Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Женщина и автомобиль


Вероника Боде: Тема нашей программы – женщина и автомобиль. Сегодня с нами автомобилистка Ирина Юрова, руководитель клуба любителей автомобиля «Опель-Астра», а также врач-п c ихотерапевт Алексей Магалиф. Третий участникпрограммы - наш постоянный эксперт Юрий Гейко, ведущий передачи «Автоликбез на Авторадио».


Женщина и автомобиль. Женщина за рулем. Мужчины-автомобилисты на эту тему очень любят иронизировать. А вообще, по этому поводу можно встретить самые разные мнение, начиная с безапелляционного утверждения «Женщина за рулем – это потенциальный убийца» или, к примеру, «камикадзе-любитель» - и до фразы «Женщина за рулем – это красиво». Между тем, женщин-автомобилисток становится в России и в мире все больше и больше. Интересно, услышим ли мы когда-нибудь «Женщина за рулем – это нормально»?


Вопрос гостям: по вашим наблюдениям, в России на данный момент каково отношение к женщине-автомобилистке? Юрий, прошу вас.



Юрий Гейко: Вы знаете, оно меняется. У меня оно меняется. Например, еще года полтора назад, когда меня приглашали пару раз на телепередачи на эту тему, в частности, на «Принцип Домино», я отказался прийти. Потому что я не считал это проблемой. Что значит «женщина за рулем»? На Западе на нас за такую тему уже давно в суд бы подали - за дискриминацию. А сейчас, честно вам скажу, буквально в последний месяц, я вижу, что есть разница. Женщина за рулем – об этом стоит поговорить.



Вероника Боде: А почему именно в последний месяц? Что изменилось?



Юрий Гейко: Может быть, раньше не замечал. А потом их стало совсем много.



Алексей Магалиф: Юрий Васильевич чаще стал смотреть на женщин.



Ирина Юрова: Замечательно.



Юрий Гейко: Может быть, да. Психотерапевты - они все знают.



Смех в студии



Юрий Гейко: Я вижу, например, что каждая вторая женщина за рулем болтает по телефону. Причем не просто болтает, а едешь за ней пол Садового Кольца, и пол Садового Кольца она говорит по телефону. Это раз. Во-вторых, никто так не всовывается в пространство между машинами, никто так не подрезает, как женщины. Клянусь, я раньше так не думал.



Вероника Боде: Алексей, прошу вас. Существует ли вообще такая проблема, как женщина за рулем?



Алексей Магалиф: Проблема, наверное, надуманная. И в первую очередь она надумана мужчинами. Сами же мужчины виноваты в том, что женщина села за руль, потому что мужчинам это очень удобно стало с некоторых пор: не ездить по магазинам после работы и не совершать бессмысленные покупки. Поэтому часто мужчины покупают своим женам и подругам машины, чтобы сэкономить на этом свое собственное время.



Юрий Гейко: А из гостей?



Смех в студии



Алексей Магалиф: А из гостей - тем более! С нашими-то алкогольными традициями! А если говорить серьезнее, то различия, конечно, существуют: прежде всего, на уровне психофизиологии мужчины и женщины.



Вероника Боде: О различиях мы непременно поговорим позже. Ирина, каково, на ваш взгляд, отношение к женщине-автомобилистке?



Ирина Юрова: Вы знаете, я сама автолюбительница, я постоянно за рулем, уже не первый год. Могу сказать, что, да, женщина за рулем – это, может быть, и страшно, и в тоже время, они могут себя достойно показать на дорогах: очень уважительные, аккуратные. У кого-то это проявляется намного сложнее, кому-то это дается проще. Ведь согласитесь, что кому-то дано ездить за рулем, а кому-то не дано. Так же, как и мужчина может совершать какие-то необдуманные поступки: например, перестраиваясь с левого ряда, резко повернуть направо, не посмотрев в зеркала. Проблема действительно существует. Женщина может думать о детях, а в это время надо развернуться: ах, я пролетела поворот! Вот этот момент настолько резко может возникнуть, что она не успеет подумать, что дальше разворот. Ой, извините, мужчина! Улыбнулась и поехала дальше. Это очень сложный момент – доказывать мужчинам, что женщина может ездить, и что она будет ездить – и очень актуальный.



Юрий Гейко: Конечно, может ездить, конечно, будет ездить и уже ездит.



Алексей Магалиф: У меня жена прекрасно ездит.



Юрий Гейко: Я хотел бы добавить, что Ира не просто любитель-автомобилист, как она сказала, она ведь еще и рейсингист. Так что мы сегодня пригласили не просто женщину-автомобилиста, а мы пригласили очень крутую женщину, которая участвует в гонках. Поэтому нагрузка на вас, Ира, будет серьезная сегодня.



Ирина Юрова: С удовольствием!



Вероника Боде: Ира, а вы чувствуете на дороге какое-то особое отношение со стороны мужчин-автомобилистов? Уступают вам дорогу, пропускают или, наоборот, стараются подрезать, - притесняют, одним словом?



Ирина Юрова: Вы знаете, очень разные ситуации бывают. Встречаются люди, которые с уважением относятся, с восхищением даже, можно сказать. Мне, с одной стороны, и жалко мужчин, потому что им попадаются девушки, которые ужасно водят…



Юрий Гейко: Ира, а что, через тонированные стекла видно блондинок, да?



Ирина Юрова: У меня не такая сильная тонировка.



Юрий Гейко: У вас тонированные стекла, я видел.



Ирина Юрова: Меня видно за рулем. (Смеется) А иногда я могу даже открыть окно.



