Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международный Красный стадион – спортивная коммунистическая утопия (2)



Международный Красный стадион – спортивная коммунистическая утопия (2)



Владимир Тольц: Сегодня мы продолжаем рассказ о спортивной коммунистической утопии начала 20-х годов прошлого века, о том, в Москве, на Воробьевых горах было решено построить Международный Красный стадион. Проекты были грандиозные, стадион так и не построили, но – как это часто бывало в то пору, управлявшуюся красными мечтателями, воспринимавшими свою эпоху как временную перемычку между чудовищным прошлым и вечным благоденствием коммунистического будущего, - были построены «временные сооружения».



Ольга Эдельман: На Воробьевых горах, как раз тогда-то и переименованных в Ленинские, проводили рабочие гулянья, спортивные мероприятия.



Владимир Тольц: Думаю, Оля, о рабочих гуляньях мы поговорим отдельно, в следующий раз. А сейчас вот о чем. Шли двадцатые годы. Строить стадион решили в 20-м году, еще до НЭПа. Потом начался НЭП. Правила, законы в стране менялись. А строительство, как ни крути, каких прожектов не сочиняй, - все же сводится к неизбежным, сугубо хозяйственным мероприятиям. Рабочая сила, стройматериалы, деньги. Все знают карикатурные изображения и нэпмановской деятельности, и бюрократии той поры - у Ильфа и Петрова, Зощенко, Булгакова, Маяковского наконец. Но сегодня мы предлагаем взглянуть на это сквозь призму архивных документов.



Ольга Эдельман: В документах встречаются знаменитые чудовищные аббревиатуры того времени, мы решили их сохранить - как без них? такой аромат эпохи! Не всегда и угадаешь, как их расшифровать: Главупрвсевобуч - это Главное управление Всеобщего военного обучения, а Главкоавин, видимо, ведал авиационным строительством, ему подчинялся авиационный завод. Итак, стройку стадиона затеяли еще когда был военный коммунизм, все по распределению, трудовая повинность.



Командир Отдельного технического батальона Главупрвсевобуча - Строительному отделу Совета по сооружению Всероссийского Красного стадиона, 23 мая 1921 г.


При сем препровождаются в ваше распоряжение столяры Агапов Михаил и Салин Яков, находившиеся до этого в откомандировании на Государственной авиационном ударном заводе № 8, где они получали ударный паек и помещение. В эти же условия их необходимо поставить с первого дня работы и у вас, заменяя, в крайнем случае, отсутствующий паек равноценными денежными выдачами. Помещение также необходимо немедленно, так как рабочие сняты из общежития завода и не имеют пристанища в Москве.



Служебная записка управделами - начснабу Главупрвсевобуча, 1 июня 1921


Ввиду того, что тов. Агапов и Салин были сняты с работ завода № 8 "Главкоавина" для срочных работ по Стадиону и тем лишились получения мануфактуры, раздаваемой на означенном заводе, просим отдел снабжения, если возможно, компенсировать чем-либо другим не полученную ими выдачу.



Ольга Эдельман: Обсуждалось откомандирование на строительство стадиона чернорабочих для земляных работ, обсуждался временный штат сотрудников. Иногда возникали идеи, которые сейчас смотрятся экзотично.



Начальник строительного отдела - начальнику Окружного управления всевобуча, 2 июня 1921


Строительный отдел Совета по сооружению Красного стадиона просит временно командировать в его распоряжение 4-х бойскаутов-велосипедистов (или мотоциклистов): 2-х - в распоряжение инструктора строительного отдела тов. Тверского для поддержания связи на месте работ по постройке трибун на Воробьевых горах [...] и 2-х в распоряжение комиссара тов. Иоффе [...] в помещение строительного отдела для связи с Всевобучем.



Ольга Эдельман: Руководил строительством стадиона Николай Ильич Подвойский - в дни октябрьской революции он был председателем Петроградского Военно-Революционного Комитета, затем - член Реввоенсовета республики, глава Всевобуча и ЧОН - частей особого назначения.



Владимир Тольц: То есть исходно очевиден интерес военных к сооружению стадиона, кстати, первого не только в Москве, но и в стране.



Ольга Эдельман: Имелась в виду допризывная подготовка молодых людей, физическое развитие. Назывался тогда стадион Всероссийским. Другая структура, сразу им заинтересовавшаяся - Коминтерн. Делегаты 3-го Конгресса Коминтерна осенью 21 года предложили назвать стадион Международным. Тут был политический резон: использовать спорт для объединения пролетарских масс. Позднее стадион подчинили Спортинтерну, дочерней структуре Коминтерна. Военных быстро оттеснили, но Подвойский остался во главе правления.



