Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. Кто главный в российском кино – режиссер или продюсер


Мумин Шакиров: Кто главный в российском кино – режиссер или продюсер? В советские времена государство доверяло деньги на производство фильма через студию директору картины. Именно этот человек распоряжался бюджетом фильма, который составлял, в зависимости от размаха постановки, от полумиллиона до миллиона советских рублей. Деньги немалые. Директор картины составлял смету и нес ответственность за каждую потраченную корейку. Но выполнял он чаще всего указание режиссера, то есть творца, который реализовывал свой замысел согласно сценарию.


С появлением продюсера в российском кино статус человека, который сегодня тратит деньги на производство фильма, кардинально изменился. Имена этих людей на слуху наряду с фамилиями успешных режиссеров. Зритель, конечно же, мало обращает внимания на руководителей проекта, больше следит за актерами, реже – за режиссерами. Но кино сегодня держится во многом на продюсерах, которые достают деньги на картину, рискуют капиталом и несут ответственность перед спонсорами или инвесторами за потраченные средства. Иногда продюсера и режиссеры выступают в едином лице.


Моя собеседница – Генеральный директор студии «Слон» Сабина Еремеева. Она принадлежит к молодому поколению продюсеров, которые пришли в кино в начале 2000-х. За ее плечами такие проекты, как «Марс» режиссера Анны Меликян, «Манга» Петра Хазизова, «Ты да я да мы с тобой» Александра Велединского и «Никто не знает про секс» Алексея Гордеева. Кто такой продюсер в современном российском кино?




Сабина Еремеева

Сабина Еремеева: Это человек, который придумывает проект, является инициатором всего, потому что в основном он занимается поиском сценария плюс режиссера. Поскольку у нас все равно режиссерское кино, и все делают ставку, прежде всего, на режиссера, вне зависимости от того, дебютант это или уже известный мэтр российского кино, тем не менее, это момент выбора. Отсматриваются короткометражки, отсматриваются работы, читаются сценарии и делается ставка на сценарий, выбор сюжета и режиссера, а остальное все дополняется в процессе, когда ты уже понимаешь, что выбор сделан. Это еще выбор темы, поскольку у каждого продюсера существует такая сверхзадача: как предвосхитить ситуацию? Потому что кинопроизводство – это год, пока фильм выйдет, пока все это задумывается – это, условно говоря, полтора-два года. Предвосхитить ситуацию, что будет востребовано через два года. Это анализ рынка на сегодняшний момент и на его перспективы. Это определенный риск.


Я стараюсь не идти по шаблонам, но при этом анализирую ситуацию: что запускается и по какому принципу. Иногда меня смущает, когда успешный фильм – и по нему создается подобное кино на подобную же тему и так далее. Это даже не сиквел, это просто повторы, в одно и то же время. Я не понимаю мотивации, потому что, как правило, собирают пенки только первые успешные проекты. Хочется придумать что-то новое, даже рискованное, но опять-таки я иду от персоналий, я иду от личностей, от идеи, от сценария и от режиссера. Например, то, что мне интересно, это комедийные мелодрамы. Я чувствую, что это может быть востребовано, и это совпадает с моими личными интересами – комедии и мелодрамы.



Мумин Шакиров: Продюсеры нередко вмешиваются в творческий процесс, участвуют в разработке сценария, дают советы на съемочной площадке и даже сидят в монтажной. У каждого свои методы работы с режиссерами, иные полностью доверяют творцам, ограничиваясь решением финансовых и производственных проблем.



Сабина Еремеева: Я не могу сказать, что я вмешиваюсь, потому что я являюсь также соавтором проекта не в буквальном, а в более широком понимании. Я бы назвала это сотрудничеством – начинаем с самого начала. Для меня самый важный этап – это подготовительный момент, и самый сложный – это монтажно-тонировочный, « post - production ».


На съемках продюсер – совершенно бесполезное существо, потому что машина запущена, и ты максимум что можешь – смотреть материалы, как-то комментировать. Но повлиять существенно на ход событий, кроме как остановить съемки, продюсер не может, потому что все решается «на берегу». Если ты что-то не успел сделать до съемок, то, значит, не успел или не понял.


Дальше начинаются сложности на « post - production », что самое мучительное, потому что это всегда момент правильного подхода и выбора. Когда есть некая рабочая версия, и у тебя нет четкого решения, позиционирования, ты начинаешь собирать мнения – отборщиков фестиваля, если это фильм « art - house » и ты понимаешь, что продвижение фильма может происходить через фестиваль. Я для себя сделала вывод: пока фильм не будет максимально готов, никому его не показывать. Потому что, как правило, дают диагноз, а диагноз, авторам тоже очевиден, но не дают рецепта. А ты как бы ждешь, рассчитывая на откровенное мнение, что с этим можно сделать. Рецепта нет, с диагнозом понятно все, и любое высказывание по поводу неготового фильма, когда оно выходит наружу – это всегда очень болезненно для картины, потому что это всегда очень предварительно. Когда, например, мне мои друзья показывают фильм и просят дать комментарии, я всегда очень аккуратно высказываюсь и говорю только им, поскольку не могу публично высказываться о фильме, который не готов. Я могу качественно обсуждать только готовый и сделанный фильм.



Мумин Шакиров: Важная составляющая работы режиссера – выбор актеров.



Сабина Еремеева: Мы проговариваем изначально, кого бы мы хотели. Первый шаг – предложения делает режиссер. Я всегда иду от режиссера. Глупо приглашать режиссера для того, чтобы навязывать ему свою точку зрения. Я считаю, что это неправильно. Я выбираю определенного режиссера с определенным вкусом, и именно этим он для меня ценен. Поэтому, я, прежде всего, слушаю то, что хочет режиссер. Когда у меня появляются какие-то сомнения, безусловно, я это обсуждаю. Но я могу сказать по небольшому опыту, который у меня был, что у меня никогда не было противоречий с режиссером с точки зрения выбора актеров. Мы как-то всегда находили общий язык, мы думали, смотрели и делали дополнительные пробы. От меня, как от продюсера, никаких установок по поводу актеров нет, и быть не может.



Мумин Шакиров: Сабина Еремеева оставляет за собой право вмешиваться в процесс монтажа фильма.



Сабина Еремеева: Да, могу, и, собственно говоря, всегда оставляю за собой такое право. Это, к сожалению, потеря времени, потому что всегда картина диктует и начинает жить своей жизнью. И всегда понятно, что лишнее. К сожалению, режиссеру это очень близко и с трудом дается расставание с каждым кадром. Он не всегда может быть объективным – это понятно. Я просто выжидаю время. Кому-то нужна неделя – я говорю: «Хорошо, неделя». Кому-то нужен месяц – я говорю: «Хорошо, месяц». Потом, когда у меня заканчивается терпение, я говорю: «Все!» Для меня нежелательно отстранение режиссера от монтажа. К счастью, я всегда этого избегала, мы как-то договаривались, но право монтажа я оставляю за собой.



Мумин Шакиров: Несмотря на огромное влияние продюсера на кинопроизводство и на судьбу картины, российское кино остается режиссерским. Эту точку зрения разделяет Сабина Еремеева.



Сабина Еремеева: Во-первых, у нас есть определенные традиции, которые нельзя за несколько лет разрушить. Более того, делая каждый свой проект, я работаю в основном с режиссерами-дебютантами, с теми у которого второй фильм. Есть определенная тенденция: я на каждый новый проект с трудом нахожу деньги. Притом что режиссеры, с которыми мы работали, после выхода фильма у них очень много интересных предложений, финансовых предложений, более выгодных, чем я им могу предложить. А я так же начинаю с нуля, я так же начинают подавать на господдержку, я ею регулярно пользуюсь и ищу сопродюсеров. А режиссер в данном случае сделал фильм – у него больше выбора. Поскольку я совершенно независимо существую, то мне всегда гораздо сложнее найти больший бюджет. Вся слава в случае успеха и так далее, достается режиссеру. И, слава богу!



Мумин Шакиров: Но времена меняются – позиции продюсера укрепляются.



Сабина Еремеева: Меняется поколение, поэтому оно не может не отражать все тенденции. Например, приходят молодые люди, которые с иным сознанием, которые уже порабощены продюсером. Они все прекрасно информированы, и они знают о том, что происходит на Западе, какую роль там играет продюсер, они уже имеют небольшой опыт работы на телевидении, где доминирующая функция, вообще главный человек – это продюсер, и это даже не обсуждается. Поэтому когда они приходят к кинопродюсерам, они уже подавлены, они готовы согласиться на все, они уже априори готовы пойти на любые компромиссы. Меня иногда это раздражает, потому что хочется определенной воли, и когда ко мне приходит молодой режиссер, я говорю: «А что вам интересно?» - он говорит: «А что вам интересно?» Я говорю: «Я хочу пойти от вас, от ваших идей». Он говорит: «А я могу все! Вот что вам нужно?» И в данном случае это не любопытно, потому что все равно те проекты, которые я делаю, они такие авторские проекты, очень индивидуальные, мне интересен режиссер, его самобытность. Мне не нужно делать средние какие-то фильмы, я не воспринимаю то, чем занимаюсь, как чистый бизнес, потому что для меня это не бизнес. Понятно, я зарабатываю какие-то деньги, но это не самоцель.



Мумин Шакиров: В России немало известных и успешных кинопродюсеров. Для Сабины Еремеевой их личный опыт – это возможность учиться и добиваться новых результатов.



Сабина Еремеева: Как правило, это Константин Эрнст и Анатолий Максимов, и Александр Роднянский с Игорем Толстуновым. И это не только связано с тем, что они обладают телевизионными ресурсами. Мне нравится их подход. Совершенно полдела – снять фильм, это всего лишь какая-то часть процесса. Как его продвинуть? И это не только деньги, потому что были примеры, когда были деньги, был дополнительный пиар, но, тем не менее, фильмы не получили того резонанса. Это, прежде всего, креатив и концепция. И четкая интуиция, как продвигать, что продвигать и что продавать. И мне кажется, у этих продюсеров это получается. Например, «Дозор», «9 рота», «Питер- FM » - мне кажется, это наиболее интересно.


И это не только ресурс. Это просто понимание того, что можно вытащить из проекта. Например, я видела рабочую версию «Питер- FM » и была на премьере – я искренне поздравила всех участников этого фильма, поскольку они вытащили из этого проекта все, что возможно, фильм сложился, фильм удался. Очень была интересная реклама. И в итоге фильм собрал деньги. Я очень радовалась. Более того, у продюсеров всех были опасения – может ли быть востребовано такое кино? И я очень рада, что это кино востребовано, на него пошли зрители. Это значит, что можно делать более рискованные проекты и получать своего зрителя.



Мумин Шакиров: О том, кто такой сегодня продюсер в России, мы беседовали с генеральным директором студии «Слон» Сабиной Еремеевой.


XS
SM
MD
LG