Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Цены на электроэнергию останутся регулируемыми


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Сергей Сенинский.



Андрей Шароградский : Министр промышленности и энергетики России Виктор Христенко заявил, что в ближайшие три года либерализация рынка электроэнергии в стране не затронет население, что в этом секторе тарифы останутся регулируемыми. Более того, их повышение в каждом из ближайших трех лет уже определено - 10, 9 и 8 процентов. Это соответствует возможному уровню инфляции, но расходится с планами реформы российской электроэнергетики в целом. Тему продолжит Сергей Сенинский.



Сергей Сенинский: Приведенные министром данные по темпам роста тарифов на электроэнергию являются, скорее всего, усредненными. Но можно ли это понимать так, что рост тарифов для населения может значительно отстать от роста тарифов на электроэнергию для других категорий потребителей, например, промышленности и бизнеса? Наш первый собеседник в Москве - аналитик инвестиционной группы «Атон» Дмитрий Скрябин.



Дмитрий Скрябин: В принципе, вполне вероятно, что так и будет, что рост тарифов для населения отстанет от роста тарифов для бизнеса просто по той причине, что тарифы для населения несут своего рода такую политическую составляющую. Она несколько расходится с политикой ликвидации перекрестного субсидирования в России, когда население платит за электроэнергию на уровне ниже экономически обоснованного. За население переплачивает в настоящий момент уже бизнес. Особенно в предвыборный период такая ситуация возможна. Однако в долгосрочной перспективе, я думаю, что тарифы на электроэнергию для населения должны расти более высокими темпами, чем для бизнеса.



Сергей Сенинский: Сами по себе, тарифы на электроэнергию для населения в России сегодня могут быть и выше, чем для промышленных её потребителей. Тем не менее, проблема перекрестного субсидирования далека от разрешения.



Дмитрий Скрябин: Тарифы для населения в настоящий момент по абсолютной величине выше, чем тарифы для бизнеса или для промышленности. Разница может составлять до двух раз. Но если смотреть по затратам производства и передачи электроэнергии для населения и для той же промышленности, то все население платит ниже экономически обоснованного уровня. Потому что затраты на передачу электроэнергии до розетки бытового потребителя гораздо выше, чем до принимающих устройств крупного промышленного потребителя.



Сергей Сенинский: Повышение тарифов для населения, само по себе, способно ли устранить перекрестное субсидирование? Аналитик инвестиционной компании «Проспект» Алексей Соловьев.



Алексей Соловьев : В целом, я склоняюсь к мнению, что тарифы для населения сохранят тенденцию роста опережающими темпами по сравнению с тарифами для промышленных потребителей. Более того, повышение тарифов не является решением проблемы перекрестного субсидирования. Это является одной из возможных мер по решению данной комплексной задачи. В настоящее время не существует четкой и последовательной программы решения данной проблемы.



Сергей Сенинский: Уже два года в России существует сектор продажи электроэнергии по свободным ценам. Его называют рынком «5-15», имея в виду, что здесь энергокомпаниям разрешено продавать от 5-ти до 15-ти процентов всей производимой ими электроэнергии. Но сколько её продается реально от общего объема потребления в стране? И являются ли её конечными потребителями жители? Дмитрий Скрябин.



Дмитрий Скрябин: В настоящий момент доля сектора "5-15" составляет порядка 8 максимум 10 процентов от общего объема рынка электроэнергии в России. Энергокомпании, поставляющие электроэнергию населению, безусловно, часть электроэнергии могут покупать на этом сегменте, в принципе, они так и делают. Потому что, покупая электроэнергию сейчас на рынке "5-15", исходя из структуры действующего рынка, это получается дешевле, чем покупать у энергокомпаний по регулируемому тарифу. Просто структура рынка устроена таким образом, что искусственно на рынке "5-15" цены на электроэнергию, как правило, ниже, чем цена регулируемая.



Сергей Сенинский: Казалось бы, на свободном рынке электроэнергии - в условиях, когда её не в избытке - цены должны быть выше.



Дмитрий Скрябин: Это происходит, потому что у потребителя есть возможность выбора покупать электроэнергию по регулируемым ценам или покупать ее на свободном рынке. Понятно, что исходя из логики, потребитель не будет покупать на свободном рынке электроэнергию по ценам более высоким, чем он мог бы купить по регулируемым тарифам. Соответственно, он подает ценовую заявку по более низкой цене. Только тогда он покупает.



Сергей Сенинский: Можно ли предположить, что объемы продаж электроэнергии на рынке «5-15», то есть секторе торговли (теоретически) по свободным ценам, в ближайшие 3 года существенно возрастут? Или проявятся некие новые факторы? Алексей Соловьев.



Алексей Соловьев : Следует отметить, что с 1 августа текущего года будет запущена новая модель рынка. В частности, рынок двусторонних договоров в регулируемом секторе оптового рынка. С моей точки зрения, в ближайшие 2-3 года существенное увеличение объема продаваемой в секторе свободной торговли электроэнергии не увеличится. По всей видимости, как заявлял Анатолий Чубайс, в 2007 году будет в секторе свободной торговли продаваться порядка 5 процентов. В дальнейшем объемы в течение года предполагается увеличивать на 5-10 процентов ежегодно.



Сергей Сенинский: В рамках реформы российской электроэнергетики уже созданы (или еще создаются) частные генерирующие компании, то есть производители электроэнергии, которые выделяются из состава региональных энергокомпаний, контролируемых пока РАО «ЕЭС России». Но, по планам, к середине 2008 года само РАО будет расформировано. Теоретически будущие независимые производители электроэнергии могут и не согласиться с теми тарифами, которые им уже сегодня устанавливает правительство. Или даже при таких тарифах они смогут через 2-3 года работать хотя бы с минимальной прибылью? Дмитрий Скрябин.



Дмитрий Скрябин: Мне кажется, что вне зависимости от формы собственности, будь то частные компании или это будут компании, которые будут регулироваться государством, при существующей системе регулирования тарифов навряд ли будущие прибыли этих компаний будут существенно отличаться от текущих. Я бы даже сказал наоборот - при сохранении существующей системы регулирования тарифа, год от года генерирующие компании будут сталкиваться со все большими и большими трудностями. Будут терпеть убытки, наверное, в ряде случаев.



Алексей Соловьев : Если говорить о минимальной прибыльности, то энергокомпании, которые создаются в процессе реорганизации отрасли в настоящее время, они прибыльные. По отрасли прибыльность компании составляет в среднем 3-5 процентов. Когда будут отпускаться тарифы, высокоэффективные компании будут иметь большую прибыль. Я считаю, что с течением времени все-таки прибыльность энергокомпаний будет расти. В настоящее же время существующее тарифное регулирование и неопределенность в отношении функционирования будущей модели рынков электрическая энергия предполагает слабый интерес со стороны западных стратегических инвесторов.



Сергей Сенинский: Спасибо. Напомню, на наши вопросы отвечали в Москве аналитики по электроэнергетике России: Алексей Соловьев, инвестиционная компания «Проспект», и Дмитрий Скрябин, инвестиционная группа «Атон».




XS
SM
MD
LG