Из докладной записки зам. зав. агит.-орг. отделом в правление Общества Строителей Международного Красного Стадиона, 30 октября 1924


Строительство МКС должно продолжаться под крылом и руководством Спортинтерна, причем к делу строительства Спортинтерном должны быть привлечены иностранные спорт. и прочие пролетарские организации; только тогда дело Стадиона станет международным и он будет иметь действительно мировое значение. Ибо завязывание кустарным способом международных связей серьезных результатов дать не может. Нужно использовать имеющуюся у Спортинтерна базу, и не вести работу по борьбе с фашистским спортивным движением по двум линиям (как это ранее намечалось), Стадиона и Спортинтерна, а по единой, направляемой партией линией Красного Спортинтерна [...]



Владимир Тольц: Мне интересен этот документ и тем, что здесь довольно рано воплощена идея о «руководящей и направляющей силе», как ее именовали позднее, партии, разумеется. И еще – ранней фиксацией идеи политического интриганства в мировом спорте.


А тем временем случился НЭП. И даже бывшему главе Петроградского ВРК пришлось думать: где брать деньги на строительство стадиона? И пускаться в коммерцию.



Докладная записка председателю Общества строителей Международного Красного Стадиона тов. Подвойскому, 9 февраля 1924


В целях увеличения материальных средств Красного Стадиона, считаю возможным провести в жизнь в первую очередь нижеследующее:


1) Закрепить за собой монопольное право на эксплуатацию внутренней площади афишных будок-тумб, для торговых целей на территории всей Москвы, в то же время сохранив их существующий размер и прямое назначение. [...] Необходимо оборудовать их, сделав наличники, вход и полки и сдать от имени Стадиона под производство мелкой торговли третьим лицам с правом торговать до 12 часов ночи, за единовременную плату по оборудованию и вход в размере 500 рублей и за ежемесячную аренду 50 рублей [...]


Нет сомнений, что Моссельпром и другие организации, занимающиеся мелкой розничной торговлей, вступят с Красным Стадионом в упорную борьбу как с конкурентом, но надо с уверенностью сказать, что в этой борьбе Моссовет безусловно будет заинтересован в том, чтобы средства, извлекаемые из розничной торговли на территории Москвы, тратились непосредственно на улучшение условий существования московского пролетариата, а так как принцип "в здоровом теле - здоровый дух" является основной целью Красного Стадиона, то, следовательно, надо рассчитывать, что Моссоветом в этом деле будет оказано Красному Стадиону всяческое содействие [...]


2) В предстоящем летнем сезоне Красному Стадиону безусловно необходимо приступить к организации на территории Московских бульваров, скверов, парков, а также и в дачных местностях спортивных развлечений: тиров, кегельбанов, крокетов, тенис, дело проката лодок и велосипедов.



Докладная записка заведующему эксплуатационным отделом ОСМКС, 13 декабря 1924


Мной добыты сведения, что Управление винными госкладами Турции заинтересовано организацией в Москве, в порядке постепенности, сети своих винных магазинов в количестве от 15 до 20. В этих целях Управление подыскивает такое госпредприятие, которое бы взялось на договорных началах организовать и управлять указанным количеством магазинов [...] Со своей стороны полагаю, что следовало бы принять все зависящие от нас меры, по осуществлению в нашу пользу этого вопроса.



Ольга Эдельман: Не совсем ясно из документов, что из этих инициатив реально было осуществлено. Но из информационного бюллетеня о деятельности Общества Строителей Международного Красного Стадиона (ОСМКС) за декабрь 1924 года видно, что летом того года общество брало в аренду все пристани и перевозы через Москву-реку, сдавали напрокат лодки. Действовал прокат спортивного инвентаря, зимой - лыж. На Покровке был открыт кинотеатр "Красный Стадион", в манеже в Гранатном переулке - школа верховой езды. Готовился первый выпуск журнала "Международный Красный Стадион" и лыжный пробег Москва-Христиания; вот-вот должны были заработать "Дом физоздоровления" и курсы инструкторов рабочих гуляний и массового действа. И еще под эгидой Общества с весны 24 г. действовала школа Айседоры Дункан, в ней занимались дети рабочих окраин, а преподавали тоже дети, прошедшие обучение в школе Дункан.