Вероника Боде: А вот как вы думаете, такое ироническое, пренебрежительное отношение к женщине за рулем, какое, в общем, часто в России можно встретить («женщина за рулем – потенциальный убийца», могут еще сказать «обезьяна с гранатой»), чем это обусловлено? Может быть, тем, что вождение автомобиля просто изначально рассматривается, как сугубо мужское занятие? Но ведь, как я понимаю, одной из первых автомобилисток была женщина, не так ли?



Юрий Гейко: Да, кстати. Многие этого не знают, но автомобиль родился с участием женщины. Потому что первый автопробег в мире, первая реклама автомобиля в мире и первый ремонт первого автомобиля в мире был осуществлен Бертой Бенц, женой легендарного Бенца, когда она втихаря от мужа посадила двоих сыновей на трехколесную коляску, которую муж подарил, и повезла их в соседний город, по-моему, 100 с чем-то километров. По дороге она ремонтировала тормоз (там кожаный был тормоз) и чистила шляпной булавкой бензотрубку. Благодаря ей, по сути дела, был совершен первый пробег, то есть она первый пиарщик первого автомобиля.


Но мне бы хотелось обратиться к Алексею, к нашему психотерапевту. Ведь когда, например, говоришь на бытовые темы, в то числе, на сексуальные, семейные и так далее, все утверждают, что женщины и мужчины – это два разных мира. Кстати, женщины, когда им выгодно, говорят, что мы разные. А когда им выгодно быть такими же, как мы, они говорят: «а какие проблемы?». Мы такие же, как и вы. Есть ли все-таки, Алексей, какие-то отличия? Мы разные миры или нет?



Алексей Магалиф: Мы очень близкие миры.



Смех в студии



Алексей Магалиф: Но есть некоторые различия. Прежде всего, здесь потрудилась эволюция. Надо вспомнить, чем занимался мужчина в пещерные времена. Он был охотником. Уходил на далекие расстояния в поисках добычи, блуждал где-то там по лесам, горам, полям, лугам. При этом он еще должен был вычислить дичь, которая бегала неизвестно где, вычислить траекторию брошенного камня, стрелы и так далее. И после всего этого еще и вернуться в свою любимую пещеру.



Юрий Гейко: И дотащить мамонта.



Алексей Магалиф: Да, дотащить мамонта. То есть у него была своя миссия. А женщина сидела в своей любимой пещере, отходила недалеко от нее.



Юрий Гейко: Стало быть, мы разные, и за рулем тоже есть различия.



Алексей Магалиф: Юрий Васильевич, дай сказать, подожди. Мы действительно разные за рулем, я сейчас к этому плавно подведу. Женщина должна была следить за тем, чтобы не разбегались дети, чтобы где-то ягоду собрать или с дерева плод сорвать. У нее эволюционно очень хорошо стал развит периферический сектор зрения, то есть видение. Почему женщина в магазине мгновенно охватывает все полки и все секции? Именно благодаря вот этому эволюционному чутью.



Юрий Гейко: Точно!



Смех в студии



Алексей Магалиф: Я много чего тебе скажу, что будет точно. Поэтому эволюционно так сформировалось, что…



Юрий Гейко: Не только охватывает, но и все стремится купить.



Смех в студии



Алексей Магалиф: Да, массу ненужных вещей, потому что ей они нравятся. Хотя логики, казалось бы, здесь нет.


Так вот, немножко о мозге. У нас, как известно, есть два полушария – левое и правое. Левое отвечает за логику, аналитическое мышление, а правое – за творчество или образное мышление. Так вот, в той самой правой доле есть центры, очень развитые у мужчин, они отвечают за пространственную ориентацию, то есть за ориентацию на местности. У женщины таких зон нет. Она мыслит всеми двумя полушариями.



Вероника Боде: По-моему, уже все сказано.



Смех в студии



Юрий Гейко: Это называется географический кретинизм.



Алексей Магалиф: Вот это и есть основная проблема женщины на дороге. Ей хуже дается ориентация в пространстве. Отсюда и масса ошибок, которые она совершает. Но это лечится, говорю сразу. Это очень хорошо лечится. Забегая вперед, скажу, что на курсах вождения надо не только научить человека правильно нажимать на педальки и крутить рычажки, а нужно (и очень важно!) научить его анализу ситуации на дороге. Особенно это важно для женщин.



Вероника Боде: Алексей Александрович, видимо, и подготовка мужчин и женщин к вождению должна быть разной?



Алексей Магалиф: С учетом так называемой психофизиологии и этих различий… Кстати, если уж говорить до конца, то, например, можно привести такую статистку. Только 10 процентов женщин успешно ориентируются в пространстве. Почему, кстати, очень многие женщины, успешно закончившие курсы вождения, так и не приступили к управлению автомобилем? Все из-за того самого страха перед бурлящим потоком и плохой ориентацией в пространстве. Наверное, именно этому надо уделять особое внимание при подготовке женщин-водителей.


Кстати, я это в свое время подтвердил на практике. Моя жена, закончив курсы вождения, была в паническом ужасе от того движения, в которое ей предстояло влиться. Поэтому каждый день на протяжении нескольких недель мы утром и вечером проделывали следующее упражнение. Я садился вместе с ней. Мы накатывали определенные маршруты. Она запоминала, где какой поворот, как работает светофор, в каком ряду ей лучше двигаться, - так потихонечку мы накатали несколько маршрутов. А потом она преодолела этот страх и спокойно водит уже не один год.



Ирина Юрова: А ей не страшно было выезжать на другие маршруты?



Алексей Магалиф: Поначалу было страшновато. Но когда она накатала именно свои любимые маршруты, потом она уже стала прокладывать себе новые. Потом потихонечку, шаг за шагом, набрала очень много маршрутов и водит теперь спокойно.



Ирина Юрова: Да, можно сказать то же самое и про меня. Что меня научило ездить? Я самостоятельно, потихонечку. Мой папа не знал, что я брала машину из гаража, водила, самостоятельно изучала маршруты, самостоятельно ездила. Естественно, было очень тяжело ориентироваться по карте.



Алексей Магалиф: Да, вот с трехмерным пространством у мужчин лучше.



Ирина Юрова: Да.



Алексей Магалиф: Мы сразу эту карту крутим в голове.



Ирина Юрова: Да, я помню, я видела сравнительно недавно, как девушка с молодым человеком сидят и переворачивают карту, видимо, проверяя, где повернули, где не повернули. Тяжело было смотреть карту, самостоятельно запоминая, где какие улицы. Участие в гонках помогает ориентироваться в Москве, искать более быстрые объезды. Существует всякие улочки, переулочки...



Алексей Магалиф: Прошу прощения, хочу в пользу женщин добавить. Женщина хорошо видит все детали.



Ирина Юрова: Да, запоминает все мелочи.



Алексей Магалиф: Поэтому штурманом женщина была бы очень даже неплохим. Она видит такие детали, которые не сразу видит мужчина. Правда, некоторые женщины могут, например, для ориентира в пространстве выбрать, скажем, зайца, сидящего на лужайке.



Смех в студии



Ирина Юрова: Или магазин. Например: а вот в этом магазине я когда-то что-то покупала.



Алексей Магалиф: Да, да, да.



Ирина Юрова: Мужчина говорит – я знаю, что здесь есть поворот направо, здесь налево, а здесь надо ехать прямо. А вот как доехать досюда? Она скажет – а вот здесь я выходила из метро, по-моему, вот здесь я повернула направо, значит, там можно проехать.



Алексей Магалиф: К сожалению, это вот то самое левое полушарие, которое у мужчин доминирует, они более склонны к обобщению. Хотя женщины больше видят, больше запоминают больше мелких деталей, но обобщают все-таки лучше мужчины.



Вероника Боде: Юрий, в чем, на ваш взгляд, основная разница между мужской и женской манерой вождения?



Юрий Гейко: У женщин более острожная манера. Например, нарушают женщины значительно меньше, по моим наблюдениям, ездят значительно осторожнее. Есть цифры, которые я хотел бы озвучить. Это западные цифры. На Западе есть так называемая вторая стадия обучения, уже после получения прав, когда человек с год поездил. Так вот, известно, что после второй стадии обучения, у мужчин до 25 лет снижается аварийность на четверть – на 25 процентов, у женщин – на 16. У мужчин старше 25 лет - снижается на 18-20 процентов, у женщин вообще не снижается.


О чем это говорит? На первый взгляд, о неполноценности женщин. Но я считаю, что это неправильно. Например, моя жена… (Я на нее тоже ориентируюсь. Я ее учил ездить. Она уже 15 лет ездит без единой аварии, кстати.) Она говорит: а что ты удивляешься, женщина более ответственна. У нее эта планка и так высока. Ей больше некуда совершенствоваться.



Алексей Магалиф: Это биологически. Это детерминировано природой женщины. Она более ответственна, в принципе, - за себя и за потомство. Поэтому у женщины всегда выше ответственность, чем у мужчины.



Юрий Гейко: Но вот, что касается нарушений, то, по моим наблюдениям, мужчины нарушают, как правило, сознательно и по-крупному, а женщины случайно и по мелочи.



Алексей Магалиф: Хочу добавить: просто надо понять, что такое для женщины машина? Это принципиально.



Юрий Гейко: А что?



Алексей Магалиф: Для женщины это прежде всего средство передвижения, причем еще и часть ее внутреннего мира, часть ее домика. Там должно быть много всяких деталей, в которых ей уютно, хорошо. Многие женщины, выезжая из дома, продолжают накладывать макияж, красить ногти.



Смех в студии



Алексей Магалиф: Если она смотрит в зеркало заднего вида, она должна непременно посмотреть, как выглядит ее глаз, например.



Ирина Юрова: Надо посмотреть – обратили ли на нее внимание те, кто едет сзади.



Алексей Магалиф: Да. Женщина передвигается из одного пункта в другой. Мужчина, как правило, выезжает на дорогу, как на тропу войны. У него не домик, у него боевой конь. Он должен проскакать, причем проконкурировать с другими участниками этой бешеной скачки, показать себя. Если он подрезает, то он это делает специально, чтобы все видели, какой он удалец. Разные миссии выполняют мужчина и женщина на дороге.



Ирина Юрова: Могу сказать про себя. Что для меня моя машина? Для меня – это маленький домик.



Алексей Магалиф: На колесиках.



Ирина Юрова: Да, собственный домик на колесиках. У меня нет плюшевых игрушек, каких-то там красивых вещей в виде баночек с духами или освежителей. У меня машина оформлена внешне. Мою машину знают, мою машину запоминают. И, естественно, очень много женщин одушевляют автомобили.



Вероника Боде: Спасибо, Ирина.А сейчас предлагаю вашему вниманию выпуск автоновостей, который подготовил Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов: Государственная Дума России готовится вернуть прежнюю схему уплаты транспортного налога, когда квитанцию автовладелец предъявлял в ГИБДД при прохождении техосмотра. Депутаты намерены принять закон, восстанавливающий прежний механизм, поскольку налоговая служба не справляется со сбором денег с автовладельцев. Правда, остается непонятным, как быть с владельцами новых автомобилей, которые теперь должны проходить техосмотр один раз в три года.



Власти Москвы намерены в 2007 году перевести дорожно-ремонтные службы на систему гарантии и добиться возникновения конкуренции в этой сфере. Деньги из бюджета будут получать те организации, которые гарантируют поддержание дорожного полотна в нормальном состоянии на весь период договора с муниципалитетом. Если подрядчик не справится с этим обязательством, от его услуг мэрия откажется. Юрий Лужков надеется, что экономическая выгода заставит дорожников содержать московские трассы в полном порядке.



«АвтоВАЗ» учредил Всероссийский конкурс молодых дизайнеров среди студентов специализированных вузов. В этом году поданы заявки из 10 учебных заведений. Согласно условиям конкурса, проект-победитель будет реализован в виде демонстрационного образца в натуральную величину. Затем эта модель будет экспонироваться на автосалонах и других автомобильных выставках.



«Запорожец», который Владимир Путин показывал во время саммита «большой восьмерки» Джорджу Бушу, президент России решил передать в автомобильный музей, который будет открыт в Стрельне под Санкт-Петербургом. По словам Владимира Путина, машина попала к нему в 1972 году, когда он был студентом. Несмотря на внешнюю непривлекательность, она была неплохой для своего времени, и, самое главное, дешевой. Интересно, что на «Запорожце» сохранился регистрационный номер еще с ленинградским кодом.



На международном авто-шоу в Лондоне «Опель» показал обновленную модель «Корса». Внешне она во многом напоминает модель «Астра» или «Фиат Пунто», но имеет выдвижную платформу на бампере, куда можно поместить велосипед или другой груз весом до 40 килограммов. По техническим параметрам обновленный «Корса» станет конкурентом «Рено-Клио», «Пежо-207» и «Фиат Пунто».



Компания «Даймлер Крайслер Автомобили РУС» осенью выводит на российский рынок специальную серию седанов С класса. Серия «Мистик» тиражом всего 350 экземпляров рассчитана только на российский рынок. Машины будут отличаться эксклюзивной окраской и отделкой интерьера от designo, который с 1995 года поставляется для автомобиля «Мерседес Бенц» и служит эталоном качества отделки. Цена эксклюзивных «Мерседесов» серии «Мистик» составит от 32 до 45 тысяч евро.



Одна из автобусных компаний в южнокитайском городе Шеньжень отказывается брать на работу водителей, чьи имена означают «храбрый» или «герой». Руководство транспортного предприятия считает, что водители с такими именами слишком часто становятся виновниками многих дорожных происшествий, что подтверждает статистика последних лет. По мнению руководства компании, имена диктуют манеру поведения на дороге и шоферы проявляют храбрость и геройство там, где этого делать не следует.



Вероника Боде: Существует мнение, что женщины на дороге аккуратнее мужчин, что они более дисциплинированны, всегда следят за техническим состоянием автомобиля и не затягивают с ремонтом.



Юрий Гейко: То есть как - следят? Кто сказал?



Смех в студии



Вероника Боде: Ездят в сервис, определяют все, ли в порядке. Вы не согласны?



Юрий Гейко: Абсолютно.



Вероника Боде: А также есть мнение, что женщины реже превышают скорость и практически не садятся за руль в нетрезвом виде.



Юрий Гейко: Тоже не так.



Вероника Боде: По статистике, хотя женщины имеют больше мелких аварий и нарушений, но на их счету гораздо меньше серьезных дорожно-транспортных происшествий. Я так понимаю, что Юрий хочет поспорить и с этим утверждением.



Ирина Юрова: Да, две спорные темы у нас будут.



Юрий Гейко: По поводу алкоголизма и выпивки предоставлю слово Алексею, а вот насчет технического состояния, что следят за техническим состоянием, хотя бы по срокам… Да, ничего подобного! Приходится самому все помнить. Естественно, если у жены своя машина, если она не ездит на вашей.



Алексей Магалиф: Это точно.



Юрий Гейко: О! Приходится все помнить и напоминать, да еще и испытывать противодействие.



Алексей Магалиф: Я веду дома две истории болезни – на свою машину и на машину жены.



Смех в студии



Юрий Гейко: Правильно, здесь надо следить и за машиной, и за женщиной.



Вероника Боде: У нас есть звонок. Георгий из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте! Тут, конечно, достаточно интересно то, что вы говорили о полушариях. В связи с этим интересно, кто в экстремальных ситуациях более правильно принимает решение – мужчины или женщины? Второй вопрос. Быстрее ли реакция мужчины на создавшуюся ситуацию или она одинаковая с женской?



Алексей Магалиф: Насчет специальных исследований я не помню, а вот то, что мужчина в экстремальной ситуации быстрее реагирует, это уже известно. Опять же, все это упирается в то, что женщине приходится обрабатывать слишком много информации - поэтому она иногда не успевает выбрать что-то главное. Это к вопросу о том, что левое полушарие доминирует у мужчин. Оно отвечает за логическое и аналитическое мышление.



Вероника Боде: Считается, что женщины реже садятся за руль в нетрезвом состоянии.



Юрий Гейко: По моим наблюдениям, довольно часто садятся. Наверное, это пошло оттого, что несколько лет назад, когда женская автомобилизация только начиналась в России, женщинам была лафа ездить. Инспекторы, если и останавливали их из любопытства, то особенно не принюхивались. Это было несколько лет назад. Сейчас, наверное (Ира не даст мне соврать) таких послаблений нет. Но, по моим наблюдениям, женщины чаще ездят в нетрезвом состоянии – с банкетов, с корпоративных вечеринок.



Ирина Юрова: Наверное, не соглашусь.



Юрий Гейко: Не чаще мужчин.



Ирина Юрова: А, если не чаще мужчин, тогда – да.



Юрий Гейко: А чаще это явление стало наблюдаться.



Ирина Юрова: Я тоже замечаю. Приходится ездить на какие-то встречи, мероприятия: да, люди садятся, подвыпивши, за руль. Я могу сказать о себе, что я алкоголь практически не употребляю. Ну, не понимаю я этого, а тем более садиться за руль... Я же подвергаю опасности людей: не то, что себя и свою машину, а я подвергаю опасности любого человека со стороны!



Алексей Магалиф: К сожалению, об этом так мало думают! Потому что, в самом деле (пусть мои слова будут такие - очень страшные), машина – это средство убийства и самоубийства. Об этом надо всегда помнить, когда садишься за руль автомобиля. Одно неловкое движение - и кто-то очень сильно пострадает. А уж тем более, когда человек принимает алкоголь, снижается контроль за ситуацией.



Ирина Юрова: Уровень ответственности падает.



Алексей Магалиф: Да, ему трудно просчитать скорость своего автомобиля, чужого и так далее. Кстати, коль уж мы о женщинах стали говорить: к сожалению, в практике очень часто приходится сталкиваться с женским алкоголизмом или алкогольной зависимостью у женщин, - так вот, женщины стали пить действительно чаще и больше. Пьют, правда, в основном, слабые алкогольные напитки – то же самое пиво, коктейли, вино. Кстати, многие женщины даже не придают значения тому, что они немножко выпили. Потому что, скажем, водку выпить – это ужасно, а вот коктейльчик или баночку пива – это, вроде бы, не считается.


Единственное, я на эту тему хочу дать совет. Есть специальные формулы, которые позволяют четко вычислить, через какое время после употребление алкоголь покидает организм человека. Если можно, я дам ссылку на таблицу, на формулу. Слушатель там может посмотреть, сколько нужно выпить, чтобы трезвым сесть за руль. Эта формула или таблица расположена по адресу сайта www . magalif . ru .



Вероника Боде: Американка за рулем – это тема нашего зарубежного репортажа, который подготовил специально для этой программы корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Ян Рунов.



Ян Рунов : Статистика показывает, что в Америке женщины чаще сдают экзамен по вождению с первого раза, чем мужчины. А страховые компании заинтересованы в привлечении клиентов-женщин, поскольку это сопряжено с меньшим риском. Вот что пишет интернетный журнал “ Insurans ”: «при прочих равных, женщина от 18 до 25 лет платит за страхование автомобиля меньше, чем ее сверстник-мужчина. Потому что даже в этом, наиболее рискованном для автомобилиста, возрасте у женщин меньше аварий и нарушений. Так утверждает Дэвид Снайдер, вице-президент американской страховой ассоциации. Причина разницы в оценке риска заключается в том, что у юношей и у мужчин до 25 лет наблюдается эмоциональная незрелость и не очень развит страх смерти. Так, во всяком случае, считает Кэролин Горман, вице-президент Института страховой информации в Вашингтоне.


Главный редактор и основатель американского женского журнала «Дорога и путешествие» Кортни Колдуэлл дала интервью Радио Свобода по сотовому телефону, одновременно управляя своим автомобилем.


Скажите, у кого больше штрафов за нарушение правил вождения: у мужчин или у женщин?



Кортни Колдуэлл : У мужчин – больше. Женщины водят осторожнее.



Ян Рунов : А кто лучше владеет автомобилем, ориентируется в ситуации? У кого лучше реакция на неожиданности?



Кортни Колдвэлл : (Смеется) Если вы зададите этот вопрос мужчине, то он, естественно, ответит, что мужчины водят автомобиль лучше. Но я скажу, что женщины водят осторожнее, не так агрессивно, как мужчины. По статистике, у женщин меньше штрафов и меньше аварий. Женщины реже попадают в дорожно-транспортные происшествия. Они больше заботятся о безопасности на дороге. Безопасность – главное соображение женщины при покупке автомобиля.



Ян Рунов : Мнение о том, что женщины за рулем ведут себя осторожнее, осмотрительнее и меньше нарушают, - устоявшееся распространенное и … устарелое. Новейшие исследования показывают, что, по крайней мере, это справедливо не для всех возрастных категорий. Действительно, по данным исследований, проведенных недавно факультетом медицины и здравоохранения Университета Джонса Гопкинса, вероятность гибели мужчины в автомобильной катастрофе в три раза выше, чем вероятность гибели женщины. Но это потому, что мужчина и ездит намного больше. Если же взять фактические цифры, то выясняется, что на 1 миллион миль автопробега мужчина совершает 5,1 автомобильных аварий, а женщина – 5,7.


Исследователи, опубликовавшие свои наблюдения в июльском номере журнала « Epidemiology», пишут, что хотя среди водителей до 20 лет юноши совершают на 20 процентов больше аварий, чем девушки, риск аварии сравнивается в возрасте от 20 до 35 лет. А после 35 лет, как это ни странно, женщина за рулем больше рискует попасть в аварию, чем мужчина. Причина этого явления не совсем понятна, как признает сам автор исследования профессор Гуохуа Ли. Но статистика неумолимо указывает на тенденцию. По данным Арлингтонского страхового института за безопасность на дорогах, с 1975 по 2003 год смертность женщин-водителей в автомобильных авариях возросла на 14 процентов, тогда как смертность мужчин за тот же период времени уменьшилась на 11 процентов. Правда, этот факт, как говорит эксперт по автомобильному страхованию Дэниэл Каммер из Иллинойса, легко объясним. Процент смертности возрос потому, что вырос процент женщин с водительскими правами. Они проводят за рулем теперь гораздо больше времени, чем 25-30 лет назад.


Равенство между мужчиной и женщиной теперь почти достигнуто и в том, как безрассудно они водят автомобиль. Если эта тенденция сохранится, говорит эксперт по страхованию Талли Леман, то разница в стоимости автомобильной страховки для мужчин и женщин вовсе исчезнет.



Вероника Боде: Уважаемые гости, ваши комментарии, пожалуйста! Как вы полагаете, российская ситуация в данном случае сильно отличается от американской?



Юрий Гейко: Во-первых, очень интересная информация. Самое интересное, что у нас никаких исследований по поводу мужчины за рулем, женщины, ДТП и так далее - не ведется. А там уже ведется. Так что нам стоит к этому прислушаться. Как я понял, разная стоимость страховки для мужчин и женщин. По-моему, это ответ на все вопросы: есть проблема – «женщина за рулем» или нет проблемы.



Алексей Магалиф: Поэтому они статистику такую и ведут. Они считают все.



Ирина Юрова: Видимо, мы стоим дороже.



Алексей Магалиф: Конечно.



Юрий Гейко: Я знаю, был даже случай, когда один американец трижды, по-моему, попадал в ДТП, и всякий раз ссылался на то, что он ехал утром и жевал бутерброд. Так страховая компания заказала исследование по этому поводу. Американцы очень дотошные люди. Хотите, я вам анекдот расскажу?



Алексей Магалиф: А я потом тоже.



Смех в студии



Юрий Гейко: Перевернулся крутой джип. Спрашивают: «В чем дело?» «Хозяйка ехала, разговаривала по мобильнику». «Ну и что?» «А в это время второй мобильник позвонил».



Смех в студии



Алексей Магалиф: Это правильно. Женщину неизвестно что на дороге будет больше интересовать – разговор с подругой или светофор.



Юрий Гейко: Вообще катастрофа женщины за рулем – это телефон.



Алексей Магалиф: И губная помада, и все остальное.



Вероника Боде: Вы анекдот обещали рассказать.



Алексей Магалиф: А анекдот такой. Женщина останавливается в пробке, потому что никак не может справиться с переключением коробки передач. Сзади, естественно, сразу образовались огромные заторы. Все гудят, требуют, чтобы она двигалась. Она спокойно покидает автомобиль, подходит к сзади стоящему автомобилю и обращается к мужчине: «Я вижу, что вы профессионал. Не могли бы вы мне помочь разобраться с включением коробки передач? А пока вы будете разбираться с моей машиной, я сяду в вашу и понажимаю на ваш гудок».



Смех в студии



Вероника Боде: Возвращаясь к американской ситуации… В 2005 году в отчете Национальной администрации по безопасности дорожного движения США говорилось, что в последнее время количество женщин за рулем превысило количество мужчин. Вот отличие от российской ситуации! В России пока, по некоторым данным, даже в Москве женщина за рулем только каждого четвертого автомобиля.



Юрий Гейко: Да, каждый четвертый-пятый автомобиль.



Вероника Боде: Тем не менее, сейчас большинство учащихся на автокурсах в России – это женщины (примерно 70-80 процентов). Как вы думаете, почему российские женщины сейчас просто массово садятся за руль?



Алексей Магалиф: Эмансипация.



Ирина Юрова: Возможно, с одной стороны, женщина хочет доказать свою независимость. Наши женщины стали сильнее. Они могут показать, что вот, да, дорогой, у меня есть дела. Мне надо отвезти детей, сделать маникюр, съездить по магазинам. Если ты согласен везти меня, пожалуйста. Естественно, мужчина говорит – извини, дорогая, но мне надо на работу. Есть вариант – или я оставляю тебе машину, или давай купим тебе, и ты будешь заниматься своими делами.


Приходится также ехать на работу, заехать в магазин, забрать детей. Мужчина скажет – господи, как же хочется приехать домой, отдохнуть, никуда не ехать! Согласитесь?



Алексей Магалиф: Это точно.



Юрий Гейко: Жизнь заставляет.



Ирина Юрова: Жизнь заставляет садиться за руль.



Юрий Гейко: И потом, автомобиль перестал быть поводом для многолетних накоплений.



Ирина Юрова: Перестал быть предметом роскоши.



Юрий Гейко: Да, как было раньше, когда полжизни копили на машину, остальные полжизни ездили, да еще и потомкам оставляли.



Вероника Боде: У нас звонок от Сергея из Санкт-Петербурга, здравствуйте.



Слушатель : Добрый день, господа. Меня заинтересовал сам факт, что у нас страховые компании никаких исследований не ведут. Скажите, пожалуйста, уважаемые участники, может быть, это просто говорит о том, что у нас страхование - это не бизнес, а просто квазибизнес? Может, там величина откатов настолько велика, что им это незачем?



Юрий Гейко: Это уже другая тема – бизнес страховых компаний.



Ирина Юрова: Я не думаю, что у нас будет разделение на женщин и мужчин за рулем, как в Америке.



Юрий Гейко: Когда-нибудь, может быть. Мы же идем, в общем-то, по проторенной дорожке. Может быть, и будет.



Вероника Боде: У нас есть звонок. Наталья из Москвы, здравствуйте.



Слушатель : Здравствуйте! Я как раз та самая женщина-автомобилистка, которую, наверное, боятся все мужчины. Мне примерно под 50.



Смех в студии



Юрий Гейко: Подмога подошла к Ирине.



Слушатель : Я получила права, когда мне было уже за 40. Машина у меня «Нива», ужасно грязная, никаких игрушечек там нет. А хотела я поспорить с гостями. Во-первых, вы сказали об ориентации женщины в пространстве. Я вожу машину не очень хорошо, честно признаюсь, но в потоке я ориентируюсь, я считаю, нормально. Мне кажется, что женщине сложнее ориентироваться топографически – доехать до какой-то улицы в Москве, на которой мы раньше не были.


Второе мое соображение - на тему, почему женщины сели за руль. Мне кажется, что это связано с чисто экономической ситуацией. Просто народ, особенно в Москве, стал лучше жить. Поэтому просто у семей появилась возможность купить вторую машину.



Юрий Гейко: Не обязательно ведь вторая машина.



Ирина Юрова: Она может быть и единственной.



Юрий Гейко: Подавляющее большинство семей, где женщина ездит, имеют одну машину.



Ирина Юрова: Да.



Юрий Гейко: Поэтому я бы не согласился с нашей слушательницей во втором вопросе. А в первом – Алексей так и сказал.



Алексей Магалиф: Да, я именно об этом и говорил. Не буду повторяться. На самом деле 10 процентов женщин очень хорошо ориентируются в пространстве. По этой причине, кстати, - я уже говорил о том - именно это количество женщин после курсов садится за руль, а остальные боятся.



Юрий Гейко: Хотел бы у вас спросить, посоветоваться. По моим наблюдениям, у женщин есть большая проблема – парковка, причем гораздо большая, чем у нас, мужиков. Это так, Ира?



Ирина Юрова: Могу привести пример.



Юрий Гейко: Я почему об этом заговорил: у меня жена не поедет в магазин, который в двух кварталах, если она не уверена, что она там запаркуется. Она поедет через весь город, если уверена, что там запаркуется. Это так?



Ирина Юрова: Конечно, бывают моменты, что и мужчина может поперек поставить машину и совершенно спокойно уйти. Он не подумает о стоящей рядом машине. А женщина не чувствует момента пространства. Она переживает: а вдруг я поцарапаю его машину? Как он будет выезжать?



Юрий Гейко: Парковка была для вас лично проблемой?



Ирина Юрова: Для меня она не была проблемой, потому что я преодолела этот барьер. Я приехала на площадку и начала тренироваться.



Алексей Магалиф: Все правильно.



Ирина Юрова: Я позвонила своему инструктору и сказала: Дима, помоги, пожалуйста. Я не могу запарковаться мордой. Я могу запарковаться задом, потому что там обзор лучше...



Юрий Гейко: Хороший совет, кстати, как преодолеть такие вещи.



Ирина Юрова: …На что он мне ответил: я сам не могу.



Смех в студии



Алексей Магалиф: На самом деле, габариты машины лучше чувствуют мужчины, чем женщины. Но все это достигается нормальной тренировкой. Просто этому надо уделять больше внимания.



Ирина Юрова: Те же самые тренировки. По приезду в будний день в «Ашан», там можно встать хоть поперек. Приехать в выходной день, отстояв в пробочке на горке - опять же, тренировка. Я не говорю про автомат, который, в принципе, для лентяев, но это очень удобно и актуально для наших дорог. Так же приехать и потренироваться. Уделить этому 10-15 минут. Естественно, мужчина будет кричать, но это тоже надо пройти. Ты будешь слышать это со стороны.



Алексей Магалиф: Я призываю всех мужей, у кого жены водят машину…



Ирина Юрова: Встретиться у «Ашана».



Смех в студии



Алексей Магалиф: Потренироваться с парковкой своих любимых женщин. Мы должны просто больше уделить им внимания.



Ирина Юрова: Да, чуть-чуть побольше.



Юрий Гейко: Я бы не стал поддерживать Алексея. Вот мы, например, с женой за 26 лет разводились всего 2-3 раза, но еще раз 15 мы разводились, когда она сидела за рулем. Это отдельная тема.



Алексей Магалиф: А машина-то была одна на семью?



Юрий Гейко: Одна.



Алексей Магалиф: Вот в чем дело!



Смех в студии



Юрий Гейко: Это отдельная тема – треугольник: мужчина, женщина и автомобиль. Мы когда-нибудь об этом поговорим.



Вероника Боде: Юра, у меня к вам такой вопрос: вы в своей «Автоэнциклопедии» собирали разные мнения о женщинах за рулем - как относятся к ним сотрудники ГИБДД?



Юрий Гейко: Нельзя это считать законом. Я опрашивал, действительно, сотрудников ГИБДД. Многих - буквально под пыткой, потому что они все же в погонах. Помню одного сержантика на площади Гагарина. Я говорю: «Скажите, что-нибудь. Вы учили хоть свою жену?» На что он сказал: «Да, я учил свою жену всего один раз». А потом помолчал и воскликнул: «Но там до сих пор кусты не растут!».



Смех в студии



Юрий Гейко: Второй был лейтенант. Он рассказал более подробно. Он сказал: «Штрафовать женщин ненавижу. Боюсь, что расплачется. Смотрит на тебя, ресницами хлопает, вот-вот разревется. Лучше отпустить. А лучше вообще не останавливать!»



Ирина Юрова: Но по машине же не скажешь, что едет женщина.



Алексей Магалиф: А не надо тонировать стекла.



Смех в студии



Ирина Юрова: Нельзя скрывать такую красоту, да?!



Алексей Магалиф: Именно.



Вероника Боде: А теперь о менталитете женщины-автомобилистки. Как вы полагаете, меняется ли он, когда женщина садится за руль? Думаю, Юрию есть, что здесь сказать.



Юрий Гейко: Я, конечно, не женщина… Но вообще-то я проводил такие опросы среди женщин-автомобилисток. Меняется. Для женщины автомобиль - это как бы средство самоутверждения. Потому что не все же мужчины пускают своих жен, своих любимых за руль, далеко не все. Потому что от них откалывается же громадный кусок «мужескости» в доме. А ведь машина позволяет иметь кучу каких-то побочных дел – задержаться в пробке, поехать на сервис, искать деталь. Степень свободы увеличивается. Поэтому для женщины, на мой взгляд, машина – это тоже средство самоутверждения. Может, меня опровергнут?



Вероника Боде: Тут Ирино мнение нам, конечно, интересно.



