Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реальные результаты Съезда коммунистической партии Кубы


Фидель Кастров

Фидель Кастров

Ирина Лагунина: Итоги состоявшегося недавно шестого съезда компартии Кубы вызывают критику как внутри страны, так и за рубежом – в среде кубинских демократов. Противники диктатуры братьев Кастро считают, что прошедшее действо – это попытка спасти изживший себя режим без проведения каких-либо существенных реформ. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Основной докладчик на съезде – Рауль Кастро, который унаследовал от брата Фиделя все высшие государственные должности, говорил о трехстах «нововведениях» на Кубе. Все они, якобы, широко обсуждались «революционным народом» в предсъездовский период. «Народ» же внес и кое-какие поправки, правда, не особо существенные. Что касается поправок существенных, типа создания в стране элементов рыночной экономики, то они были решительно отвергнуты – разумеется, все тем же «революционным народом». Вот что заявил в связи с этим на съезде Рауль Кастро:

Рауль Кастро: Следует пояснить, что некоторые предложения, сделанные в ходе обсуждения, не нашли отражения в основном документе съезда. Дело в том, что эти инициативы находятся в прямом противоречии с самой сутью нашего социалистического строя. Например, это 45 предложений в отношении возможности концентрировать в частных руках собственность и капиталы. Мы подобного не допустим.

Виктор Черецкий: Основные съездовские нововведения, которые называются политика «выравнивания курса», призваны поправить катастрофическое положение дел в кубинской экономике. Это, в первую очередь, отмена карточной системы, то есть ликвидация государственных субсидий в области распределения продовольствия и товаров первой необходимости. У государства на это больше нет средств. Во-вторых, политика «выравнивания курса» делает ставку на иностранные инвестиции в экономику. В-третьих, на увольнение с государственной службы полумиллиона кубинцев и их трудоустройство в качестве кустарей-одиночек. Но главное, и это неоднократно повторял Рауль Кастро в ходе своего доклада, никаких отклонений в сторону от столбовой дороги к социализму ожидать не следует. Это касается и политики, и экономики, и идеологии.

Рауль Кастро:
Мы с полной уверенностью оцениваем процесс «выравнивания курса» как выражение воли нашего народа, отраженной в политике нашей партии, правительства и государства и направленной на модернизацию нашей социально-экономической модели с целью гарантировать продолжение триумфального шествия к единственной цели, у которой нет альтернативы – к социализму.

Виктор Черецкий:
Как я уже упомянул, до съезда, в дни его работы и после на Кубе была развернута, в соответствии с директивой Рауля Кастро, широкая пропагандистская кампания с целью популяризации партийного мероприятия. Представители «народных масс» высказывались по телевидению и в печати в духе «всецело одобряем», «горячо поддерживаем», «благодарим родную партию» и так далее. Говорит партийная активистка из Гаваны Мария Мартинес:

Мария Мартинес: Я сторонница Фиделя Кастро и буду оставаться таковой до смерти. Нам нельзя отступать от социализма ни на миллиметр, как учил Че Гевара. Так что пусть наши вожди остаются у власти, лишь бы сохранялся социализм!

Виктор Черецкий: Во внутренней пропаганде съезда был задействован и международный фактор. Мол, «все прогрессивное человечество с надеждой смотрит на Гавану и восторгается решениями мудрого руководства кубинской революции». Повсеместно цитировались высказывания в отношении съезда венесуэльского правителя Уго Чавеса. В его послании съезду говорилось, что «социализм, торжество которого не за горами, является единственным путем к спасению человечества», что «Венесуэла вдохновляется примером Кубы», ну а «империя янки», то есть США, «находится на краю пропасти». Уго Чавес:

Уго Чавес: Я спрашиваю, где больше демократии: в США или на Кубе? У меня нет никаких сомнений: на Кубе значительно больше демократии, чем в Соединенных Штатах!

Виктор Черецкий: Представители кубинской оппозиции – и внутри страны, и за ее пределами – анализируют итоги съезда и приходят к выводу, что на Кубе никаких положительных сдвигов не происходит, что речь идет лишь о косметических мерах в попытках удержать власть, несмотря на полное банкротство правящей верхушки. Представитель Кубинской комиссии прав человека и национального примирения Элисардо Санчес отметил, что принимаемые меры не изменят положение в стране и что братья Кастро по-прежнему не желают ни с кем делиться властью.

Элисардо Санчес: Я не думаю, что Рауль Кастро – сторонник реформ. Оба брата – Фидель и Рауль – это две стороны одной медали. Хотя, безусловно, Фидель Кастро представляет самые консервативные круги общества.

Виктор Черецкий: С этим мнением согласен кубинский правозащитник журналист Гильермо Фариньяс, лауреат сахаровской премии. Он назвал съезд «потерей времени и потерей возможностей для проведения коренных изменений, в которых нуждается Куба». По мнению Фариньяса, речь шла о монологе Рауля Кастро, прерываемом подобострастными овациями партийной номенклатуры – участниками съезда. Впрочем, отмечает с горечью правозащитник, было и «исключение» – съезд в течение шести минут стоя аплодировал… появлению в президиуме – в последний день работы – Фиделя Кастро. Гильермо Фариньяс:

Гильермо Фариньяс: Я думаю, что символическое значение съезда заключается лишь в том, что он еще раз позволил кубинцам убедиться: так называемая революция, насчитывающая уже более 50 лет, с самого начала была лишь грандиозным обманом народа. Все теории и идеи «социализма» с самого начала употреблялись лишь для прикрытия репрессивной военной диктатуры.

