Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Широкую общественную дискуссию вызвал в Чехии новый закон об ужесточении правил дорожного движения


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Нелли Павласкова и Петер Вайль.



Андрей Шарый: Широкую общественную дискуссию вызвал в Чехии новый закон об ужесточении правил дорожного движения. Журналисты телекомпании НОВА уличили в превышении скорости и нарушении правил министра внутренних дел Франтишека Бублана и требуют, чтобы министр был оштрафован, как обычный водитель. Другой высокопоставленный чиновник МВД наказал себя сам. После разоблачений в газете "Млада фронта днес" Владислав Гусак, руководитель полиции Чешской республики, здесь он именуется Полицейский президент, добровольно отказался от водительских прав и приговорил себя к выплате финансовой компенсации. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Праге Нелли Павласкова.



Нелли Павласкова : История с Полицейским президентом произошла через три недели после принятия парламентом Чехии нового закона об ужесточении правил дорожного движения. Принятие закона было связано с числом происшествий на чешских дорогах, заканчивающихся смертью и тяжелыми травмами. Штрафы достигают и 30 тысяч крон - это больше чем приличная месячная зарплата служащего. На автострадах разрешенная скорость - максимум 130 километров в час. Представители полиции и Министерства транспорта могли констатировать резкое падение числа дорожных катастроф. Говорит начальник ГАИ Чешской республики Зденек Бамбас.



Зденек Бамбас : Новый закон мгновенно принес позитивные результаты. Невероятным образом улучшилась дисциплина водителей на дорогах. Количество смертей на дорогах уменьшилось на 70 процентов, количество нарушений уменьшилось на 30 процентов. Такое резкое изменение к лучшему превзошло все наши ожидания.



Нелли Павласкова : В таком радостном контексте журналисты решили проверить, как подчинились новому закону сами полицейские. Репортеры газеты написали: "Мы решили проверить, как ведет себя за рулем глава чешской полиции Владислав Гусак. На отрезке пути по Карловарской автостраде Гусак мчался со скоростью 190 километров в час. Он с риском для многих жизней обгонял в запрещенном месте грузовики и фургоны. Если бы это сделал обычный водитель, то у него тут же на месте были бы отобраны водительские права, и он заплатил бы штраф". Провинившийся президент всех полицейских Чехии опубликовал следующее заявление



Владислав Гусак : Я был уличен в серьезном превышении скорости. Я мог бы подвергнуть сомнению доказуемость этой информации. Мог бы сослаться на параграф закона, который мне, как полицейскому позволяет в случае надобности превысить скорость. Но ничего такого я делать не будут. Я решил, во-первых, лишить себя водительских прав сроком на 3 месяца, и отдать права на это время мэрии Праги. В течение 3 месяцев я не буду сам водить машину. Во-вторых, еще сегодня я отправлю сумму в 10 тысяч крон на банковский счет фонда "Народ детям". Я сожалею о случившемся. Это никогда не повториться.



Нелли Павласкова : Общественность оценила необычное для высокопоставленных лиц страны покаяние главы полиции. Но возмутилась слишком легким самонаказанием, которое не соответствует правилам нового закона. Водители, да и специалисты по дорожному движению осуждают поведение Полицейского президента и то, что не последовало кары со стороны его прямого начальника - министра внутренних дел Чехии. Говорит молодой водитель Гонза Рамбоусек.



Гонза Рамбоусек : Безусловно, это плохой пример для остальных. Гусак должен был проявить характер и наказать себя точно также как полиция наказывает других нарушителей правил дорожного движения. Он должен был заплатить 22 тысячи крон и на год лишиться водительских прав. Самонаказание его не очень ущемило. Ведь у Полицейского президента есть, конечно, служебная машина и водитель. Делать подобные исключения - это плохой пример для остальных граждан.



Нелли Павласкова : Не успела полиция опомниться от первого удара, как случилось новое дорожное происшествие. Начальник ГАИ Моравского города вел ночью машину в состоянии сильного опьянения и врезался в другую машину, нанеся травму матери с ребенком. На этот раз, поскольку нарушение обнаружила сама полиция, министр внутренних дел принял решение уволить начальника ГАИ.



