Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Демограф Марк Тольц – о судьбе ученого Якова Улицкого


Марк Тольц

Марк Тольц

Один из трагических персонажей в истории российской демографии Яков Улицкий (дед писателя Людмилы Улицкой) известен современным исследователям только одной публикацией по демографии. Что произошло с остальными трудами ученого, чье 120-летие в апреле этого года научное сообщество, наконец, отметило? Об этом в интервью Радио Свобода рассказал известный демограф Марк Тольц, работающий в Иерусалимском университете.

- Улицкий – несомненно, трагический герой в истории российской демографии. Не только очень трудно сложилась его жизнь. Оказалась несчастливой и судьба, оставленного им немалого научного наследия. Оно в большей части утрачено, причем, возможно, навсегда. Напечатана лишь одна работа Улицкого по демографии, которая часто цитируется и, несомненно, имеет статус классической. О нем молчат энциклопедии, а единственной специально посвященной публикацией в течение полувека был лишь некролог 1961-го года в "Ученых записках по статистике". Некролог появился через 5 лет после смерти ученого. Тут многое – старая тайна, за которой скрывается то, что ему пришлось пережить.

- То есть тайна не только в том, что куда-то пропали рукописи Улицкого?

- Да, тайн тут много. Например, в некрологе упоминается сразу обращающий на себя внимание переезд Улицкого из Москвы в Сталинград. Разобраться с этим мне помогла современная публикация материалов сфальсифицированного процесса 1931 года по делу "Союзного бюро РСДРП (м)". Тогда на скамье подсудимых оказались некоторые экономисты, обвиненные во вредительстве на "плановом фронте". Приговор арестованному Улицкому, имя которого фигурировало среди этих самых "вредителей" в материалах этого процесса, был вынесен тайно уже после его окончания, причем во внесудебном порядке. Вот выписка из протокола заседания коллегии ОГПУ от 25 апреля 1931 года:"Из- под стражи освободить, лишить права проживания в режимных городах на три года, считая срок с 26 февраля 1931 года".

Реабилитация же "за отсутствием состава преступления" по этому первому делу последовала только через многие годы после смерти – 12 марта 1990 года.

- Что это объясняет в судьбе Улицкого как ученого?

- Это значит, что почти до самого конца советского периода он формально оставался "осужденным преступником". Некролог, напечатанный в 1961 году – на самом пике оттепели – оказался единственным исключением.

Удалось установить, что 1948 году Улицкий был вновь арестован. Режим вспомнил о той категории, как оказалось, временно отпущенных, но не прощеных "врагов", к которой он принадлежал. В приложении к одному из спецсообщений министра госбезопасности Абакумова Сталину об Улицком сказано:

"УЛИЦКИЙ Я.С.,1891 года рождения, еврей.
До ареста – преподаватель Заочного финансового института.
УЛИЦКИЙ с первых лет Советской власти примыкал к меньшевикам, входил в харьковский эсеровско-меньшевистский совет, а впоследствии принимал участие в работе киевской организации меньшевиков, за что в 1931 году был осужден к 3 годам ссылки.
В 1934 году УЛИЦКИЙ снова был осужден как участник троцкистской группы, проводившей активную антисоветскую деятельность.
Оставаясь убежденным противником социалистического строя, УЛИЦКИЙ после отбытия наказания продолжал вести антисоветскую работу, клеветал на политику, проводимую партией и Советским правительством.
На следствии УЛИЦКИЙ признал, что он с 1917 года по 1931 год вел активную меньшевистскую деятельность. Работая в 1931 году в ВСНХ СССР, по заданию «союзного бюро» меньшевиков, участвовал в деятельности вредительской организации, за что был осужден к трем годам ссылки.
Отбывая ссылку в Сталинграде, УЛИЦКИЙ связался с троцкистом ЛАВСКИМ и вместе с ним создал на Сталинградском тракторном заводе троцкистско-меньшевистскую группу, занимавшуюся организацией и проведением активной вражеской работы.
В 1947 году УЛИЦКИЙ установил связь с председателем еврейского антифашистского комитета Михоэльсом и писал для него рефераты по палестинскому вопросу, в которых восхвалял сионистов и излагал буржуазно-националистическую точку зрения проанглийского направления".


Для упомянутого в сверхсекретном документе МГБ написания рефератов, конечно, потребовалось знание языков. Действительно, в единственной демографической публикации Улицкого мы находим источники на трех иностранных языках. В этом он был тогда одним из редких исключений среди специалистов в своей области.

- Вы пишите, что многие рукописи ученого утрачены. Остались ли хоть какие-то следы?


- После смерти пропали две монографии, подготовленные Улицким. Об их существовании оставили свидетельства два известных
статистика – люди, профессия которых требует точности.
Не случись этой пропажи, вероятно, история российской
демографии писалась бы по-другому. Вообще проблема авторства в
сталинскую эпоху и после нее была иногда очень непростой.

Вспоминается давний рассказ одного из моих учителей. Его отец, тоже
посвятивший себя экономической науке, был осужден по надуманному делу, связанному с профессиональной деятельностью. Оказавшись после лагеря в ссылке, он в труднейших условиях самостоятельно возобновил
исследовательскую работу и сумел написать статью. Статью эту он
какими-то путями переправил одному из академиков в Москву. И после
того обнаружил, что этот академик ее напечатал, … но под своим именем.
Когда бывший заключенный вернулся в столицу, он не постеснялся
спросить у академика, как же так получилось. Ответ важен для
истории науки:

– Вы могли и не вернуться вообще. Разве вы хотели, чтобы
статья в этом случае осталась навсегда ненапечатанной?

Настоящее авторство он так и не раскрыл. Никогда. Статью же
потом, после смерти академика, перепечатали даже в многотомном
собрании его работ. Не думаю, что это был единичный случай.

- Вы обнаружили еще какие-то следы работ Улицкого?

- Да. Есть свидетельства, что исследование Улицкого "Понятие поколения в демографии" было представлено им в Московском Доме ученых. Известно, что Улицким была закончена работа о семье. В некрологе название этой работы дается как "Семейная статистика в СССР". В других источниках фигурирует иное название "Понятие семьи в демографии". Отметим, что оба исследования Улицкого – о поколении и семье – в некрологе названы "монографиями". Однако, если часть первой из них напечатана, то вторая полностью остается неизвестной. Но и это не все.
При появлении начальной части работы "Демографическое понятие поколения" в редакционном примечании сообщалось, что "вторая часть исследования Я.С. Улицкого (скончался 3 октября 1956 г.) будет опубликована в одном из дальнейших томов "Ученых записок по статистике" АН СССР". Но продолжения не последовало, а сама работа теперь считается утерянной.

- И никто не пытался ее найти?

- Пытались, конечно, ведь понимали ее значение. Свидетельством этого, например, служат следующие слова в одной из книг по соответствующей тематике: "Предпринятые автором попытки разыскать рукопись [Улицкого] с целью ее публикации пока не принесли результатов"

- Вы не преувеличиваете масштаб Улицкого как ученого? Ведь утраченные рукописи не найдены до сих пор.

- О калибре личности Улицкого многое говорит уже то, что он был учителем известного советского демографа Бориса Урланиса. Этот исследователь в российской демографии – фигура совершенно особенная. В демографии его роль сравнима с местом Юрия Лотмана в литературоведении. Оба не только были большими специалистами, но и умели писать так, что это было понятно многим за пределами их научного цеха. Урланис остается и сегодня широко читаемым автором. Железный занавес, как известно, препятствовал международным научным контактам в советский период. Тем не менее, результаты исследований Урланиса были всегда хорошо известны на Западе, цитируются там в самых авторитетных изданиях. Так, например, общепринятая сводка людских потерь в первой мировой войне выполнена именно им. Ученик писал об учителе так – я цитирую воспоминания Урланиса:

"Семинар по экономической статистике вел у нас Я.С.Улицкий…Мы с ним потом стали большими друзьями. Он был человек очень широких и оригинальных мыслей. Помню, он мне как-то сказал: "Знаете, что важнее всего для человека: умение ценить простые вещи!". Он же мне говорил о проблеме поколения, критически излагал взгляд о том, что "нас эксплуатируют внуки". Именно под влиянием Улицкого, я написал книгу "История одного поколения" и в предисловии отметил роль Я.С. Улицкого".

В заключение, к тем материалам, которыми удалось пополнить биографию Улицкого, остается добавить, что по сообщению его внучки Людмилы Улицкой, он умер в Калинине (ныне – Тверь), где находился в ссылке, а похоронен в Москве, на Донском кладбище.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG