Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Значение визита Уго Чавеса в Россию. Мнение эксперта


Программу ведет Алексей Кузнецов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Аллан Давыдов.



Алексей Кузнецов: Начинается очередной, уже четвертый по счету визит президента Венесуэлы Уго Чавеса в Россию.



Аллан Давыдов: Что для Соединенных Штатов означает нынешняя - четвертая по счету - поездка Уго Чавеса в Россию? Об этом я спросил ведущего аналитика вашингтонского фонда «Наследие» Стивена Джонсона.



Стивен Джонсон: Сам по себе этот визит мало что значит. Однако сам президент Чавес рассматривает такую поездку, как способ укрепления альянсов, делающих его страну еще более независимой от Запада. Совершенно очевидно, что Чавес стремится к более тесным, союзническим отношениям со странами, которые традиционно занимают антиамериканские позиции, такими, как Иран или Северная Корея. Позиция России сейчас - ни проамериканская, ни антиамериканская. Но Уго Чавес, видимо, полагает, что, укрепляя отношения с президентом Владимиром Путиным, он сможет получать из России вооружения и использовать Россию в качестве рычага своих интересов на мировой арене, в частности, в ООН, чтобы противостоять решениям, которые, по его мнению, отражают глобальное доминирование Соединенных Штатов.



Аллан Давыдов: Венесуэла и Россия входят в число крупнейших мировых экспортеров нефти. О чем говорит этот факт в контексте нынешнего визита Уго Чавеса в Россию?



Стивен Джонсон: Это - еще одна сфера активности Чавеса: попытки сколотить, различные нефтяные псевдокартели, не имеющие отношения к ОПЕК. Например, с помощью таких картелей, как «Петрокарибе», «Петросур» и «ПетроАмерика», Чавес хочет поставить всех латиноамериканских энергопроизводителей под свой контроль. Чтобы расширить свое влияние на энергетические потоки, поставляемые в США, он также хочет быть причастным к производству энергии в Евразии, и его визит в Россию объективно отвечает этому его стремлению. Я не уверен, способен ли Уго Чавес отдавать себе отчет в том, как могут выглядеть экономические последствия отказа от продажи нефти такой большой стране, как США, но он определенно рассчитывает на политический результат.



Аллан Давыдов: Согласно утверждениям российских официальных лиц, Венесуэла закупает в России 30 боевых самолетов "Су-30" и столько же вертолетов на общую сумму в 1 миллиард долларов США. Ранее Каракас закупил у Москвы свыше 100 тысяч автоматов Калашникова. Против кого это оружие может быть направлено?



Стивен Джонсон: Частично оружейная сделка вызвана стремлением Чавеса иметь достаточно оружия, чтобы контролировать население собственной страны. Чавес намерен раздать эти автоматы своим политическим сторонникам в самой Венесуэле, которые бы держали вооруженные силы страны в повиновении, исключив, таким образом, возможность восстания военных против президента. Другой мотив - это иметь достаточно оружия, чтобы снабжать им повстанческие антиправительственные группы, которые все еще существуют в ряде стран Южной Америки, например, Революционные вооруженные силы Колумбии или маоистскую группировку «Сияющий путь» в Перу. В их лице Чавес стремится находить опору в его, как он считает, противостоянии западному империализму, который для него выражен в глобализации, свободе торговли и предпринимательства. Не думаю, что Чавес собирается применять закупаемые в России самолеты и вертолеты против правительств Чили, Колумбии или Перу. Но вот автоматы Калашникова - отличное средство для поддержки крайних леваков в соседних странах, которые Чавес искренне считает марионетками Соединенных Штатов.


XS
SM
MD
LG