Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Доме русского зарубежья в четырнадцатый раз вручена премия Александра Солженицына. Елена Чуковская получила премию с формулировкой, состоящей из двух частей: "За подвижнический труд по сохранению и изданию богатейшего наследия семьи Чуковских, за отважную помощь отечествнной литературе в тяжелые и опасные моменты ее истории".

Корней Иванович Чуковский завещал внучке " поступить по совести с его наследством". Елена Цезаревна поступила по совести и с наследством деда, и с наследством матери - Лидии Корнеевны. Говорит доктор филологии Евгения Иванова:

- Не только издание главных сочинений Корнея Ивановича и Лидии Корнеевны лежит на плечах Елены Цезаревны, но ежедневный контроль за изданием этого мощного потока... Как же это у нее получается? Мне кажется, я открыла некоторый закон, когда на одной из экскурсий наш гид, любовно глядя на портик с кариатидами, заметил: "Вы только посмотрите, кажется, что это просто женщина, а на самом деле - несущая конструкция"...

* * *
Благодаря Елене Цезаревне, издано 15-томное собрание сочинений Корнея Чуковского, его переписка с Ильей Репиным и Давидом Самойловым, трехтомные воспоминания Лидии Чуковской об Анне Ахматовой, полностью обработан и сдан в библиотеку семейный архив. Благодаря Елене Чуковской выходят переиздания детских книг Корнея Ивановича и, согласно статистике, он по сей день остается самым продаваемым детским писателем. Слово - Людмиле Сараскиной:

- Помимо деда и матери, двух писателей, как в водоворот втянулась Елена Цезаревна в дела Солженицына и очень скоро стала , как он пишет, "начальником штаба в одном лице", причем в самое тяжкое, шаткое время.

Академик Николай Каверин рассказывает:

- Был такой слух, что среди офицеров Пятого главного управления КГБ, которым было поручено заниматься Солженицыным, Елену Цезаревну называли "солженицынской контрразведкой"...

- Он, кажется, в книге "Бодался теленок с дубом" написал, что один-единственный раз в жизни думал о самоубийстве, - вспоминает Наталья Солженицына. - Это было после того, как арестовали его архив. Ему казалось, что вообще все погибло, что сотни людей, которые не дошептали, не доползли, не дохрипели, доверили ему свои истории, и вот архив не сохранен. Примерно в то же время он жил в Переделкине по приглашению Корнея Ивановича Чуковского. Люши (Елены Цезаревны. - РС) не было, она была где-то на юге. А потом она вернулась, они познакомились, и она сразу предложила ему свою помощь (техническую помощь, ну, что-то печатать). Но постепенно, по его же признанию, именно Люша способствовала тому , что он повернулся снова к жизни, к борьбе. Так что, в тот момент, в самый страшный момент, она сыграла ключевую роль. О качестве ее помощи уж я и не говорю. Это описано им самим подробно. Но вот этот момент никаким качеством не заменяется, потому что могут быть и другие люди, которые , например, хорошо корректируют или быстро печатают. А вот вытащить человека из этого провала и дать ему какой-то духовный импульс - это дорогого стоит. И вот это сделала она...

* * *
В ответном слове лауреаты премии Солженицына всегда говорят не о себе, а о своей работе, о науке, о том, что их беспокоит. Не исключением стала и речь Елены Чуковской:

- Меня беспокоит судьба наших библиотек, музеев и архивов. Правительство и общество уделяет их сохранению, оснащенности и доступности недостаточно средств и внимания Между тем, именно эти учреждения призваны сохранять правдивую историческую память и воспитывать народ средствами искусства.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG