Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эстонские власти опровергли информацию о демонтаже памятника советскому солдату


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Михаил Саленков, Эльдар Низаметдинов.



Андрей Шарый: Власти Эстонии опровергли сообщение о демонтаже памятника неизвестному солдату, который установлен в центре города. Глава Комитета по международным делам Российской Государственной Думы Константин Косачев выступил с заявлением, что в России такого рода мероприятие будет воспринято как пересмотр итогов Второй мировой войны. А побудила Косачева к такого рода заявлению информация в российских средствах массовой информации о начале демонтажа памятника.



Михаил Саленков: Константин Косачев, выступивший с резким заявлением по поводу демонтажа памятника неизвестному солдату в Таллинне, говорит, что получил эту информацию от своего заместителя в думском Комитете по международным делам Леонида Слуцкого, который находился в столице Эстонии с визитом в составе делегации министра транспорта России Игоря Левитина. На самом деле решение о демонтаже или переносе памятника пока не принято, в ответ на сообщение и комментарии в российской прессе официально заявили власти Эстонии. Об истории памятника на Тынисмяги и прежних попытках его демонтировать репортаж из Таллинна корреспондента Свободы Эльдара Низаметдинова.



Эльдар Низаметдинов: Бронзовый солдат появился в центре Таллинна рядом с местом захоронения 12 советских военнослужащих в 1947 году. В последние 10 лет неоднократно раздавались призывы демонтировать монумент, как оскорбительное для эстонского народа напоминание об оккупации, а именно так официальный Таллинн расценивает вход Советской армии в Эстонию в 1944 году.


До сих пор такие призывы не находили поддержки у большинства политических сил. Весной этого года правая партия "Исамаалийт" опять потребовала демонтировать монумент, а после 9 мая, когда около памятника произошла стычка между противниками памятника и защитниками монумента, противостояние стало быстро нарастать. В последующие дни монумент дважды обливали краской, затем стали проходить шумные манифестации с требованием снять памятник. Группа русскоязычной молодежи организовала в свою очередь круглосуточное дежурство около бронзового солдата. В конце концов, по распоряжению министра внутренних дел памятник был оцеплен полицией, и теперь подойти к нему вообще невозможно. После 9 мая ряды противников монумента пополнил и премьер-министр Эстонии Андрус Ансип. По замыслу премьер-министра, для начала надо перезахоронить покоящиеся близ памятника останки советских солдат, а затем уже можно будет без особых проблем демонтировать сам монумент и перенести его куда-нибудь на кладбище. Коллеги Ансипа по правящей коалиции его позицию не поддерживают. "Надо понять, что война с памятниками бесперспективна", - заявил, например, лидер "Народного союза" Виллу Рейльян. Выяснилось, что для перезахоронения останков требуется согласие властей Таллинна. На соответствующий запрос премьер-министра мэр Таллинна Юри Ратас ответил, что пока перезахоронение невозможно, поскольку по этому вопросу в обществе не достигнут консенсус. Опросы показывают, что более половины эстонцев желают снятия памятника и в то же время три четверти русскоязычных жителей категорически против даже переноса монумента. Экстравагантное компромиссное предложение, например, установить рядом с бронзовым солдатом монументы всем иностранным завоевателям Эстонии, естественно, не устраивает ни одних, ни других.



Михаил Саленков: В Эстонии заявление российских депутатов считают не просто ошибкой, но, возможно, спланированной провокацией. Об этом и реакции в эстонском обществе в целом на заявление из России я побеседовал с редактором и ведущим программы новостей эстонского телевидения Геннадием Грамбергом.



Геннадий Грамберг: Это очень чувствительная такая точка у нас в обществе и поэтому, когда в нее еще подливают огонь, это может вызвать только негативную реакцию. Такая реакция, кстати, и была у многих. Потому что одни подумали, что действительно нужно бежать, спасать памятник, другие, кто были знакомы с ситуацией, они поняли, что, видимо, опять что-то замышляет российская пропаганда и надо ждать какого-нибудь очередного подвоха.



Михаил Саленков: Как отреагировали эстонские политики?



Геннадий Грамберг: Председатель комиссии по иностранным делам нашего парламента Марко Михкельсон сказал, что на такие заявления вообще не нужно обращать внимание, и они только показывают, что российская политика и Россия пытаются показать Эстонию, как такое фашистское государство, где нарушаются права человека. Как известно, пресс-служба правительства назвала эти заявления беспочвенными. А советник министра по делам народонаселения сказал, что, видимо, это как фантазии Мюнхгаузена в российской Думе.



Михаил Саленков: Геннадий, президент Эстонии Арнольд Рюйтель еще в мае заявил о том, что нужно создать общественную комиссию, которая решит судьбу монумента. Существует такая комиссия, была она создана?



Геннадий Грамберг: Нет, такая комиссия еще не создана. С этой комиссии вообще начался такой политический футбол, потому что президент вышел с такой инициативой, премьер-министр, который является сторонником того, чтобы провести перезахоронение, он считает, что эту комиссию создавать бессмысленно. Следующая инициатива была со стороны городских властей, потому что памятник находится на территории города и является муниципальной собственностью. Поэтому решить судьбу этого памятника и захоронения могут только городские власти. И председатель городского собрания вышел с инициативой созвать такой круглый стол уже на уровне города для того, чтобы обсудить этот вопрос. К 1 августа должны поступить как бы заявки на участие в этом круглом столе и тогда будут решать.



XS
SM
MD
LG