Виктор Черецкий: Гильермо Фариньяс полагает, что военный характер кубинской диктатуры очевиден особенно сейчас – с приходом к власти Рауля Кастро, когда большинство главных постов даже в партии стали занимать военные чины, своеобразная преторианская гвардия, лично преданная нынешнему вождю, который с 1959 по 2008 год был министром обороны. На эту же тему рассуждает живущий в изгнании кубинский политолог Энрике Паттерсон:

Энрике Паттерсон: Понятно, что правительство Рауля Кастро вынуждено было начать кое-какие минимальные преобразования, поскольку ситуация в стране катастрофична. Фидель пытался предотвратить даже эти изменения, но не смог – режим должен был хоть что-то предпринять для своего самосохранения. Чтобы придать нововведениям легальный характер, разработавшая их военная диктатура созвала партийный съезд. Получается, вроде бы съезд определил будущее страны, а не правящая военная верхушка. Хотя все это, разумеется, шито белыми нитками. Так что, демократией в выработке решений на Кубе и не пахнет, как и не пахнет какими-то коренными реформами, способными вывести страну из глубочайшего кризиса. Единственно, что мы можем констатировать на сегодняшний день – это полный крах прежней экономической модели режима.

Виктор Черецкий: Такой же пессимизм звучит и в высказываниях по отношению к прошедшему съезду других представителей кубинской оппозиции. Независимый экономист, бывший политзаключенный Оскар Эспиноса:

Оскар Эспиноса: В данной ситуации нет никаких шансов решить тяжелейшие проблемы Кубы. Страна переживает острейший экономический, социальный и политический кризис. Ну а нынешние преобразования напоминают телегу, которую едва тащит уставшая лошадь. В тоже время кризис углубляется со скоростью света. Такая ситуация опасна и вызывает лишь наше сожаление.

Виктор Черецкий: Вместе с тем, кубинская оппозиция не только критикует съезд и его решения, но и выдвигает альтернативу нынешней ситуации. Речь идет о сугубо мирном переходе от диктатуры к демократии и к рыночной экономике. Отменить существующие ограничения политического и экономического характера, дать людям возможность проявить инициативу, дать свободу действий – таков, по мнению специалистов, единственный путь выхода из тупика, куда завело Кубу полувековое правление братьев Кастро. Аналогичный метод «лечения» кубинской экономики предлагает и испанский экономист профессор мадридского университета Элиас Амор Браво:

Элиас Амор Браво: Когда речь пойдет о настоящих реформах, в первую очередь, будет необходимо принять серию мер, позволяющих кубинцам владеть недвижимостью, предприятиями, получать прибыль, использовать ее по своему усмотрению и нанимать работников.

Виктор Черецкий: Однако ни профессор Элиас Амор Браво, ни кубинские диссиденты не считают, что подобные преобразования можно осуществить в рамках нынешней политической системы на Кубе. Ведь для функционирования свободного рынка нужны совершенно иные законы, нежели те, которые существуют сейчас на острове. Живущий в изгнании кубинский юрист Йоксис Сирис:

Йоксис Сирис: Наше предложение создать свободную рыночную экономику подразумевает изменения в законодательстве страны. Ведь при этом типе экономики необходимы юридические гарантии тем, кто хотел бы инвестировать свои средства в будущее Кубы.

Виктор Черецкий: Отметим, что как слабая надежда для оппозиционеров промелькнуло на съезде лишь обещание Рауля Кастро «омолодить» партийно-государственный аппарат. Впрочем, для других подобное обещание прозвучало как издевательство, учитывая, что 85-летнего Фиделя Кастро на посту партийного лидера сменил его 79-летний брат, а на должность заместителя последнего был назначен 80-летний Хосе Рамон Мачадо, кстати, представитель наиболее консервативного крыла руководства. Кубинский оппозиционный политический аналитик Томас Бильбао:

Томас Бильбао: Назначение этого деятеля на пост второго секретаря компартии находится в прямом противоречии с обещанием омолодить кадры, привлечь к управлению страной молодежь, которая могла бы внести новые идеи в политическую жизнь. Подобное назначение свидетельствует об обратном – о боязни каких-либо изменений. Это утраченная возможность доказать, что власти действительно хотят улучшить ситуацию на Кубе. Ставка вновь сделана на человека, все достоинства которого сводятся лишь к тому, что он лично предан братьям Кастро.

Виктор Черецкий: Все так называемые «исторические решения» кубинской компартии были, с точки зрения оппозиционных аналитиков, предсказуемы, поэтому особых эмоций они ни у кого не вызвали. Впрочем, за единственным исключением. После съезда кубинские правозащитники выразили озабоченность в связи с заявлением Рауля Кастро о том, что он больше не намерен отпускать политических заключенных. Напомним, что часть заключенных была выпущена и депортирована в Испанию осенью-зимой по настоянию католической церкви. Однако другая часть узников продолжает оставаться за решеткой. Лаура Полан, лидер кубинского правозащитного движения «Дамы в белом»:

Лаура Полан: Высказывания Рауля Кастро следует понимать как отказ выпустить оставшихся за решеткой политзаключенных, которых порядка 60 человек. То есть они не подлежат условно-досрочному освобождению, за что наше движение борется. Нам придется продолжать борьбу за освобождение оставшихся в тюрьме диссидентов.

Виктор Черецкий: Движение «Дамы в белом» состоит из родственниц политзаключенных. Каждый выходной, одевшись во все белое и взяв в руки букетики цветов, несколько десятков женщин направляются к католическому собору в Гаване, чтобы таким образом выразить свое требование освободить узников совести. За свою деятельность они подвергаются травле и даже избиениям со стороны кубинских спецслужб. Движение пользуется поддержкой мировой общественности. В 2005 году оно было удостоено сахаровской премии Европарламента, затем премиями некоторых международных правозащитных организаций, а в этом году – премией Госдепартамента США, присуждаемой ежегодно за правозащитную деятельность.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG