Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

37-ая навигация екатеринбургской флотилии «Каравелла»


Программу ведет Светлана Кулешова. В программе принимают участие командор Екатеринбургского пионерского отряда «Каравелла» Лариса Крапивина



Светлана Кулешова: Екатеринбург ский пионерский отряд «Каравелла» был создан 45 лет назад писателем Владиславом Крапивиным. Полное название, данное в те годы: Пресс-центр и парусная флотилия имени Аркадия Гайдара, пионерско-комсомольские корреспондентские отряды журнала ЦК ВЛКСМ и Центрального совета Всесоюзной пионерской организации имени Ленина «Пионер». А этим летом флотилия «Каравеллы» открыла свою 37-ю навигацию. На Верх-Исетском пруду побывал екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Денис Каменщиков.



Денис Каменщиков: Северо-западная окраина Екатеринбурга. Акватория Верх-Исетского пруда. Полуостров Малоконный. База екатеринбургской Морской Школы РОСТО. Температура воздуха плюс двенадцать. Ветер северный – восемь-десять метров в секунду, с порывами – до восемнадцати. Моросит дождь. Вода теплее воздуха – плюс двадцать пять. А потому над озером стелется плотный туман. В это «молоко» от пирса одна за другой уходят яхты флотилии «Каравелла». Самым старшим матросам едва исполнилось по шестнадцать лет. Самым младшим – по девять-десять. На берегу с мегафоном в оранжевой непромокаемой куртке и черной капитанской фуражке с крабом – командор отряда Лариса Крапивина.



Лариса Крапивина: Старт! Ветер взял старт, Чип взял старт! Увались, Даша, быстрее от ветра!!!



Денис Каменщиков: Вслед за яхтами от берега уходит спасательный катер. С него за гонкой наблюдает флагман флотилии «Каравелла» Всеволод Доможиров.



Всеволод Доможиров: Яхты делают «треугольник» вокруг буйков, дистанция левая, то есть они огибают каждый буек левым бортом и в конце делают так называемую «колбасу», то есть возвращаются к первому буйку и делают еще одну петельку. Гаврот сейчас, вырезавшись, то есть пройдя против ветра галсами до буйка, огибает буек и движется на следующий.



Денис Каменщиков: Самое страшное, что может случиться – это переворот яхты вверх килем. Но все матросы и капитаны в спасательных жилетах, а к мачтам прикручены талисманы – у кого-то плюшевый медведь, у кого-то заяц. Однако, экипаж яхты «Полюс» при повороте не удержал паруса, и все четверо оказались в воде.



Всеволод Доможиров: Яхта воткнулась мачтой в дно, и рулевой пытается ее вытащить. Сейчас яхту развернуло по ветру, возможно ветер ему в этом поможет.



Даша Дронь: Мне страшно очень было. Я не знаю, что мне дальше делать. Я была на учебном «килянии», но там я все ожидала «кильнуться», а тут еще такая погода.



Денис Каменщиков: У матроса Даши Дронь после переворота зуб на зуб не попадает. Остальные держатся поувереннее и даже собираются продолжить гонку. Но тут выясняется, что у «Полюса» сломан руль. И нужно идти к берегу. Другие яхты гоняются по озеру до самого вечера.



Светлана Кулешова: В Екатеринбург ской студии Радио Свобода командор отряда, чей командирский голос мы уже слышали в репортаже, Лариса Крапивина. Доброе утро, Лариса.



Лариса Крапивина: Здравствуйте.



Светлана Кулешова: Как так получается, что навигация открывалась 37-я, а в минувшие выходные вы отмечали 45-й день рождения отряда?



Лариса Крапивина: Да, действительно, это так. У нас история «Каравеллы» отсчитывается со 2 июля 1961 года. И тогда это была просто дворовая компания, которая решила играть в экипаж придуманного корабля «Бандерилья». А морское дело как направление в «Каравелле» и само название «Каравелла» появилось в 1968 году. И первая навигация соответственно была в 1969 году.



