Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Могут ли пострадать американо-российские отношения в результате ближневосточного конфликта? Появление антисемитских изданий в русских книжных магазинах в Нью-Йорке провоцирует скандал. Самая дорогая картина выставлена в нью-йоркском музее



Юрий Жигалкин: В четверг Россия в необычно резком тоне выступила с критикой израильских действий в Ливане. Заявление российского Министерства иностранных дел, обвинившего Израиль в том, что его акции «вышли далеко за рамки антитеррористической операции, вызвали беспрецедентное число жертв и разрушений» сильно выделилось не только на фоне сдержанных ремарок представителей США, оно прозвучало даже решительнее заявлений ведущих арабских стран, возложивших вину за происходящее не на Израиль, а на "Хезболлах". Такая позиция Москвы неизбежно вызвала в США аллюзии времен "холодной войны". Вот что говорит профессор Маршалл Голдман, содиректор центра российских исследований Гарвардского университета.



Маршалл Голдман: Нынешняя критика Израиля Россией значительно уступает по уровню злобности советской критике, она более, если можно так выразиться, тонкая. Но она вполне укладывается в контекст меняющегося отношения Москвы к Израилю, если несколько лет назад Путин торжественно принимал в Кремле израильского президента, то сегодня Россия продает оружие Сирии, которое, скорее всего, переправляется боевикам "Хезболлах" в Ливане и применяется сейчас в боях.



Юрий Жигалкин: Как вы считаете, могут ли подобные заявления помочь разрешить этот конфликт?



Маршалл Голдман: Я бы отдал должное России, я думаю, она искренне пытается остановить боевые действия. Правда, критика Израиля вряд ли будет продуктивна. Израиль говорит: мы ушли из Ливана, мы ушли из Газы, но ракеты продолжают поражать наши города, радикальные группы понимают только язык силы и мы должны раздавить их. Помимо военной, перед Израилем стоит трудная пропагандистская задача: убедить международное общественное мнение в своей правоте, и Россия этому не помогает.



Юрий Жигалкин: Ну, а по большому счету, столь ли важна позиция России, ведь даже участники конфликта говорят о том, что реальный вес имеет лишь слово США?



Маршалл Голдман: Я думаю, что российская позиция может оказать влияние на ход событий хотя бы потому, что она может довести до критической массы голоса тех, кто призывает Израиль прекратить операцию в Ливане. Хотя, с другой стороны, не исключено, что забота Москвы о безопасности мирных ливанцев, о чрезмерном применении силы, будет воспринята лицемерной акцией на фоне происходящего в Чечне.



Юрий Жигалкин: Имеют ли право американские книжные магазины распространять антисемитскую, человеконенавистническую литературу на русском языке? Формально, да. Конституция обеспечивает свободу любого слова. Однако, когда нью-йоркские политики обнаружили в магазинах на Брайтон-Бич подобные издания, они решили действовать.



Ян Рунов: С этим политические и общественные организации Нью-Йорка решили бороться гласностью. Они созвали пресс-конференцию у входа в книжный магазин «Мосвидеофильм». Депутат Ассамблеи штата Нью-Йорк Дов Хайкинд рассказал, что направил письма владельцам книжных магазинов «Санкт-Петербург», « RBC » и «Мосвидеофильм» (все - на Брайтон-Бич Авеню) с настоятельной просьбой немедленно снять с продажи книги, распространяющие ложь и разжигающие национальную рознь. Это «Протоколы сионских мудрецов», книги Шульгина и Олега Платонова, отрицающего факт Холокоста...



Дов Хайкинд: Подобная антисемитская ложь не раз вызывала погромы, преследования евреев и приводила к гибели тысяч и миллионов людей. Конечно, американская демократия позволяет продавать всё, что угодно. Поэтому мы только настоятельно просим владельцев магазинов: перестаньте торговать черносотенными книгами Олега Платонова и ему подобных. Я не могу понять, как это произошло? Почему? Кто заказывал эти книги? Кто субсидировал их завоз в Америку? Ведь они стоят намного дешевле других книг, значит, кто-то очень заинтересован в том, чтобы их покупали. Кто эти люди? Это ещё предстоит выяснить.



Ян Рунов: На обложке одной из платоновских книг помещена фотография бруклинского раввина Шломо Брауна. Раввин только недавно узнал, что его фотография использована в антисемитской книге. Он планирует подать в суд на автора или издательство.


Торговля антисемитскими книгами не преследуется американским законом, поскольку первая поправка к конституции гарантирует свободу слова, печати, самовыражения. В то же время суды принимают к рассмотрению жалобы на диффамацию, то есть распространение заведомой лжи, на умышленный ущерб правам и репутации человека...


Пастор Джек Райян заявил...



Джек Райян: Мы здесь собрались не для того, чтобы сжигать ненавистные книги. Мы верим в гражданские свободы. Но свобода слова неотделима от чувства ответственности.



Ян Рунов: О том же говорил глава Демократического клуба избирательного округа Южного Бруклина Марк Давидович...



Марк Давидович: Это позор для тех, кто покупает такие книги, и для тех, кто издает, и для тех, кто продаёт эти книги.



Ян Рунов: Когда пресс-конференция окончилась, менеджер магазина «Мосвидеофильм» вынес несколько антисемитских книг и демонстративно бросил их в помойный бак.



Юрий Жигалкин: В то время как мировые политические деятели делают эмоциональные заявления относительно ближневосточного конфликта, подавляющее число американцев считает, что Соединенные Штаты не должны в него вмешиваться, хотя значительно больше половины опрошенных твердо стоят на стороне Израиля. Таковы результаты опроса, проведенного по заказу телекомпании CNN . 65% опрошенных, следуя традиционному американскому духу изоляционизма, считают, что США должны держаться подальше от конфликта Израиля с "Хезболлах". Приблизительно поровну разделились мнения относительно потенциального участия американских солдат в миротворческих силах в Ливане. Лишь около 40% американцев одобряют действия в этой ситуации президента Буша. Опрос однозначно показал на чьей стороне симпатии американцев в этом конфликте. Лишь 31% респондентов считают, что Израиль перешел границы допустимого в своем ответе на провокацию "Хезболлах", 35% сказали, что реакция Израиля вполне адекватна, 14% верят в то, что Израиль должен вести себя более решительно.


Высокие цены на бензин заставляют миллионы американцев отправляться в интернет в надежде сэкономить на горючем. В последний год отчаявшиеся автомобилисты организовали около двухсот сайтов куда постоянно стекается информация о том, на каких бензозаправочных станциях сегодня наиболее низкие цены. Обилие пользователей (а сайты посещают до десяти миллионов человек в день, они же и дают информацию о том, где какой бензин почем продают) дает возможность найти заправочную станцию с дешевым бензином неподалеку от дома. Главный американский клуб автомобилистов предлагает посетителям своего сайта интернетный калькулятор, который дает точные данные о расходе горючего любой моделью автомобиля, продающейся в Америке, и позволяет подсчитать, сколько бензина и денег уйдет на ту или иную поездку.


Совсем недавно Нью-Йорк обзавелся самой дорогой картиной в мире. (Во всяком случае, из тех, что продаются.) Косметический магнат Рональд Лаудер купил для основанного им австро-германского музея полотно Климта за 135 миллионов долларов. Этот портрет юной Адели, жены австрийского сахарного барона, он был конфискован нацистами, и сейчас, после многолетней судебной тяжбы, возвращен из венского «Бельведера» своей законной владелице, которая и продала его Лаудеру.


Об этой картине - и вызванной ею сенсации - мы беседуем с культурологом Александром Генисом.


Александр, сумма, отданная за картину, как говорят, больше бюджета иных африканских государств. Не звучит ли это несколько абсурдно?



Александр Генис: В дореволюционной Франции государственный золотой запас держали в форме столовой утвари. В случае нужды (скажем, военной) ее можно было переплавить, в мирное время - парижский двор богатство не хранил, он им пользовался.



Юрий Жигалкин: Все мы знаем, чем это кончилось. Но вот Билл Гейтс и другие уважаемые богачи тратят миллионы на благотворительность?



Александр Генис: Благотворительность, как, увы, показывает практика, никогда не искоренит нищету. Она не способна исправить мир, но может его украсить. Филантропия - не огород, а клумба.



Юрий Жигалкин: Покупатель картины, кажется, с радостью отдал за картину самую крупную в истории сумму?



Александр Генис: О, да! Счастливый покупкой Лаудер сказал, что портрет Адели - «наша Мона Лиза». И действительно эта картина достойна стать символом всей эпохи, причем, какой - прекрасной: «бель эпок». Созданное в ее разгар, в 1906 году, полотно Климта сконцентрировало в себе всю энергию западной культуры, умирающей от перенасыщенности. Застыв на грани, отделяющей фигуративную живопись от декоративной и абстрактной, его картина справедливо считается вершиной модернизма: она уже нова, но еще и красива. Утонченная до болезненности, как породистая лошадь, нервная девушка с тонким лицом и изломанными руками вписана в золотой византийский образ. В сущности, это - светская, декадентская икона, на которую могут молиться поклонники соблазнительной, но уже исчезнувшей культуры Старого Света.



Юрий Жигалкин: Но обитает она теперь в Новом.



Александр Генис: Ну и что? Круговорот искусства по мировым музеям - нормальное явление. В конце концов, не важно, где хранятся великие полотна - они принадлежат не родине художника, а всему человечеству. Если «Блудный сын» Рембрандта может висеть в Эрмитаже, то почему бы климтовской «Адели» не украшать Нью-Йорк? Важно лишь, чтобы все шедевры были доступны всем зрителям.


Тем более, что Нью-Йорк, по моему давнему убеждению, - самый очевидный наследник Вены, столицы той космополитической империи, что отметила свой звездный час золотой картиной Густава Климта.



Юрий Жигалкин: Четвертую неделю подряд на первой строчке в списке самых популярных песен журнала "Биллборд" остается композиция « Promiscuous » («Неразборчивая») Нелли Фуртадо.


XS
SM
MD
LG