Владимир Тольц: Напомню: сегодня мы опять говорим о спортивной коммунистической утопии прошлого века, рассказываем, как в 1920-х годах в Москве, на Воробьевых горах строили Международный Красный Стадион. Для этого было создано Общество строителей МКС (ОСМКС), возглавлял его Подвойский - старый большевик, глава Петроградского Военно-Революционного Комитета в октябрьские дни. И вот в годы НЭПа ему пришлось заботиться о финансировании деятельности Общества строителей стадиона, поддерживать затевавшиеся его правлением коммерческие предприятия.



Из летнего плана работы ОСМКС на базе Ленгоры, [1929]


Вынужденные силой обстоятельств сдавать буфеты Ленгор ... кооперативам, мы постоянно сталкиваемся с полной беспрограммностью этих кооперативов в отношении питания. Эти кооперативы привозили в огромном количестве прежде всего пиво, затем бутерброды с всевозможной колбасой и бесконечное количество искусственных вод и мороженого. ... Наши усилия с 1922 года организовать массовое питание каждый раз нам доказывали, что мы стоим на правильном пути. Так: мы давали рисовый суп с мясным бульоном и хлебом за 10 коп., мы давали гречневую кашу с молоком и сахаром за 10 коп. Мы давали кисель с молоком за 10 копеек. Мы давали компот за 10 коп. ... Мы буфетом не только самоокупались, но имели и некоторую прибыль. Массовое питание мы ставили не по тому принципу, как это ставится в буфетах - каждый сам по себе приходит, ест и уходит - мы после игр и купания строем всех вели за стол. Столы были прямо на земле, но для ног были вырыты канавки, вдоль стола разостлана деревенская холстина, на которую клали хлеб и ложки. Приведенные группы усаживались, мужчины с одной стороны, женщины с другой, - и всем предлагались известные темы разговоров от шутливых постепенно идя к художественным и общекультурным (это педагогический прием). кушанье приносили на больших досках-подносах, которые были подвешены на длинной жерди, которую несли на плечах раздатчики, проходя за сидящими; сидящие каждый сам брал себе кушанье. К каждому кушанью необходимый этикет или гигиенические указания давались инструктором, а чтобы это не носило назидательного тона, то программа разговора касалась вскользь этикета и возникшие разногласия вызывали потребность "спросим у инструктора". ... Мы намерены организовать самый процесс питания, чтобы товарищ не жевал измятый в горсти бутерброд, а к процессу принятия пищи относился серьезно, выдержано, без спеха ...



Владимир Тольц: Описание массового жевания гречневой каши, сопровождаемого указаниями инструкторов по этикету, у меня лично вызывает полнейший восторг. Но и некоторые недоумения тоже. На какие средства все эти нехитрые разносолы приобретались? - Вообще-то, конечно, Общество строителей Красного Стадиона существовало не только на доход от проката лодок, мелкой сопутствующей торговли и тому подобного. Основной капитал получался от продажи паев и индивидуальных членских взносов. Но из наших документов не ясно, была ли в годы НЭПа государственная поддержка этого строительства. Явствует, однако, что пытались собирать народные деньги.



Из записки "Как вести агитацию по строительству МКС", январь 1925


Рабочий и крестьянин, взрослый, юноша и ребенок сплошь и рядом тратит деньги на то, без чего можно обойтись. Взрослый и юноша тратят деньги, например, на папиросы, пиво, самогонку и разные нездоровые развлечения, увеселения и т.п. Дети подчас тратят деньги на сладости, иногда тоже на папиросы или на вредные для них зрелища.


Вот если каждый перестанет тратить часть денег на то, без чего можно обойтись, и эти деньги отдаст на сооружение Международного Красного Стадиона, тогда такие рабочие и крестьяне и явятся самыми настоящими строителями Международного Красного Стадиона.



Ольга Эдельман: Сегодня в нашей московской студии экономист Роберт Воскеричан. И вот что мне хочется обсудить. Все эти многообразные формы деятельности, от сбора пожертвований и доходов от культурного буфета и до сторонней совершенно коммерческой деятельности, - все это кажется подозрительно знакомым... Как будто мало что с тех пор изменилось. Или и не могло измениться, а все это - нормальные, старые как мир приемы, помешать которым могла только сложившаяся при Сталине плановая советская экономика? (Да и та - не вполне).



Роберт Воскеричан: Да, действительно, ничто не ново под луной. И то, что зафиксировано в этих документах, подозрительно напоминает по сути, но конечно, не по форме, ибо жизнь ушла далеко вперед, то, что происходит вокруг спорта и сегодня. Вот что привлекло в первую очередь мое внимание? Идеологическое обоснование строительства крупного сооружения. Ссылка на процессы, происходящие в Европе, а именно на фашистское спортивное движение. И те, кто проталкивает эту идею, ссылаются на то, что Красный стадион должен стать базой для развития красного спортивного или коммунистического спортивного движения в противовес фашистскому спортивному движению. Это один момент – идеологический.


Второй – социально-идеологический. В этих же документах цитируется известная народная поговорка «в здоровом теле здоровый дух». То есть не просто спорт, как занятие, как хобби джентльменов, а спорт, как метод достижения целей, связанных с обороноспособностью, воспитание здорового молодого поколения. То есть вопрос, если перекинуть мостик от 20-х к концу 80-х, бурные процессы перестройки, если вы помните, расцвет публицистики, один из самых сакраментальных вопросов – идеалы или интересы. Так вот и идеалы, и интересы. Для них, конечно же, идеалы, для тех, кто стоит на самом верху и занимается таким крупным, я бы сказал, политическим бизнесом по проталкиванию идей коммунизма по всему миру, в том числе через спортивное движение. А для тех мелких фигурантов это, конечно же, потрясающая возможность заработать - трудно сказать, но украсть, назовем вещи своими именами, украсть деньги. А сейчас сколько мы знаем случаев, когда строят стадион, потом выясняется, что из четырех трибун построена только одна. Потом смотрим документы, если нормативно посадочное место на стадионе в пределах тысячи евро максимум, проекты предлагают по четыре тысячи евро. То есть к чему все это? К тому, что с точки зрения отношения к спорту, как, извините, к дойной корове для некоторых категорий чиновников и потенциальных растратчиков ничего не изменилось.



Ольга Эдельман: В архиве Общества строителей Красного Стадиона сохранилась одна история. Тоже из разряда старого как мир.



Член Правления Королев - Николаю Ильичу Подвойскому, 1 ноября 1925 г.


Секретно.


Первым долгом я извиняюсь за то, что беспокою вас, но меня заставляет это делать создавшаяся обстановка в делах службы. Неожиданное отсутствие Бабина, вот уже целую неделю, невольно наводит меня на разное размышление. Правду сказать, я имею неофициальные сведения через коменданта Хвастюка, который по моему поручению в среду на прошлой неделе (на третий день отсутствия т. Бабина) был у его жены, затем чтобы выяснить причины отсутствия, и от нее получил ответ "уехал в Ленинград, оставив у нее письмо для Вас". Если Вы имеете более данных, и притом изложенных им, то дело другое, в противном случае необходимо принять меры к розыску. ...



Ольга Эдельман: Товарищ Бабин не нашелся, и Правление занялось выяснением состояния кассы. Как оказалось, по состоянию на 17 августа у общества были счета в трех банках: в Промбанке 33 рубля, Госбанке - 8 рублей 68 копеек, Роскомбанке - 37 тысяч 832 рубля, и в кассе наличными 5 рублей 38 копеек. Итого 37.879 рублей 78 копеек.



Докладная записка членов Правления ОСМКС по обследованию финансового положения общества в связи с исчезновением директора-распорядителя Бабина, 12 ноября 1925 г.


К 1 ноября 25 г. ... в .. первых двух банках суммы на текущих счетах оставались без изменений. Сумма же, находящаяся в Роскомбанке ... сократилась до 4.559 рублей 56 копеек, т.е. уменьшилась на 33.273 рубля 16 копеек, а сумма, находящаяся у Бабина в кассе, с 5 рублей 38 копеек ... возросла к 1 ноября до 21.796 рублей.


Указанное выше движение сумм проводилось по книгам и оправдывалось соответствующими документами, за исключением суммы, находящейся у Бабина на руках в размере 21.796 р., которая по записям в книгах не проведена и документов на таковую не имеется, а со слов бухгалтера Аркадского, она взята Бабиным в разные сроки.



Ольга Эдельман: Бабин обналичивал трижды по 5 тысяч рублей, один раз 4 тысячи и еще 1796 рублей. При проверке всплыла одна деталь: в делах не нашлось протокола правления от 1 ноября. В тот день правление отменило собственное постановление, вынесенное за три недели до того, об открытии при обществе отдела по заготовке бумажного сырья. В тех реалиях это, наверное, был не сбор макулатуры, а скорее тряпья. На организацию такого дела общество должно было внести 30 тыс. руб., а брался за его организацию некий Островский, хорошо знакомый Бабину, и Бабин с особым пристрастием настаивал на открытии такого пункта. Вместе с ним исчез и протокол, отменявший это предприятие.



Порядок изъятия сумм с текущего счета и их хранения в кассе производился следующим путем:


... Право подписывания чеков на изъятие сумм с текущего счета ... было дано: председателю правления т. Подвойскому, его заместителю Бабину, члену Президиума т. Грачеву и бухгалтеру Аркадскому, причем чек считался действительным при 2-х подписях с обязательной подписью бухгалтера ...


Хранение наличных сумм в кассе общества за отсутствием по штатам кассира Бабиным было взято на себя ...


Непосредственный контроль правления Общества над финансовой стороной проводился посредством заслушивания отчетов и балансов от Бабина ...


На вопрос, поставленный нами бухгалтеру Аркадскому, почему он подписывал чеки, нарушая постановление Правления ... бухгалтер Аркадский дал следующее объяснение:


"В связи с предъявленным иском стадиону от Сельскохозяйственной выставки и (по словам Бабина) "Роста", грозил арест всем деньгам, находящимся у стадиона. В целях их сохранения Бабин предложил мне подписывать чеки на предмет изъятия денег из банка и перенесения их в более безопасное место, т.е. фактически Бабину, т.к. он являлся и распорядителем кредитов и кассиром в одно и то же время (чеки же были на предъявителя), по отдельным замечаниям Бабина, мне кажется, значительную часть этих денег Бабин сдавал Островскому. Говорить же об этом раньше я никому не хотел исключительно из-за сохранения коммерческой тайны общества, т.к. заявлению Бабина о возможности ареста сумм Общества я безусловно доверял. К Бабину же лично как ответственному партийному и военному работнику, к которому относился с полным доверием т. Подвойский и все правление, я также относился с полным доверием и никаких подозрений к Бабину не имел".


Версию о предполагаемом аресте денег Бабин сообщил только Аркадскому и другим сотрудникам стадиона эти слухи известны не были. ...



Ольга Эдельман: Увы, из документов неясно, чем дело закончилось. Хотя, в общем, понятно, что имела место афера. Как бы вы трактовали эту историю? - спрашиваю я гостя нашей студии Роберта Воскеричана.



Роберт Воскеричан: Я трактовал бы примерно так, как трактовали Ильф и Петров. Мне очень сильно напоминает эта история литературную историю о конторе «Рога и копыта», которая обогатила подпольного советского миллионера Александра Ивановича Корейко. Примерно то же самое. Огромные средства каким-то образом растворились вместе с теми, кто их украл. Там, по-моему, сумма 22 тысячи рублей. Если речь идет о середине 20-х годов, когда был введен золотой червонец и он был вполне конвертируемой валютой. 22 тысячи тех рублей – это очень большие деньги, которые украл Бабин. Этот бурный рост нэпманского капитала и связанное с этим разложение чиновничества – это примерно то, что мы видели во второй половине 80-х, когда рядом с государственными предприятиями создавались кооперативы.



Ольга Эдельман: А в свете того, что в итоге стадион не построили, к лету 24 года, например (то есть через три года после начала строительства) там были только временные площадки и шел разговор о геологической разведке и составлении планов. Даже временных трибун еще не сделали за три года. Вот на этом фоне исчезновение денег и финдиректора – это отдельная случайность, частная инициатива товарища Бабина? Или это какое-то проявление более широкого процесса?



Владимир Тольц: Оля, в прошлой передаче мы читали справку Правления общества, где приводилось количество учрежденных паев общества, их цена. Так вот, в той справке при умножении одного на другое была сделана арифметическая ошибка: нолик потеряли, вместо 2 миллионов насчитали 200 тысяч червонных рублей…



Ольга Эдельман: Вы знаете, документы, которые мы читаем сегодня, и которые я просматривала, готовя передачу, - документы эти просто испещрены ошибками, орфографическими, грамматическими, про стилистические я уж не говорю. Поэтому не знаю, как относиться к потерянному нулю - это очередная опечатка, или как? Для преднамеренного - слишком уж очевидная ошибка.



Владимир Тольц: Не знаю. Может, вы и правы. Но само по себе это показательно. Если уж правление в справке для начальства путается: 2 миллиона у него рублей, или 200 тысяч, то что удивляться и пропаже товарища Бабина с обналиченной кассой, да и вообще тому, что стадион-то построен так и не был.


  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

XS
SM
MD
LG