Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реакция арабской прессы на события в Сирии и Ливии


Ирина Лагунина: Публикации в арабской прессе, обзор которых я, по традиции, делаю по материалам вашингтонского Института исследования ближневосточной прессы - memri.org, – можно условно разделить на три группы: собственно реакция на события, отголоски общественной дискуссии вокруг происходящего и использование ситуации третьими силами – типа "Аль-Каиды".
Сирийские оппозиционные голоса находят трибуну исключительно в зарубежных средствах информации. И явно видно, что сирийские власти сейчас внимательно наблюдают за тем, кто и где печатается или выступает по электронным медиа. Вот это выступление сирийской журналистки Самиры Мусалимы, главного редактора правительственной газеты "Тешрин" на катарском телеканале "Аль-Джазира" на арабском языке, стоило ей поста.

Самира Мусалима: Все, что можно сказать о последних событиях, это то, что приказ был нарушен. Была стрельба. И если эта стрельба была на самом деле начата силами безопасности, то надо привлечь их к ответственности и изучить причины, которые заставили эти силы нарушить приказ президента не стрелять. Если была какая-то третья сила – а я верю, что была – то я опять-таки полагаю, что силы безопасности должны представить доказательства публике. Были потеряны жизни наших людей, и не надо относиться к этому с легкостью. Очевидно, что люди в Дераа не открыли огонь сами против себя. Но были также и убитые сотрудники сил безопасности. В любом случае, я полагаю, что ответственность лежит именно на сотрудниках сил безопасности. Они должны поймать членов этих группировок – если такие группировки существуют – и привести их в суд. Силы безопасности должны представить свой отчет о событиях, объяснить, как туда попали эти боевики, и как получилось, что события стали развиваться по такому сценарию.

Ирина Лагунина: Еще один голос из Дамаска – интервью ведущей в Сирии правозащитницы Мунтахой аль-Атраш, дочерью командира сирийской революции против протектората Франции в 1925-1927 годах – опубликовано в лондонской арабской газете "Аль-Шарк аль-Аусат". Мунтаха говорит, что сирийский режим падет довольно легко: он атавизм времен существования Советского Союза. Такого рода партийное правление – пережиток прошлого. Вместе с тем, правозащитница подчеркивает, что Башар аль-Асад играет сейчас в довольно опасную игру. Если раньше мало кто говорил о том, к какой конфессии принадлежал тот или иной человек – был ли он суннитом, друзом или алавитом – все были просто сирийцами, то сейчас власти разжигают межконфессиональную вражду. Алавиты, например, уже боятся, что если алавит Асад потеряет власть, то сунниты приберут страну к рукам. Однако сама же активистка правозащитного движения сравнивает то, что происходит сейчас в городах Дераа и Дома с восстанием суннитов в городе Хама через два года после того, как отец нынешнего президента Сирии Хафез Асад пришел в 1971 году к власти. Конфессиональные разногласия прослеживаются и в выступлениях мусульманских клериков. Вот, например, пятничная молитва шейха Юсуфа аль-Карадауи, главы Международного союза мусульманских мыслителей, которая транслировалась по катарскому телевидению. Она началась почти как призыв к демократии.

Шейх Юсуф аль-Карадауи: В последние несколько недель мы стали свидетелями четырех революций. Две из них исполнили чаяния людей – это революции в Тунисе и в Египте. Развитие еще двух революций мы по-прежнему наблюдаем, и мы молимся, чтобы Аллах исполнил наши надежды и даровал им успех – ливийской и йеменской революциям. Сегодня поезд революций приехал на неизбежную станцию – в Сирию. Сирия не может быть в стороне от истории арабской нации. Кто-то сказал, что Сирия в безопасности то революций. Но как она может быть в безопасности от них? Разве она не часть нации? Разве она не часть закона Аллаха? Разве законы Аллаха для мира и его обществ на эту страну не распространяются? Сирия такая же, как остальные страны. На самом деле, ей даже больше нужна революция, чем остальным странам.

Ирина Лагунина:
Затем тема религии все-таки стала звучать – ни лишь как нечто общее.