Андрей Шарый: Об общественных механизмах, принуждающих высокопоставленных чиновников и политиков к покаянию, о том, почему эти механизмы практически не работают в России, я беседовал с моим коллегой, обозревателем Радио Свобода Петром Вайлем.



Петр Вайль: Речь идет об ответственности начальников перед общественностью. Этой ответственности, если так коротко говорить, попросту не существует в России. Я уже бог знает сколько лет живу на Западе, поэтому меня эта пражская история, с одной стороны, совершенно не удивила. Такого я видел очень много и слышал, когда жил в Соединенных Штатах. Выборные и назначенные руководители всевозможные, когда их в чем-то изобличали, они немедленно каялись. Они публиковали статьи. Они, что называется, забегали вперед. Точно также как забежал вперед этот чешский полицейский начальник, чтобы, с одной стороны, искренне покаяться, а с другой стороны, выбить козыри из рук его обвинителей.



Андрей Шарый: Не столько важна мотивация - действительно, он искренне раскаялся или просто так просчитал ситуацию, что понял, что лучше покаяться сейчас, чем дожидаться, пока его уволят?



Петр Вайль: Нет, тут вопрос - кто кого главнее. В развитых демократических обществах ни у кого нет сомнения, что самый главный - это избиратель. Любой выборный начальник об этом не перестает думать.


Когда сравнительно недавно президент России Путин собирал в Сочи журналистов, отвечая на какой-то вопрос, сказал: "Я никому не обязан ничего объяснять". Единственное занятие выборного политика во время всего его срока работы - это беспрестанно объяснять, что он делает. Потому что его выбрали, а в следующий раз не выберут. Вот этого сознания совершенно нет, тем более нет у назначенных, хотя над назначенными стоят правильно выборные начальника. Вот этого ощущения, что главное - это общество, что начальники служат обществу, а не наоборот, его, конечно, совершенно нет. Поэтому неважно милиционер, не милиционер. А сын министра обороны Сергея Иванова, который задавил насмерть человека, и был полностью, что называется, отмазан? А тут всего-навсего скорость превысил, и никого не зашиб.



Андрей Шарый: Понятно, что никакая демократия человеческую натуру не изменит. Люди будут воровать, люди будут подвержены коррупции, они будут превышать скорость, видимо, при любых системах, потому что человек несовершенное существо. Демократия помогает вырабатывать какие-то механизмы общественной коррекции, общественного принуждения. Каковы главные механизмы этого общественного принуждения?



Петр Вайль: Они апеллируют именно к человеческим качествам. Коротко говоря - это страх и выгода.



Андрей Шарый: То есть не совесть?



Петр Вайль: Нет, Господь с вами. Нельзя апеллировать к совести. Вообще, нельзя апеллировать к положительным качествам. Нельзя говорить человеку - будь благородным, будь добрым, будь щедрым, будь честным. Нельзя. А если он не такой? Апеллировать нужно к негативным качествам человека. Тебя накажут. Кроме того, если ты будешь поступать не по закону, ты на этом потеряешь. Тебе не выгодно нарушать закон.



Андрей Шарый: Тогда вопрос о главной общественной плетке - о свободе слова, о журналистике.



Петр Вайль: На то и щука в море, чтобы карась не дремал. Вот карась и не должен дремать. Он должен быть все время на стороже. Пресса должна быть действенным оружием. В России она не была никогда действенным даже 10-15 лет назад, когда она была совершенно свободна по сравнению с сегодняшним днем. Свободна-то свободна, а толку-то что! На что-нибудь повлияла российская пресса, когда она была вся целиком и полностью (вы это помните!) против чеченской войны? Войну закончили, а все равно начальники Лебедь, Ельцин, а не пресса, как это было, скажем, с вьетнамской войной в США. Пока вот этот механизм не работает, пока не создается общественного трансфера, когда тебе невыгодно и страшно нарушать закон, пока пресса не стоит, как цепной пес на страже, этого ничего не получится.




XS
SM
MD
LG