Светлана Кулешова: А «Каравелла» - это было первое название или первое название было «Бандерилья»? И какие еще были названия?



Лариса Крапивина: Нет, первое название было «БВР». Его, как правило, расшифровывали в двух вариантах. Первый вариант – «Братство Веселого Роджера», это было неофициальное название, для своих, для внутреннего пользования, потому что во времена, как вы понимаете, бюрократических отношений пионерской организации как-то афишировать это было сложно. А второе, это было название официальное «Берег Веселых Робинзонов». А в дальнейшем, в 1964 году, когда уже, собственно говоря, появились направления, связанные с фехтованием, с киносъемкой, появилось название «Мушкетер», и организация уже приобрела более социально признанный статус. К 1965 году, когда мы получили удостоверение журнала «Пионер» и фактически статус отдельной пионерской дружины самостоятельной внешкольной, экспериментальной, которая действует по месту жительства, появилось название «Ветер». И только с 1968 года уже название «Каравелла», которое до сих пор.



Светлана Кулешова: Что-то менялось - менялись названия. В 1968 году появилось название «Каравелла», и оно с вами до сих, значит, ничего не меняется? Или просто настолько удачным оказалось название?



Лариса Крапивина: Просто до 1968 года шел поиск своей формы, направления работы с ребятами, поиск понимания того, насколько эффективен принцип разновозрастного объединения людей. А к 1968 году это уже оформилось, и было найдено то как раз направление (не случайно мы с вами сюжет прослушали), в котором можно максимально проявить и умение действовать в экстремальной ситуации (то, что ребята очень любят рискнуть, им это хочется, они даже иногда искусственно это создают), то, где можно проверить командность, то, где можно посмотреть на взаимовыручку, на сплоченность, на товарищество. Вот, собственно говоря, морское дело мы не искусственно создаем, как вы понимаете все эти ситуации, потому что прогнозирует и создает природа.



Светлана Кулешова: В чем феномен этого отряда? Этот вопрос мы сегодня задаем слушателям Радио Свобода.


Лариса, вы – командор. Что это значит? Сколько было командоров в «Каравелле» вообще? И о первом командоре, пожалуйста.



Лариса Крапивина: Создатель нашей организации Владислав Крапивин. Когда он вместе с ребятами создавал отряд, он был выпускником факультета журналистики, и возраст у него был самый такой вожатский, я бы сказала. Потому что ему было тогда 23 года, он был тогда еще даже не женат. И вот эта группа ребят вокруг него стали для него действительно настоящими преданными друзьями, первые «каравельцы».



Светлана Кулешова: Но они звали его Славой?



Лариса Крапивина: Они звали его Слава и зовут его до сих пор Слава. И один из принципов нашей организации – это доверие к человеку и снижение уровня какого-либо статуса, связанного с какими-то именами-отчествами и так далее. У нас в организации все называют друг друга на ты и по имени. Для нашей организации, почему нам очень здорово повезло, потому что Владислав Крапивин – человек очень талантливый, и он талантлив не только в писательской профессии, он еще и замечательный художник, поэт. Мы знаем, что это величайший просто кораблестроитель, потому что он разработал все модели наших яхт, все проекты наших яхт разработаны нашим командором и строятся в отряде. Кроме того, он – прекрасный фехтовальщик и замечательный кинооператор и кинорежиссер. Поскольку это все объединено в одном человеке, я не исключаю, что сейчас, конечно, тоже есть люди, которые могут в какой-то степени теми или иными талантами обладать, но нам повезло, что это все было объединено в одном человеке. Не надо было множество людей искать для того, чтобы эти направления организовать. Он и стал этим всем заниматься с ребятами. А ребята очень отзывчивые, добрые и на самом деле на доброту тоже всегда откликаются, а также на внимание и товарищество.



Светлана Кулешова: Сколько лет он был командором?



Лариса Крапивина: Он официально был командором до 1991 года, потом он начал постепенно передавать уже руководство. И к 1995 году официально это руководство было передано. У нас так в организации все устроено, потому что она разновозрастная, преемника воспитывает сам себе рулевой, командир. Несколько было вариантов, но в конце концов остановились на мне.



Светлана Кулешова: Вы уже командор сколько лет, получается? Больше десяти?



Лариса Крапивина: Да, больше.



Светлана Кулешова: Всего, значит, два командора было, да?



Лариса Крапивина: У нас есть действующие командоры, то есть те, кто, собственно говоря, стоят у руля, а есть еще почетные командоры, то есть это люди, которые преданно, беззаветно помогают отряду на протяжении многих лет, даже десятилетий. У нас есть совершенно замечательные художники, это Евгений Иванович Пинаев, который пишет множество картин о море, это почетный командор нашей организации, и всегда нам дарит свои новые работы. Есть Евгения Ивановна Стерлигова, очень известный художник-иллюстратор, она тоже наш почетный командор, потому что вся наша символика, все наши дипломы, грамоты, значки – это все производится, выходит из-под пера Евгении Ивановны. Кроме того, есть Захар Абрамович Липшиц, он живет в Санкт-Петербурге, и вот он прилетал как раз на юбилей, это капитан дальнего плавания, он помогает организации 60-х годов. Ирина Васильевна Крапивина, это супруга Владислава Петровича, она тоже почти все эти 40 лет находится рядом с организацией, поддерживает и знает многих ребят. К сожалению, сейчас уже ушла из жизни Ольга Петровна Крапивина, это мама Владислава Петровича. То есть это люди, преданные организации и много очень отдающие сил.



Светлана Кулешова: Есть командоры, есть почетные командоры, кто еще есть?



Лариса Крапивина: У нас есть иерархическая система званий. И когда ребенок приходит в отряд, он сразу с ней сталкивается. То есть у нас есть кандидаты – люди, которые проходят кандидатский стаж, и в кандидаты мы записываем всех, кто приходит, независимо от их возраста и, как дети у нас говорят, семейного положения, не важно, кто их родители. Важно, какой ты человек, мы всегда говорим ребенку. Затем, когда кандидатский стаж закрывается, то ребенок получает первое звание матроса и в дальнейшем уже он включается в эту лестницу, начинает понимать, что такое карьера, как зарабатывается тот или иной статус, откуда берется ответственность, на каком уровне она, собственно говоря, появляется. Потому что от матроса мы требуем научиться отвечать за свои действия, слова и поступки, а от командира уже идет уровень ответственности немножко другой: ему необходимо научиться отвечать за людей, судно и судовое имущество. То есть для него уровень уже, собственно говоря, управленца достаточно высокого класса.



Светлана Кулешова: Не все матросы становятся командирами.



Лариса Крапивина: Нет, не все. Потому что для того, чтобы шагнуть с матросского на командирский уровень, необходимо, во-первых, стать специалистом в области как теории и практики морского дела. Кроме того, быть достаточно успешным во всех наших направлениях. Потому что отряд – это не кружок по месту жительства. И здесь у нас идет требование к людям научиться быть хотя бы в той или иной степени компетентным во всех направлениях, которые предлагаются ребятам.



Светлана Кулешова: Лариса, сейчас мы говорим, что легендарный отряд «Каравелла», а у отряда были и тяжелые времена, критиковали отряд, его ребят гоняли в школах, притесняли всячески – в общем, были сложные периоды. Хотя мне кажется, абсолютно не понятно, по сути «Каравелла» - именно такой отряд, каким должен быть хороший пионерский отряд.



Лариса Крапивина: Я считаю, что даже не столько пионерский отряд. Потому что как пионерский отряд он отличался от тех официальных пионерских отрядов, которые существовали в школе. А в «Каравелле» показана общественная организация, причем детская именно общественная организация. Когда дети самостоятельно имеют возможность организовывать какие-то дела, их проводить и выражать свою социальную активность. Для меня это некоторая модель опять же общественных организаций, которые могли бы реально работать сегодня в обществе. Потому что, насколько я понимаю, институт граждан ского общества у нас все-таки планируют создавать. И сейчас стремление у нашего государства в этом направлении развиваться. Именно поэтому сейчас нас не просто не гонят, а всесторонне поддерживают на всех уровнях. Потому что когда потребность общественная появилась конкретно в таких организациях, то люди тут же увидели, что это полезно.



Светлана Кулешова: Ваша символика бралась из пионерии или откуда-то еще?



Лариса Крапивина: Нет, когда она создавалась, в чем и было непонимание, потому что многое из того, что в отряде придумано и разработано, такого тогда просто не существовало. И люди не понимали, почему есть какая-то отдельная пионерская дружина, когда дружины в каждой школе, зачем нужно детей принимать в пионеры где-то по месту жительства, когда уже есть специально организованные и обученные люди. Но дело в том, что эти специально организованные и обученные люди очень часто делали это все формально, то есть ради галочки, ради отчета, ради того, что они 300 человек записали в пионеры, нисколько не задумываясь над тем, а что реально закладывал тот же Иннокентий Жуков, который тоже создавал рановозрастную пионерскую организацию и задумывал ее как уникальную организацию детей, которые будут иметь возможность изменять общество. В 1922 году, по крайней мере, когда Жуков стоял у истоков.


Так вот для нас, что изумительно, что в отряде это все, с одной стороны, возникало и развивалось постепенно, мы шли за жизнью. И сейчас очень многие процессы, мы просто видим, что это так происходит, и говорим: да, это здорово, это замечательно, это именно так случилось для нас в хорошем смысле слова. И тогда тоже было то же самое.



Светлана Кулешова: Просто шли за происходящим.



Лариса Крапивина: Ну, увидели, что появилось морское дело. Если появилось морское дело, значит, необходимы экипажи, необходима дисциплина, необходима ответственность, потому что это техника безопасности на воде, ответственность за жизнь людей. Учитывая то, что организация построена по принципу разновозрастности, то миссия и педагогическая позиция взрослого принципиально другая. Это не функция контроля, надзора, какого-то воздействия, указания, это функция куратора, это функция помощника, это функция организатора в глобальном масшатабе – каких-то дел на 100 человек. А все эти 100 человек разбиваются на экипажи от 4 до 6, а если на учебные, там 10 человек, и внутри них уже существует внутреннее самоуправление, когда в соответствии с распределением обязанностей у каждого есть своя доля ответственности. Вот нас иногда спрашивают: почему у вас в барабанщики берут только маленьких? А у нас потому и берут маленьких, потому что им, маленьким, это нравится. Им это интересно, они горят, они хотят, они занимаются. Вот сейчас у нас вообще малыши: от 9 до 12 лет набраны туда, даже есть 7-8-летние. Они сыгрываются, они вместе, и мы уже даже не контролируем эту группу, потому что там есть совершенно замечательный, тоже, кстати, сын выпускников, Данилка Фоминых, сейчас командир у нас барабанщиков, который просто приходит, берет барабаны, забирает этих ребят, отводит их в стороночку, даже между выходами или в обеденный перерыв на несколько минут. Он их собрал, 15 минут они потренировались, они пришли, сами все поставили.


Но, конечно, это все (когда приходят и начинают говорить: вот какие у вас дети самостоятельные, как они все могут, мы вами восхищаемся) взрослого как бы не видно. То есть создается ощущение, что взрослые люди здесь больше в позиции наблюдателей. На самом деле, взрослые люди выполняют очень важную миссию. Это миссия защиты, сохранения организации, это миссия носителей основных идей, на которых построена эта организация. И естественно, в случае каких-то сложных, проблемных ситуаций, потому что подростки, как их у нас любят называть, они же трудные, у них могут быть самые разные отношения.



Светлана Кулешова: Лариса, всякий ли ребенок может жить в вашей организации, по этим принципам саморегуляции существовать, когда взрослые только наблюдатели, а дети как бы самостоятельные совсем личности?



Лариса Крапивина: Вообще, учитывая тот уровень дисциплины, который есть в отряде, конечно, трудно человеку, особенно если он в обычной жизни с этими нормами и требованиями не сталкивался, с такими отношениями не встречался, то на начальном этапе бывает трудно. Если же ребенок принимает, ему нравятся отношения взаимопомощи, отношения добрые между мальчишками и девчонками, которые заданы, отношения на ты и по имени по отношению к взрослым, кроме того, он видит, что здесь детям очень многое доверяют, то тогда он начинает просто как-то менять свои принципы, на которых он стоял до того, как пришел в отряд, и уже принимать те коллективные требования, которые предлагает «Каравелла».



Светлана Кулешова: А сколько примерно остается ребят? Допустим, 100 человек приходит, 20 остается.



Лариса Крапивина: Нет, статистика не такова. Обычно мы набираем человек 20 новичков, потому что у нас места определены количеством посадочных мест на яхтах. И вот из 20 у нас обычно человека 3-4 уходит, потому что у нас организация добровольная. Это тоже один из принципов. И я считаю, когда у нас и школы будут добровольные, и даже в детский сад можно будет мнение ребенка спрашивать, хочет он или не хочет, и уже соотнося это, решать, отдавать его или нет, то тогда ситуация в обществе начнет меняться в более позитивную сторону.



Светлана Кулешова: У нас с вами звонок. Доброе утро!



Слушатель: Я, может быть, не очень внимательно слушал. Ваш гость уже порядка 40 минут в эфире, и, конечно, очень интересно слышать общие рассуждения по поводу того, что экипажи, морское дело, традиции, командоры – это все замечательно. Я это слышал в детстве, когда сам был пионером. Но совершенно непонятно, чем конкретно занимается организация, какая у нее общественная позиция? Что это, коммунистическая молодежная организация, или она какую-то другую имеет ориентацию? Какие позиции общественно-политические у нее?



Лариса Крапивина: Значит, наша организация строит свою работу на позитивно направленной деятельности. Я сейчас поясню, что это такое. У нас есть множество программ. Во-первых, это сбор разновозрастных объединений России, на который приезжают ребята из всей России, они участвуют в нашей летней парусной практике. Они осваивают основные наши направления, это фехтование, журналистику, профессиональную киносъемку. Мы снимаем с ребятами кинофильмы как хроникальные, так и игровые.



Светлана Кулешова: Остановились мы с вами на политической направленности отряда. Ее нет, не было. А были ли предложения? Очень удобно, по сути, на базе отряда создать что-то молодежное.



Лариса Крапивина: Да, конечно. Были предложения и были в том числе религиозные предложения. Но поскольку у нас дети занимаются из разных социальных слоев и разных приверженностей, разных религиозных взглядов, то мы всегда говорим, что в детской организации этого не должно быть. Потому что для детей важно прежде всего научиться отношениям. Наш принцип – это обучение детей жизни в разновозрастном сообществе других людей. Это люди разных возрастов, разных статусов, разных полов и так далее.



Светлана Кулешова: Про религиозные предложения все понятно. Про политические все-таки хочу уточнить. От кого были, интересно, предложения?



Лариса Крапивина: Когда мы говорим о позитивно направленной деятельности, и когда мы приезжаем, допустим, и работаем на территории реабилитационного центра «Снежинка» - госпиталя инвалидов войн, да, это люди, которые прошли Великую отечественную войну, кто-то воевал в Чечне, кто-то – в Афганистане, кто-то, может быть, даже в Узбекистане и где угодно. Но для нас важно не то, что с ними происходило тогда, а то, что с ними происходит здесь и сейчас, и то, чем наши ребята могут им помочь. Или же они могут помочь нашим ребятам, рассказывая о войне, рассказывая о том, что такое в их понимании настоящий героизм, что такое в их понимании опять же патриотизм и отношение к своей земле, и что такое реально вообще защита той или иной территории. Потому как все вот эти лозунги в ту или иную сторону меня, как правило, очень сильно смущают, когда начинают говорить: ах, давайте сейчас все вступим, предположим, в «Молодую гвардию». У меня возникает вопрос: почему все, и почему именно в «Молодую гвардию»? То есть каждый ребенок, по крайней мере, когда он достигает возраста «Молодой гвардии», вправе выбирать, в какую партию, в какое ответвление партии ему вступать. И если мои дети захотят вступать в «Молодую гвардию», это их выбор и соответственно их ответственность.



Светлана Кулешова: Лариса, у вас праздничные дни, а мы все говорим об очень серьезных вещах. Как отмечали 45-летие отряда?



Лариса Крапивина: Отмечали мы его достаточно серьезно. Два дня полностью у нас ушло на проведение всех мероприятий, три месяца шла подготовка. Ветераны и выпускники создали даже специальный клуб для того, чтобы все это осилить. К вопросу предыдущему я еще могу сказать, когда спрашивают про конкретные дела, можно зайти на сайт и там все посмотреть, у нас оперативно достаточно информация выкладывается. А мы гордимся тем, что мы не маленькие, что мы все можем делать сами. Потому что этот юбилей, мы не просили денег ни у кого, ни у государства, ни у каких-то спонсоров, ни у каких-то партий, этот юбилей полностью организовали на свои средства выпускники. И то, что снимались залы, и то, что проплачивались различные аренды и так далее, и сделан очень большой наградной комплект людям, которые приехали и участвовали в сборе, - это все сделано за счет этого фонда. Причем это не такой фонд, который нужно официально зарегистрировать и так далее. А зачем это все нужно официально регистрировать? А вдруг кто-нибудь что-нибудь начнет воровать? Но никто ничего не начнет воровать, потому что есть люди, которые доверяют друг другу. И все совершенно открыто, в том числе бухгалтерия.



Светлана Кулешова: Сколько выпускников у «Каравеллы»?



Лариса Крапивина: Вообще, через организацию прошло около 10 тысяч человек. Из них около 3 тысяч это профессиональные журналисты, которые работают в самых разных направлениях деятельности, есть военнослужащие, в том числе и моряки, потому что, как вы понимаете, направление морское деле это определяет. Есть кинооператоры и кинорежиссеры. Аня Калашникова, например, у нас работает в Боливии кинорежиссером, хотя тоже отсюда, из Екатеринбург а. Есть профессиональные писатели, есть художники-модельеры. То есть самое главное, что человек пошел туда, куда его зовет сердце.



Светлана Кулешова: Конечно, все 10 тысяч, наверняка, не удалось собрать. Сколько было всего?



Лариса Крапивина: Да, к сожалению, нет. Но вот зал на 500 человек был полный.



Светлана Кулешова: Самые ближайшие планы «Каравеллы»?



Лариса Крапивина: Самые ближайшие планы – во-первых, мы планируем принимать у себя в сентябре американских волонтеров. К нам планируют приехать, Москва сейчас с нами ведет переговоры, два человека обучаться методике жизни в разновозрастном сообществе и тем принципам, на которых построена наша организация. Кроме того, в сентябре мы набираем новых ребят. В ноябре, я думаю, что мы все-таки будем закладывать новую яхту и строить ее. И может быть, зимой или весной еще хотим снять кинофильм новый.



Светлана Кулешова: 22 июля 45 лет отметил, а исполнилось 2 июля, известный всему Советскому Союзу, а теперь уже России детский отряд «Каравелла». Основателем и первым командором этого отряда был писатель Владислав Крапивин.



XS
SM
MD
LG