Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Пожалуй, самая популярная книга в “зазаборье” - комментарии к Уголовному кодексу. Это такой толстенный том, в котором после каждой статьи УК приводятся обстоятельные разъяснения её истинного смысла, порядка и практики применения, в общем – масса информации, крайне полезной для тех, кто хочет оспорить неверное применение уголовного права. А таких в зоне, как вы понимаете, много. В том числе и потому, что, грамотно оспорив законность и обоснованность вынесенного тебе приговора, ты имеешь шанс законным путём сократить время своего пребывания в “мире, где ничего не происходит” - в отечественной нашей тюрьме.

Одним из наиболее авторитетных и желанных изданий Комментариев всегда было то, которое вышло под редакцией заместителя председателя Верховного Суда Радченко. Просто качественно, добротно сделанная работа, отвечающая на многие вопросы, которые другие книги попросту опускали. Хорошая книга – ей можно было верить. Как, по-видимому, и автору. А вот теперь я узнал, что Владимир Радченко вышел в отставку. Но работы на правоприменительном поле не прекратил – продолжает давать определения, к которым хочется прислушиваться. Например, он описал ключевой признак, по которому можно определить заказной характер уголовного дела. “Одним из основных признаков заказного преследования является отсуствие заявления потерпевшего.” И – милицейская (не правозащитная, заметьте, а ОФИЦИАЛЬНАЯ МИЛИЦЕЙСКАЯ!) статистика, доля дел, по которым отстутствуют заявления потерпевших: по ст.146 УК РФ (нынешней, не прежней, не “разбой”!) – 99,1%, ст.159 – 97,7%, ст.160 – 98,3%, ст.171 – 97,2%, ст.174 – 82,4%, ст.184 – 98,6%, ст.195 – 99,7% (спасибо Ольге Романовой, обнародовавшей во “The New Times” эти сведения).
То есть – сажают, сажают по надуманным, сфабрикованным делам. Но – есть же ведь УДО! (Если кто не знает это второе в “зазаборье” по популярности слово из трёх букв, то это - “Условно-Досрочное Освобождение от отбывания отставшейся части наказания”.) А его ещё и либерализуют – президент хлопочет! Так что не всё потеряно – прорвёмся!

Но одновременно президент выступает с идеей введения принудительного лечения для тех лиц, совершивших преступления, которые замечены в неоднократном употреблении наркотиков. И вот тут спотыкаемся на полном скаку.

Есть такое понятие - “звонок”. Это – конец срока. Освобождение “по звонку” - это когда отсидел ВСЁ, от звонка до звонка. И только тогда вышел. В прежнем, 1960 года Уголовном кодексе были “звонковые статьи” - те, по которым УДО не предусматривается. (Для любознательных и недоверчивых – статья 53-прим УК РСФСР 1960 года.) Иными словами, бывали условия, такие статьи, при которых освободиться условно-досрочно невозможно. Эти статьи по понятным причинам называли “звонковыми”.

Потом, в Уголовном кодексе уже 1996 года, такие условия тоже были. Связаны они были с применением по решению суда принудительных мер медицинского характера – в случае признания необходимости лечения осуждённого от алкоголизма и\или наркомании. (Насколько помню, до внесения в УК РФ поправок 2002-2006 годов были это статьи 97, 99 и 101 УК – поправьте меня те, у кого под рукой сохранились старые редакции УК.) Зэки бились, как могли против “97-й...99-й” - потому что если уж её получил, знаешь точно: сидеть тебе до “звонка”, срыва не будет. Потому что содержалось там условие: освобождение невозможно до полного излечения. А установить факт излечения от алкоголизма или наркомании, сами понимаете, ОБЪЕКТИВНО весьма проблематично. То есть – полный произвол. Который редко почему-то работал в сторону сокращения сроков. А скорей наоборот. Ибо медик в тюрьме – лицо подневольное. И легко управляемое. Оперчастью обычно. Которая отнюдь не за то, чтобы зэки выходили на свободу, тем более – досрочно. В такой ситуации “звонковыми” стали называться статьи о принудлечении.

И вот эти-то “звонковые статьи”мне и пришли немедленно в голову, как только я услышал о новейшей президентской инициативе. То есть бороться с наркоманией, конечно, необходимо, спору нет. Но вот только в свете приведённых чуть выше данных о доле ЗАКАЗНЫХ дел по экономическим статьям кто может заверить, что точно так же “в заказном порядке” у нас не начнут массово выявляться “лица, ранее неоднократно употреблявшие наркотики”? Правильно, никто.

Тем более, что сегодня условно-досрочно суды вообще стараются не выпускать НИ-КО-ГО. А особенно – тех, кто по тем или иным причинам НЕУДОБНЫ властям разного уровня, от местного до высочайшего. Но сегодня ещё нужно как-то пытаться сохранять хорошую мину при плохой игре, сегодня ещё журналисты или, скажем, правозащитники могут поднимать шум о незаконном отказе в досрочном освобождении. “Оно нам надо?” - подумали, по-видимому, на Кремлёвском холме. И приготовили два нововведения. Одно – чтоб заткнуть рот правозащитникам и вообще всем, кому не всё равно: у нас-де теперь Самое Либеральное Законодательство по УДО. Ну, а чтоб при этом не выпускать неугодных и правда на свободу, введём-ка мы, как когда-то, условия. Скажем, с наркоманией нужно в стране бороться. Ага, вот и поборемся! Сделаем опять статьи, как когда-то - “звонковыми”. (О реальной пользе такого лечения – отдельный разговор, в другой раз, хорошо, читатель?)

А вот кого мы нуждающимися в принудлечении признавать станем, мы вам объяснять не обязаны. “И не гоните волну!” - как сказал, затыкая рот читателям, один из провластных комментаторов в этом блоге. Во-во, где-то в таком вот разрезе.

Скажите, почему, когда я слышу одновременно про либерализацию УДО и про возрождение принудлечения, я не верю в благие намерения за ОБОИМИ этими начинаниями?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG