Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Сочи продолжается разбирательство по делу об избиении сотрудниками ОМОНа группы молодых людей


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский и в Сочи Геннадий Шляхов.



Андрей Шароградский: В Сочи продолжается разбирательство по делу об избиении сотрудниками ОМОНа группы молодых людей, в том числе несовершеннолетних. Возбуждено уголовное дело по статье превышение должностных полномочий. По словам начальника ГУВД Краснодарского края Сергея Кучерука, за происшествие в поселке Лазаревское ответственность понесут сотрудники и начальник отряда.



Максим Ярошевский: Двое подростков находятся в больнице после потасовки, возникшей в кафе на территории оздоровительного комплекса "Дружба" в Лазаревском. Задержаны двое сотрудников ОМОНа, которых обвиняют в превышении должностных полномочий с использованием спецсредств.



Геннадий Шляхов: Это произошло во вторник, 18 июля. В двенадцатом часу ночи сотрудники отряда милиции особого назначения потребовали предъявить документы у посетителей кафе, которое располагалось на территории оздоровительного комплекса «Дружба». Паспортов ни у кого из отдыхавшей компании не оказалось.


О том, что произошло дальше, рассказывает начальник пресс-службы ГУВД Краснодарского края Игорь Желябин в комментариях, распространённых через информагентства. «Граждане неадекватно восприняли предложение предъявить документы, - говорит милицейский чиновник. - Подняли шум, ругались. Сотрудникам ОМОН пришлось их выводить из кафе, усаживать в машины и отправлять в УВД". "Вполне возможно, - продолжает начальник пресс-службы ГУВД Краснодарского края - что в этой ситуации кто-то мог получить ушиб или синяк».


В результате спецоперации было задержано 18 человек. Среди них оказались несовершеннолетние подростки. Родители детей обратились в милицию с жалобой на неправомерные действия сотрудников ОМОНа и предъявили медицинские справки, свидетельствующие об ушибах.


Только после этого началась служебная проверка. Своё расследование проводит прокуратура. Вот как комментирует события в Лазаревском районе прокурор города Сочи Алексей Перфильев…



Алексей Перфильев: Ряд сотрудников ОМОН ГУВД Краснодарского края, который базируется в городе Сочи, будучи при исполнении своих должностных обязанностей превысили свои служебные полномочия и применили насилие и специальные средства в отношении ряда граждан, причинили им телесные повреждения, чем существенно нарушили их законные права и интересы.



Геннадий Шляхов: По результатам проверки, двое сотрудников ОМОНа, которые подозреваются в превышении должностных полномочий с применением насилия и специальных средств, задержаны. Потерпевшими признаны восемь человек. Двое из них - подростки 15 и 17 лет - находятся в больнице с травмами различной степени тяжести. Как заявил прокурор города Сочи Алексей Перфильев, заявления от пострадавших граждан до сих пор продолжают поступать в прокуратуру.



Алексей Перфильев: Суть вопроса в том, что даже на настоящий момент еще продолжали поступать заявления.



Геннадий Шляхов: Первая официальная информация и комментарии появились лишь 20 июля, спустя почти двое суток после происшествия. На них отреагировала Общественная палата России. «Мы намерены разобраться в ситуации в Лазаревском районе», - заявил глава комиссии палаты по контролю за деятельностью правоохранительных структур Анатолий Кучерена. Расследованием ЧП В Лазаревском районе Сочи занимается также специально сформированная следственная группа прокуратуры Сочи.



Максим Ярошевский: Правозащитный фонд "Общественный вердикт" продолжительное время занимается подобными случаями. Сотрудники организации наблюдали за расследованиями инцидентов в Благовещенске, Ивановске, Тверской области. По словам Олега Новикова из "Общественного вердикта", поведение сотрудников ОМОНа можно объяснить, но не оправдать.



Олег Новиков: Объяснить эту агрессию достаточно сложно, потому что, наверное, существует несколько причин. Во-первых, командировки сотрудников ОМОНа в Чеченскую республику. Естественно, зная, что там происходит и в каких условиях они там служат, можно предположить, что да, действительно, эти люди там ожесточаются, и, возвращаясь уже в те регионы, где они непосредственно работают, они не успевают, видимо, переключаться с военных действий на, скажем так, относительно мирную жизнь в других регионах России. То есть те зачистки, те спецмероприятия, которые ОМОН проводит в регионах, где ведутся военные действия, либо различные спецоперации, которые как раз для неспокойных регионов существуют, возвращаясь сюда, они продолжают также работать, как работали там. А мы знаем, что зачастую в Чеченской республике со стороны военных нарушаются права человека очень серьезно. Второе, я предполагаю, что просто они вынуждены так действовать. То есть их руководство, в общем-то, достаточно сильно подставляет, извините за сленг. Подставляет каким образом? Так как они - люди подневольные, им ставят задачу: выполнить то-то, например, убрать протестующих людей каким-то образом, оттеснить их и так далее, а методы, каким способом, там, в Бутове или же в других местах действуют подразделения ОМОНа, ну, это известно. Потом, когда уже начинается разбирательство, например, как в случае с Сочи, крайними, опять же, остаются те же самые омоновцы, потому что, когда руководство ОМОНа спрашивают, как же можно подростков, несовершеннолетних такими методами выдворять в какие-то машины, везти в отделение, они говорят, что те сопротивлялись, и да, действительно пришлось применить силу. Наверное, я бы две причины нарисовал. Первая, то, что люди не подготовлены, те же сотрудники ОМОНа, для работы с населением. Не готовы - потому что все-таки ОМОН существует для выполнения либо боевых, либо каких-то экстремальных задач, а общение с подростками в кафе - это все-таки не дело ОМОНа. С другой стороны, положение самих рядовых омоновцев таково, что при любом раскладе они останутся виноватыми, даже если их вынудило вышестоящее начальство совершить какие-то противоправные действия. Им отдается приказ, они его выполняют. Другой вопрос, что нужно все-таки соображать, что приказы тоже бывают преступными и так далее, но это уже зависит от каждого конкретного омоновца.



Максим Ярошевский: "Общественный вердикт" планирует сейчас как-то заняться более конкретно случившимся в Сочи в Лазаревском?



Олег Новиков: Да, мы будем связываться с потерпевшими, предлагать свою помощь. Если потерпевшие посчитают нужным обратиться к нам, мы будем выносить это дело на правление. Потому что дело, про которое вы говорите, идет в одной череде с Благовещенском, с тем, что происходило в станице Ивановская, с тем, что происходило в Тверской области, то есть такие массовые операции против населения, которые ставили целью, видимо, что-то другое, но вылилось это все именно в что-то, похожее на зачистку в Чеченской республике с определенной долей мягкости, либо жесткости. Это дело, на наш взгляд, очень похожее, и, скорее всего, фонд "Общественный вердикт" будет заниматься этим делом. Но я смогу точно об этом сказать, когда члены правления одобрят это дело.



Максим Ярошевский: С точки зрения правозащитной организации, что вы могли бы посоветовать людям, которые сталкиваются с подобным произволом?



Олег Новиков: Совершенно стандартный набор: обратиться в милицию, обратиться к правозащитным организациям, обратиться к юристам. То есть, если такое произошло, конечно, не стоит на это закрывать глаза и думать: ну да, произошел такой неприятный инцидент, мы пострадали... Но нужно, наверное, все-таки бороться за себя, если человек считает, что его права нарушены тем или иным образом, либо таким достаточно страшным, как перечисленные примеры, тем не менее нужно обращаться в структуры, которые призваны защищать права.



Максим Ярошевский: Потерпевшими по делу об избиении в поселке Лазаревское признаны восемь человек, в том числе трое несовершеннолетних. Для расследования инцидента создана следственно-оперативная группа, проводятся следственные мероприятия.


XS
SM
MD
LG