Ирина Юрова: Действительно, появляется свобода. Жена говорит: «Я еду к подруге, дорогой, тебе незачем меня забирать». Иногда девушке приятно сказать: «Сейчас за мной заедет мой молодой человек». Сейчас немножко другое. Сейчас – «я на машине». Вот подруги сидят, смотрят… Естественно, это какая-то ступень самоутверждения, что я могу приехать куда-то, я независима ни от кого. Мне не надо ночью толкаться…



Алексей Магалиф: Так можно остаться одной.



Смех в студии



Ирина Юрова: Ну, почему же!



Алексей Магалиф: Высокая степень независимости.



Ирина Юрова: Иногда это приятно.



Юрий Гейко: Ира, такой вопрос: вот вы симпатичная блондинка, молодая женщина. Мужчины больше обращают внимание на вас, когда вы идете по тротуару, или когда вы едете за рулем?



Ирина Юрова: Сложно сказать.



Юрий Гейко: По-честному?



Ирина Юрова: Скорее всего, когда я рулем.



Юрий Гейко: Вот и все. Ответ на все вопросы.



Ирина Юрова: Может быть, это я так смотрю на это. Ведь очень редко кто-то из молодых людей может, увидев, что я выхожу из машины, подойти и сказать: «Девушка, здравствуйте, можно с вами познакомиться?» Он же не подъехал ко мне на машине! Такая вот ступень у мужчины.



Юрий Гейко: Может быть, на «Жигулях» он и не подъедет.



Смех в студии



Ирина Юрова: При чем тут разделение на иномарки и…



Юрий Гейко: Да я шучу.



Вероника Боде: Алексей Александрович, ваше мнение по поводу того, меняется ли менталитет у женщины, когда она становится автомобилисткой, и, если да, то - в какую сторону?



Алексей Магалиф: Какой сложный вопрос! А времени-то сколько?



Смех в студии



Вероника Боде: Есть еще.



Алексей Магалиф: Меняется. Я считаю, что Ирина все очень правильно сказала: безусловно, женщина достигает определенной степени свободы и гордится этим. Все-таки бесконечно зависеть от мужчины, хотя бы в том, чтобы поехать в магазин спокойно, спокойно по нему походить - столько, сколько ей нужно, потому что для мужчины это наказание. Мужчина приходит в магазин, чтобы выбрать себе одну какую-то конкретную вещь.



Ирина Юрова: Потратив 5 минут.



Алексей Магалиф: Да. А представьте себе: 2 часа бродить по магазину и смотреть, как женщина скупает ненужные предметы. Так что для женщины водить машину - это большой плюс. Она может поехать и в парикмахерскую, и в магазин. Для нее это большая степень свободы.



Вероника Боде: А как вы считаете, должна женщина хоть немножко разбираться в технике? Например, уметь определить неисправность в автомобиле. Ира, как вы думаете?



Ирина Юрова: Конечно. Первая машина у меня была ВАЗ-2110, карбюраторная. Мне было самой интересно, что там, какая неисправность. Но, естественно, женщина не должна знать все досконально. Если разорвало ремень ГРМ, я не говорю, что женщина должна суметь его самостоятельно поменять.



Юрий Гейко: Хотя бы на уровне «загорелась квадратная лампочка».



Ирина Юрова: Да, знать, что это.



Алексей Магалиф: Но поменять колесо должна?



Ирина Юрова: Да.



Вероника Боде: Спасибо, дамы и господа. Как всегда, в финале программы - наша традиционная рубрика «Автобайки и анекдоты». Рассказывает моя коллега Марина Катыс.



Марина Катыс : Надо сказать, что я уже почти 20 лет вожу автомобиль. А вот на заре моей автомобильной молодости, в первый год вождения автомобиля… Тогда времена были достаточно глухие, все автомобили пользовались спросом. Их угоняли сплошь и рядом. И было популярно такое противоугонное устройство, как рычаг, соединяющий медаль газа с рулем.


Мы пошли с друзьями в кино на Цветном бульваре. Вечерний сеанс. Поставили машину. Я подумала: как-то не хорошо так машину бросать, дай-ка, я ее на противоугонку поставлю. В темноте защелкнула что-то и ушла в кино. Посмотрели мы фильм. Я совершенно забыла о том, что у меня автомобиль стоит на противоугонном устройстве. Мы выходим, садимся в машину, я завожу двигатель. Первая передача, вторая передача, третья передача. Светофор, красный свет. Я давлю на тормоз, а тормоз не действует. Я начинаю крутить руль, а руль не поворачивается, потому что я впопыхах защелкнула педаль тормоза с рулем.


Весь юмор этой ситуации заключался в том, что было просто достаточно поздно, на мое счастье движение на бульваре было минимальное. И передо мной не было никого на красный свет. Поэтому моя машина, которую нельзя было ни остановить, ни свернуть с прямой траектории движения, аккуратно пересекла на красный свет перекресток и остановилась естественным образом о чугунную ограду Цветного бульвара, смяв фару, левое крыло и бампер, который загнулся в колесо. Что делать в этой ситуации? Машина ехать не может, потому что бампер заклинил колесо. Я звонила друзьям, потом приехал мой приятель с кувалдой, любимым инструментом. (А автомобиль был «Жигули».) Отогнули с помощью монтировки и кувалды металлический бампер, освободили колесо. Причем все это надо было делать быстро, потому что ограду Цветного бульвара я разнесла довольно существенно. Мы так тихо-тихо с места преступления уехали. А когда мы разворачивались, чтобы ехать по обратной стороне бульвара, выяснилось, что ровно напротив моего места преступления стояла патрульная машина ГАИ, и гаишники просто проспали весь этот аттракцион, пока мы долбали кувалдой по бамперу и освобождали автомобиль. С тех пор я больше никогда не пользуюсь противоугонным устройством руль-педаль.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG