Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пряничная ведьма на фестивале ''Арлекин''



Марина Тимашева: На минувшей неделе в Петербурге прошел Восьмой Всероссийский фестиваль театрального искусства для детей ''Арлекин'' и конкурс на соискание Российской Национальной театральной премии ''Арлекин'' 2011 года. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская:
Фестиваль ''Арлекин'' появился на берегах Невы в 2004 году, еще более точное место его рождения - детский музыкальный театр ''Зазеркалье''. Правда, в последние два года театр переживал трудные времена ремонта и реконструкции, но в этом году и театр, и фестиваль после скитаний по чужим площадкам возвратились в родные стены — уже преображенные. И в зрительном зале сидеть стало гораздо удобнее, и сцена теперь оснащена хитроумной техникой. Да и Арлекин за ''годы странствий'' возмужал, обретя общероссийский статус, учредителем премии стал Союз театральных деятелей, а президентом - народный артист России Алексей Бородин, художественный руководитель Российского академического Молодежного театра. Но главное, конечно, не это, а наполнение фестиваля - с чем он сегодня явился к зрителям. Об этом говорит директор-распорядитель фестиваля Марина Корнакова.

Марина Корнакова: Восьмой Фестиваль театрального искусства для детей ''Арлекин'' вновь собирает лучшие российские спектакли для детей. Почти все спектакли поставлены молодыми режиссерами. Это для нас чистое счастье, потому что когда фестиваль начинался, в 2004 году, речь шла о том, что молодому поклонению режиссеров категорически не интересно работать для детей. В рамках Первого Фестиваля ''Арлекин'' состоялся огромный круглый стол, он шел два дня, и лучшие театральные практики, критики, менеджеры театра, во главе с Еленой Александровной Левшиной, которая стояла у истоков фестиваля ''Арлекин'', собрались в стенах театра ''Зазеркалье'', чтобы рассуждать на тему, каким быть ''Арлекину''. В том числе, естественно, речь шла о том, что сегодня являет собой картина детского театра. В общем, просвета не было. Мы сегодня можем сказать, что ситуация, конечно же, поменялась. Мне кажется, что и фестиваль ''Арлекин'' тоже внес свою лепту, потому что, начиная с 2004 года, каждый фестиваль включает какую-нибудь серьезную лабораторию силами молодых режиссеров. Сначала это была лаборатория на базе Театрального института - ''От пяти до девяти - возраст для игр''. Затем это была лаборатория, которую мы проводили совместно с Российским академическим молодежным театром ''Молодые режиссеры - детям''. И в этом году на Фестивале ''Арлекин'' - один из спектаклей, который родился из заявки, представленной на этой лаборатории. Это спектакль ''Откуда берутся дети'' молодого режиссера Леды Гариной. Говоря о том, что большинство спектаклей поставлено молодыми режиссерами, я хочу сказать не только о том, что они молоды, это еще и констатация какого-то обновления самой атмосферы в детском театре, это удивительно свежие подходы, без этих наскучивших штампов. Если мы смотрим спектакль ''Как кот гулял, где ему вздумается'' Российского академического молодежного театра, поставленный совсем молодой девочкой, выпускницей прошлого года Мастерской Сергея Женовача в ГИТИСе, Сигрид Стрем Рейбо, мы не видим там никаких усиков кошачьих, мы не видим хвостиков, ушек, но, тем не менее, когда мы смотрим на сцену, мы совершенно точно знаем, что вот этот парень — конь, эта девочка — шакал, а вот это - кот. И это не внешнее изображение каких-то ужимок и прыжков, а это удивительно глубинное постижение сущности и природы каждого образа. Это совершенно потрясающе. Они выходят просто в своей одежде - в джинсах и майках, и все. Молодой режиссер Искандер Сакаев из города Альметьевск заканчивал в Москве, работал у нас в Александринском театре. На фестивале представлен его спектакль, поставленный в Альметьевском государственном драматическом театре Республики Татарстан, спектакль ''Ашик-Кериб'', поставленный по турецкой сказке, которая легла в основу лермонтовской сказки. Именно эта фольклорная природа позволила ему создать очень яркий пластический спектакль, это такой образец стилизации под восточное искусство.

Татьяна Вольтская:
Думаю, что добротный спектакль, со всеми прелестями и волшебствами заботливо исполненных декораций никогда не оставит сердце ребенка равнодушным. Так и произошло с оперой-сказкой ''Гензель и Гретель'' московского театра ''Русская опера'', которую поставил режиссер Михаил Кисляров.

(Звучит фрагмент спектакля)

Честно говоря, Энгельберт Гумпердинк - не самый известный в России композитор и, хотя сказку ''Гензель и Гретель'' многие дети знают, я немного сомневалась - а все ли они поймут, а не тяжел ли им сам этот монументальный оперный жанр. Для некоторых детей, действительно, оказалась довольно сложно следить за сюжетом — как 8-летней Диане.

Диана: Я не понимаю ничего. Мне понравилось, как она их успокаивает. Это - белая Жар-Птица.

Татьяна Вольтская: Это Диана говорит о странном персонаже - Дреме, он удивил и 7-летнего Симу.

Сима: Я не понял, откуда взялась эта Дрема. Музыка-то хорошая, но там есть многие вещи, которых просто в самой сказке нет.

Татьяна Вольтская: Интересно, что дети из детского дома, которые пришли со своей воспитательницей, как раз говорят, что они все поняли - вот как Маша, например.

Маша: Там танцуют, поют, стихи рассказывают. Мне все нравится

Татьяна Вольтская: И Аркадий все понял.

Аркадий: Там мальчика и девочку выгнали из дома, потому что они съели торт.

Татьяна Вольтская: Именно так - голодные дети съели рождественский пирог, рассерженная мама выгнала их в зимний лес за ягодами, там они попали в лапы к Пряничной ведьме, очень убедительно певшей о том, как полезно для здоровья есть маленьких детей, и насколько вкуснее те, кто много плачет. Но все кончается хорошо - и на сцене, и на фестивале. Говорит сотрудница литературной части театра ''Зазеркалье'' Наталия Хрущева.

Наталия Хрущева: В зале сегодня очень много не просто интересующихся музыкой, но даже и музыковедов, потому что опера Гумпердинка практически никогда не шла в Петербурге, очень редко исполнялась. Но музыка эта очень известная, настолько же, насколько ''Щелкунчик'' Петра Ильича Чайковского, и на Западе эта опера исполняется именно как рождественская, имеет огромный успех. В свое время ею дирижировали и Малер, и Рихард Штраус.

Татьяна Вольтская: Еще много таких сюрпризов на фестивале?

Наталия Хрущева: Да, сюрпризов очень много в этом году. Во-первых, это ''Беовульф'' - спектакль датских артистов, где два артиста делают что-то невероятное, разыгрывают полностью англосаксонский эпос о герое, короле, тролле, о рыцарских турнирах. Вдвоем, практически без декораций. По-моему, есть вода, может быть, бумага еще.

Татьяна Вольтская: Фестиваль отразил отрадную тенденцию - взаимодействие крупных театральных центров и провинции, - говорит Марина Корнакова.

Марина Корнакова: Молодой режиссер Ирина Зубжицкая, выпускница мастерской Геннадия Рафаиловича Тростянецкого, это наша Петербургская Театральная академия, поставила спектакль ''Сказка о Царе Салтане'' в Ивановском драматическом театре. Город Иванов вообще не очень театральный и, вдруг, эксперты отбирают замечательный, яркий, красочный музыкальный спектакль ''Сказка о Царе Салтане'', где актеры и поют, и чрезвычайно пластичны. Тот случай, когда актеры сами купаются в этой игре и в тех метаморфозах, которые они претерпевают по ходу спектакля. Молодой режиссер Евгений Зимин, выпускник нашей Театральной академии, поставил в Екатеринбурге, в Театре Юного Зрителя, спектакль ''У Ковчега в восемь'' по пьесе современного немецкого драматурга Ульриха Хуба. Он замечателен тем, что Десять библейских заповедей преподносятся детям в такой мудрой форме, в игровой форме. С самого начала стоит проблема выбора. Голубка им говорит: ''Айда, ребята! Ноев Ковчег вот-вот задраит двери, каждой твари по паре, два со мной и один остается''. Соответственно, тонет в волнах потопа. И вот - первая ситуация выбора. И дети на протяжении всего спектакля постигают какие-то очень важные нравственные вещи. Это очень смешно и не занудно.
XS
SM
MD
LG