Шейх Юсуф аль-Карадауи:
Эти люди, этот режим не обращал внимания на святость мечетей. Они убивали в мечетях. Все эти революции мирные. У людей нет ни мечей, ни оружия, ни палок, ни камней. У людей в руках только Коран. И они говорят только "нет Бога кроме Аллаха" и "Аллах Акбар".И несмотря на это беспощадный режим развернул против них пулеметы, пушки и винтовки, убивал одних на площадях, а других – в их домах. Убитых прятали, из страха, что над их телами будут измываться. А как результат – общее количество жертв не известно. Когда революция побеждает? Когда тиран направляет пули против протестующих. Знайте, что если хоть один человек убит, то революция уже победила.

Ирина Лагунина: Но в конце напрямую ответственность пала на алавитов.

Шейх Юсуф аль-Карадауи: Проблема доктора Башара аль-Асада в том, что, несмотря на то, что он человек интеллектуальный, открытого склада ума, молодой и мог бы многое сделать, он является заложником своего окружения и своей алавитской секты. Он не может от них отделаться. Он смотрит на жизнь их глазами и слушает их ушами.

Ирина Лагунина: Это были фрагменты пятничной молитвы шейха Юсуфа аль-Карадауи. Кстати, существовавшее с 20-х годов прошлого столетия "Государство алавитов" было присоединено к Сирии только в 1936 году. К межконфессиональным проблемам в Сирии явно присоединяются и межклановые. Союз сирийских племен выставил в Интернет следующее обращение к гражданам.

"Союз сирийских племен
Во имя Аллаха, милостивого и милосердного. Это – коммюнике Союза арабских сирийских кланов и племен. Мы объявляем революцию против режима. Ветры освобождения и перемен подули против сектантского диктаторского режима в нашей стране. 41 год незаконного правления семьи аль-Асада прошел. Этот режим самым ужасным образом измывался над сирийским народом – убивал, пытал, сажал в тюрьмы, изгонял из домов, крал общественную и частную собственность. Число жертв этого режима превышает 100 тысяч мучеников, столько же пропавших без вести, а также три миллиона оставшихся без крова. В дополнение к этому режим уничтожил национальную экономику, разграбил ресурсы страны, превратил их в частную собственность семьи аль-Асада, семьи Маклуфа, семьи Шалиша, семьи аль-Асхад, семьи аль-Акрас. Режим заставил сирийский народ голодать, чтобы люди занимались только поиском куска хлеба, а не вмешивались в политику и не требовали привлечь к ответственности правителей за совершенные преступления. Племена, которые мы представляем, объединяют более 50 процентов сирийского населения и объявляют революцию против коррумпированного режима аль-Асада. Мы поклялись Аллаху, что мы совершим революцию против этого диктаторов, как и против его помощников и наемников, чтобы полностью освободиться от него. Победа принадлежит великому сирийскому народна. Поругание и унижение – удел тирании, подавления и коррупции.
Генеральный секретарь Союза арабских сирийских кланов и племен, юрист, шейх Али Асса аль-Убейди".

Ирина Лагунина: Любопытно, что Сирия пока не в фокусе исламистских течений. Приоритет для экстремистов и радикалов – Ливия. И не только из-за того, что в развитие ситуации там решили вмешаться западные страны. Как отмечают исследователи института МЕМРИ, с самого начала в Ливии возникло насилие – то есть повод для джихада экстремистских групп. Но есть и еще одна причина. Идеолог "Аль-Каиды", ранее известный под именем Атийят Аллах, послал аудио обращение к ливийским повстанцам. Для того, чтобы обращение нашло еще большую поддержку, Атийят впервые открыл свое истинное имя Джамаль Ибрагим аль-Масрати, которое ясно говорит о том, что сам он родом из ливийского города Масрата.
Просматривая материалы арабской прессы, я наткнулась на запись в Интернете, без которой рассказ о настроениях в регионе был бы неполным.
"Я Алаа Варди и я живу в Саудовской Аравии. Я ем, пью, сплю и провожу ночи в Фейсбуке, мне настолько все надоело, что я решил написать эту песню", поет молодой саудовец. Заканчивается эта бесхитростная песенка словами: "Люди, спасите меня! Люди, достаньте мне визу! Пока я не сошел с ума".
XS
SM
MD
LG