, что в Ингушетии находятся люди, которым не нравятся мирные инициативы в решении конфликта времен 1992 года, и обвинил членов правительства и парламента Ингушетии в том, что они сознательно будоражат граждан Северной Осетии ингушской национальности. Высокопоставленные чиновники приезжают в населенные пункты Пригородного района и призывают людей не обустраиваться в тех местах, которые выделены им руководством Северной Осетии. Тех же, кто обустраивается в поселке Новом, по словам Мамсурова, называют предателями ингушского народа.


Встреча с представителями СМИ состоялась после того, как 5 июля ингуши и жители поселка Майское объявили голодовку. Майское располагается на границе двух республик, де-юре это территория Осетии, де-факто - мононациональное ингушское поселение. По мнению наблюдателей, на встрече с журналистами Таймураз Мамсуров дал понять: отдельные высокопоставленные лица пытаются использовать фактор беженцев в своих личных интересах, в том числе и материальных. Дело в том, что на содержание беженцев выделяются средств из федерального бюджета.


По мнению Александра Черкасова, федеральный центр дал согласие на формальные меры в отношении ингушских беженцев, а это значит, что обстановка в зоне конфликта ещё долгое время будет оставаться взрывоопасной. «Это, скорее всего, свойство нашей замечательной системы управления с ее вертикалью, - говорит правозащитник. - Поскольку было дано указание в прошлом году решить побыстрее и окончательно проблему урегулирования в зоне осетино-ингушского конфликта, вероятно, власти хотят отчитаться об этом решении. Между тем, создавая такие, по сути дела, гетто и консервируя на протяжении многих лет ситуацию с систематической дискриминацией ингушей, местные власти создают повод для новой напряженности. Молодежь, вырастающая в таких анклавах, больше подвержена экстремистской пропаганде. Напротив, гарантия минимальных прав ингушей, возможности их возвращения пусть не в свои дома, но к своим селам, ликвидировала бы почву для опасной напряженности в будущем. Но это потребовало бы длительной работы на протяжении многих лет и не позволило бы отчитаться о выполнении указаний президента к Новому году или к 1 сентября, или к любому другому назначенному сроку».
XS
SM
MD
LG