Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
На неделе у меня состоялся разговор с учеными – сотрудниками Государственного музея истории религии, вместе с которым в мае Санкт-Петербургский дацан проводит Декаду буддийской культуры. И почти слово в слово ученые повторили вопрос, который задает Ekaterina_Ve из Saint Petersburg: «Вы пишете, что буддизм 270 лет является официальной религией России, корректно ли это? Ведь в российской империи была одна официальная религия – православие; буддизм имел, скорее, статус одной из разрешенных религий?»

Действительно, Екатерина права. Государственной религией российской империи было православие, а нечасто появляющиеся императорские манифесты лишь официально подтверждали, что те или иные приверженцы других религий, проживающие на территории многонациональной и разнорелигиозной России, могут практиковать свои традиционные верования. В разговоре с сотрудниками Музея истории религии мы пришли к выводу: правильнее будет говорить, что в этом году отмечается 270-летие официального признания буддизма одной из религий России. Тем более что и до начала XX века принадлежность к любой другой религии, кроме православия, жестко регламентировалась и соблюдалась (читай: «наблюдалась» соответствующими органами). Хотя буддизм в данном случае все-таки вызывал меньшее сопротивление властей, чем другие верования, и даже рассматривался как некое философско-этическое учение, будучи достаточно популярным в аристократических кругах. О буддизме и буддистах часто можно было услышать разговоры в столичных модных салонах.

Ситуация стала меняться только в 1905 году. 17 октября 1905 года был обнародован Высочайший Манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», по которому было обещано «даровать» народу «незыблемые основы гражданской свободы», неприкосновенность личности, свободу совести, слова, собраний и союзов. А 26 мая 1909 года вышло постановление Государственной Думы, согласно которому гражданам позволялось свободно переходить из христианской религии (в том числе из православия) в «религию еврейскую, магометанскую и языческие». Интересно, что, как пишет Александр Андреев в своей книге «Храмы Петербурга. Санкт-Петербургский буддийский храм «Дацан Гунзэчойнэй», согласно официальным данным, «число лиц, исповедовавших буддизм в С.-Петербурге выросло с 76 (в 1897) до 184 (в 1910), т.е. более чем вдвое».

Изучая историю развития буддизма в России, а также не понаслышке зная внутреннюю буддистскую кухню, я еще раз убеждаюсь, что жизнь устроена спиралеобразно. Сейчас, как и сто лет назад, буддизм, что называется, «моден», по крайней мере, привлекает внимание современных «салонов», гламурной тусовки. Часто люди, узнав, что я работаю с буддистскими священнослужителями, почему-то начинают убеждать меня в том, что буддизм – это не религия, а философия, или даже – образ жизни. Знаете, что однажды сказал Хамбо Лама Итигэлов, ныне почитаемый как «нетленный лама»: «Буддизм – это не религия, не наука и не философия. Это – свобода».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG