Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Олег Блохин – главный тренер сборной Украины по футболу. Вердикт главы Счетной палаты: "полудохлые миллионеры". Гиперкритичные ветераны российского футбола. Эти темы активно обсуждают блогеры, пишущие о спорте в России.

Блогер портала Football.ua Владимир Мыленко сомневается в правильности назначения Олега Блохина главным тренером сборной Украины по футболу.

"Наконец-то!" – с облегчением выдохнула футбольная Украина после назначения главного тренера сборной. А вот что, собственно, "наконец-то"?

Олег Блохин. Главный тренер национальной сборной Украины. Как и восемь лет назад. Почти как восемь лет назад. Ведь в 2003-м его назначение проходило в принципиальной иной обстановке. Да и задача перед Олегом Владимировичем стояла не такая, как сейчас. Благодаря, кстати, ему самому.

Да, первое пришествие Блохина воспринималось совершенно по-другому. Хотя… Тогда после провала сборной Леонида Буряка (и по результату, и особенно по игре) все ждали новую, свежую кровь, желательно иностранную – и получили ее в виде нашего игрока и иностранного тренера. А сейчас – разве не то же самое? Разве результат и особенно игра сборной другого "конспектоносца", Алексея Михайличенко, кого-то удовлетворяла?

Но все дело в том, что "Блохиным-2010" стал Мирон Маркевич – та же свежая кровь, не привязанная к Динамо и заветам Лобановского. Стал, к сожалению, только по факту назначения. Да и с серьезными оговорками – при его "прототипе" не было своего Калитвинцева. Во всех смыслах этой фразы.

Сам же Олег Владимирович вроде бы как остался в истории украинской сборной. Истории легендарной и даже в какой-то мере славной. Казалось, что его кандидатура – особенно после не самого хорошего ухода – уже никогда не всплывет на отечественном футбольном горизонте. По крайней мере, в контексте национальной сборной. Но, как стало известно несколько часов назад, это только казалось.

Что это было? Чем это грозит? Начнем по порядку – то есть с самого факта назначения. Не открою никакой тайны, если предположу, что процесс назначения Блохина в 2003-м и сейчас – это несколько разные события. Во-первых, в 2003-м голосование было единогласным (за исключением неподконтрольных Суркису по определению Сафиуллина и Попова). Во-вторых, то голосование проходило в полувиртуальном режиме – 19 из 30 членов Исполкома голосовали в телефонном режиме. В-третьих, Блохин был единственной кандидатурой. Все это, как по мне, свидетельствовало о более чем прочных позициях в ФФУ Григория Суркиса.

Сейчас ситуация принципиально иная. И ОВБ не являлся одним безальтернативным кандидатом. Были Калитвинцев и даже Яковенко (который сам признался, что с ним говорил президент Федерации). И голосование оказалось не единогласным. И самое главное – это назначение нельзя назвать назначением Григория Суркиса.

В последние месяцы и недели было такое впечатление, что ГМС загнан в угол. Переговоры с Липпи, если они были, провалились. С другими иностранными кандидатами, похоже, и не было. Назначать Калитвинцева после неудачных как по результату, так и по игре товарищеских матчей – значит, обречь себя на регулярную (при малейших неудачах сборной) критику и обвинения в протекционизме. Возвращение Маркевича, единственного отечественного специалиста, который бы потянул такой уровень – "синку, це фантастика". Оставалось быстро найти кого-то свободного.
До начала Евро остался год с небольшим – а это практически на 100 процентов исключает какие-либо эксперименты. И это при том, что Блохин только сегодня начинает знакомиться с командой

А кандидатуру Блохина не раз и не два предлагали – причем предлагали представители в том числе и противоположного лагеря. Так что это назначение в какой-то степени снимает персональную ответственность с самого Суркиса и перекладывает на плечи его врагов. Кроме того, у кандидатуры Блохина есть одно несомненное преимущество, которое как минимум позволяет всем причастным к назначению уверенно отбрехиваться на пресс-конференциях и в интервью – ЧМ-2006.

И вот здесь стоит перейти от первого вопроса ко второму. Что это возвращение принесет сборной. Ведь четвертьфинал немецкого мундиаля – это, конечно, хорошо, но все исторические победы не будут иметь в конкретных условиях лета 2012-го никакого значения. Итак, что же мы имеем на данный момент?

Во-первых, серьезный цейтнот. До начала Евро остался год с небольшим – а это практически на 100 процентов исключает какие-либо эксперименты. И это при том, что Блохин только сегодня начинает знакомиться с командой. То есть некоего переходного периода, пусть и короткого, не миновать. Что еще больше сокращает то и так скромное количество времени, которое отведено новому главному тренеру.

Во-вторых, отсутствие официальных матчей. Первая сборная Блохина попала на ЧМ-06 в результате жесткой борьбы за первое место – что не могло не сказаться на сыгранности, командном взаимодействии. У второй сборной Блохина этого периода не будет – после ничего не значащих товарняков сразу в более чем серьезный бой.

В-третьих и самых главных. Игра первой команды Блохина – это даже не топтание на месте. Это шаг назад. Стратегия от обороны, на отбой, в надежде (не с расчетом, а именно в надежде) на контратаки – все это Украина пережила уже давно. После невыразительного периода Михайличенко Маркевич начал строить игру сборной "от себя", с некоей креативной жилкой. После его ухода, при Калитвинцеве этот процесс застопорился – поэтому топтанием можно было бы назвать именно утверждение ЮНК на посту главтренера.

А Блохин в этом плане, как ни крути, это возвращение в прошлое. Причем в выборочное прошлое – ведь, оперируя четвертьфиналом ЧМ-06, мало кто вспоминает проваленный отбор к Евро-08. Прошлое, которое дало конкретный результат в конкретных условиях – не став, однако, системой, на которую можно было бы опереться. Ведь победы над двумя арабскими командами в контексте чемпионата Европы оказываются бесполезным знанием. А вот с по-настоящему сильными сборными Старого Света первая команда Блохина так и не научилась играть на победу. И вот это как раз является показателем.

Ну, и характер Блохина – полная противоположность Калитвинцеву. Вряд ли вся команда так легко и безболезненно переживет такое резкое переформатирование. Что тоже, к сожалению, не пойдет в плюс во время предчемпионатной подготовки.

В итоге на данный момент имеем:

– тренера, назначенного в экстренной ситуации и только потому, что больше никого не нашлось;
– тренера, показавшего свой лучший результат благодаря стечению обстоятельств;
– тренера, что так и не продемонстрировал на практике какой-либо набор тренерских идей, который можно было бы использовать как минимум в качестве гарантии;
– тренера, не умеющего играть с сильными футбольного мира сего, что особенно важно в формате финальной части ЧЕ;
– тренера, известного своим непростым, в некоторой степени авторитарным характером, не обладая при этом всепобеждающей харизмой.

Конечно, все это отнюдь не говорит о том, что сборная Блохин обязательно провалится на Евро-2012. Но сейчас, сразу после назначения, впечатление именно такое. Ибо серьезных предпосылок к противоположному умозаключению, к сожалению, не имеется.

* * *

Лидер фракции ЛДПР в Госдуме РФ Игорь Лебедев в блоге на сайте "Чемпионат.Ру" пишет о событиях вокруг матчей Кубка России.
Если спартаковцам так нравится работать с Карпиным, то почему они не "вступились" за тренера на футбольном поле? Важны и ценны дела, а не слова или маечки с теми же словами поддержки!


Состоявшиеся матчи Кубка России подарили нам немало волнительных моментов, подтвердив мнение о том, что кубковые соревнования отличаются непредсказуемостью сюжета. ЦСКА снова выиграл в Санкт-Петербурге, на этот раз своими силами. Ростов вдесятером обыграл в гостях Динамо. А Краснодар до последнего имел шанс испортить праздник спартаковским болельщикам, но немного не повезло – мяч после пенальти попал в штангу.

Но в качестве темы для обсуждения я предлагаю не сами эти матчи, а события произошедшие вокруг них.

Многие наверняка видели, как после финального свистка И.Егорова футболисты "Спартака" надели майки с изображением к тому времени уже бывшего главного тренера В.Карпина и побежали к трибунам. Возникает вопрос: в чем смысл этой акции? Затем они в своих интервью дали разъяснения, суть которых сводится к тому, что игроки хотели бы продолжать работать под началом Карпина. Их слова вызвали у меня, мягко говоря, недоумение.

Во-первых, не дело игроков обсуждать тренерские назначения. Но и это не главное. Если спартаковцам так нравится работать с Карпиным, то почему они не "вступились" за тренера на футбольном поле? Почему они безвольно проигрывали в чемпионате и еврокубках, допуская детские ошибки и пропуская голы в самых простых ситуациях? Важны и ценны дела, а не слова или маечки с теми же словами поддержки! Как они играли, все видели. Ходьба пешком по полю и огромный процент брака – вот что они предложили в качестве поддержки тренеру.
Потребовалось время, чтоб понять, что другие – это не я, и к ним надобно подходить с индивидуальной меркой

Давно не секрет, что у игроков нынешнего поколения другие ориентиры, нежели у тех, кто в своё время ковал славу наших известных клубов. Красивые машины, телефоны, тусовки... Футбол стоит на десятом месте в этом списке.

На это недвусмысленно намекнул позавчера и один из руководителей "Динамо" С.Степашин. В перерыве матча он заявил на весь химкинский стадион: "Это была позорная игра, сейчас пойду в раздевалку и скажу несколько слов этим полудохлым миллионерам".

В конце встречи "полудохлые миллионеры", многие из которых наверняка не знают, что в футболке с буквой "Д" на груди играл легендарный Л.И.Яшин, пропустили гол и лишились последнего шанса попасть в еврокубки. А руководство клуба фактически признает свою беспомощность, не зная, какими еще методами заставить футболистов играть, т.е. выполнять свою работу, за которую им платят миллионы.

И проблема намного шире, чем трудности "Спартака" и "Динамо". Футболисты в России перестают быть спортсменами. Многие из них давно уже шоумены и привносят в футбол элементы шоу-бизнеса, замещая ими собственно игру. Игру, на которую ходят болельщики. Дриблинг Макгиди, удары Алекса, прорывы Веллитона – болельщик в среду пришел в Лужники за этим. А увидел непонятную пиар-акцию с маечками.

* * *

Вадим Гущин в блоге на сайте издания "Спорт день за днем" пишет о гиперкритичности футбольных ветеранов.

Читаешь порой высказывания известных футболистов прошлого – и поражаешься: до чего ж они безжалостны к тем, кто пришел им на смену. И техника у молодых не та, и физическая подготовка недостаточна. И игре не отдаются, как должно.

Начинаешь вспоминать: а как выступал сам футболист имярек, ветеран наш заслуженный? Да, отменно играл. Но ведь не безупречно. И режим порой нарушал, и верные мячи не забивал. Так откуда такая критичность к последующим поколениям? Несомненно, наш футбол – не из лучших, играют нынешние зачастую не слишком вразумительно.

Да и как отличиться на ниве журналистики, если не убойной, яркой критикой? Похвалами-то выделиться трудно. Но отчего тогда так разительно отличаются от оценок игроков мнения тренеров-ветеранов? Почему последние и осторожнее, и добрее, и терпимее к промахам теперешнего поколения футболистов?

Уверен, природа гиперкритичности наших ветеранов – не в поголовной их предвзятости и не в желании прославиться хлестким комментарием. Скорее следует поговорить о загадках нашей памяти. Она со временем профильтровывает факты и воспоминания так, что остается в итоге в основном хорошее. Как я побеждал, забивал, попадал, отбирал, преодолевал. А неудачи, поражения, промахи, ошибки – забываются. Психологический смысл такой фильтрации прост: подсознание не хочет, чтобы человек, его эго ощущали себя дефектными, неуспешными. Если у человека доминируют негативные реминисценции о себе и своем прошлом – неизбежно развивается депрессия, фрустрация, то есть разрушение личности на основе постоянных претензий к себе. Поэтому прав великий поэт: прошедшее греет наше самолюбие. Таков один из основных защитных механизмов психики.

Выныривая в реальность из сладких воспоминаний, ощущаешь себя словно под осенним дождем после уютной квартиры. Действительность по контрасту представляется безобразной, тусклой и неопрятной. И снова хочется в тепло. Отсюда не только уничижительная критика века нынешнего, но и ветеранские байки о том, что "я был в молодости почище Яшина, забивал красивее Боброва, был способнее Стрельцова..." Обильно приправляемые подкорректированными памятью примерами, на которые налагаются реальные воспоминания о молодости, когда был статен и силен. Несть числа таким мемуарам, читать которые ужасно интересно, а порой и забавно.

У тренеров воспоминания о футболе преобразуются в профессиональный опыт. А опыт, как сказал тот же поэт, "сын ошибок трудных". Оттого-то и век тренерский труден и грустен, так горек их хлеб, что вынуждены они постоянно анализировать, искать проблемы. Потому куда труднее наставнику, тем более действующему, чем игроку-ветерану, абстрагироваться от сделанных промахов – мигом деквалифицируешься. Тренер постоянно сталкивается с ошибками и вырабатывает у себя другой защитный механизм: толерантное к ним отношение. Как к чему-то обычному и неизбежному, всем свойственному – и оттого вполне, до определенной черты, приемлемому и извинительному. Как писал в своих мемуарах великий игрок и отличный тренер Валентин Козьмич Иванов: "Потребовалось время, чтоб понять, что другие – это не я, и к ним надобно подходить с индивидуальной меркой".

Понимая, что живешь в мире ошибок, становишься куда к ним терпимее.
XS
SM
MD
LG