Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаилу Саакашвили и лидерам оппозиции договориться не удалось


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Тбилиси Георгий Кобаладзе.

Андрей Шарый: Сегодня в Тбилиси прошли переговоры президента страны Михаила Саакашвили и нескольких лидеров оппозиции, первые после того, как месяц назад оппозиция в столице Грузии начала массовые акции протеста. Судя по сообщениям из обоих лагерей после этих переговоров, ни о чем договориться не удалось.

Георгий Кобаладзе: Первая встреча между радикальной оппозицией и президентом Саакашвили завершилась без видимых результатов, если не считать результатом сам факт проведения переговоров.
Оппозиция опоздала к зданию МВД, где проходили переговоры, на полчаса. Михаил Саакашвили заставил своих оппонентов ждать стоя в зале в присутствии журналистов. Беседа продолжалась до двух часов, и, выйдя к прессе, бывший кандидат в президент Леван Гачечиладзе, который был явно в подавленном настроении, заявил, что, по сути, переговоры завершились ничем. "Наше видение и видение президента Саакашвили о ситуации в стране и путях выхода из кризиса кардинально, диаметрально противоположны". По словам господина Гачечиладзе, президент считает, что все в стране хорошо, а оппозиция, что все плохо.
Гачечиладзе вторили другие оппозиционные лидеры, Саломе Зурабишвили и Ираклий Аласания. Правда, они высказались мягче, но все-таки подтвердили, что встреча была трудной и безрезультатной. Тем не менее, руководитель Национального форума Каха Шартава сообщил, что президент выдвинул ряд предложений, которые оппозиционерам еще предстоит обсудить.
По данным Радио Свобода, суть новых предложений президента состоит в переходе на парламентскую модель правления, выработке нового избирательного кодекса и совместной борьбе за деокуппацию страны. Эту информацию в беседе со мной подтвердил один из лидеров правящей в стране партии "Единое национальное движение", вице-спикер парламента Михаил Мачавариани.

Михаил Мачавариани: Это создание комиссии, которая написала бы новую конституцию, где повышается роль парламента, уменьшается роль президента, избирательный кодекс, который бы гарантировал то, что никогда в Грузии не было бы под вопросом, кто выиграл выборы, кто проиграл выборы. Были предложения по экономической реформе, потому что экономический кризис касается не только Грузии, но и всего мира. Были предложения по безопасности после российской агрессии, где танки стоят от Тбилиси в 40 километрах, и все политические силы должны знать, что Россия заинтересована в нагнетании ситуации. Так что у нас были свои предложения. Мы хотели услышать их предложения. У нас был настрой договориться.

Георгий Кобаладзе: Однако вряд ли предложения президента устроят оппозицию. Об итогах первого раунда переговоров я беседовал с республиканцем Давидом Бердзенишвили.

Давид Бердзенишвили: Я знаю одно, речь идет о досрочных президентских и парламентских выборах. Речь идет о датах, о досрочных выборах, а не о конституционном моменте. До тех пор, пока власти не скажут, что будут досрочные выборы, естественно, никакого решения кризиса не будет.

Георгий Кобаладзе: Вечером, выступив на многотысячном митинге в центре Тбилиси, лидеры оппозиции заявили, что намерены продолжить борьбу. Акции протеста будут продолжаться и примут еще более острые и радикальные формы, до тех пор, пока президент не назначит дату новых президентских и парламентских выборов.

Андрей Шарый: Позиции сторон таким образом остаются полярно противоположными и многие эксперты ситуацию в Грузии оценивают, как политический тупик.
Сейчас в прямом эфире программы "Время Свободы" обозреватель Радио Свобода по вопросам ситуации на бывшем постсоветском пространстве Вадим Дубнов.
Вадим, добрый вечер. Я смотрел сегодня по грузинскому телевидению кадры о встрече оппозиции с президентом, они даже не смотрели друг другу в глаза и как-то так спиной друг с другом здоровались, хотя руки и пожали. Похоже, что ничего вообще не получается. Получится ли в принципе, как вы думаете?

Вадим Дубнов: Я думаю, от этой встречи не стоило ждать, что что-то от нее должно получиться, измениться. В этом плане как-то не стоит ни преувеличить, ни преуменьшать значение этой встречи. Потому что, на мой взгляд, ее надо рассматривать в двух измерениях. Первое, понятно, это некий тактический ход, вынужденный ход обеих сторон в сложившейся ситуации, в попытке вроде бы разрешить кризис. Но главная составляющая, по-моему, это подготовка к посткризисному устройству мира. Потому что, на мой взгляд, оппозиция за этот месяц показала, что сил и ресурсов у нее не хватает, эти ресурсы иссякают и надо готовиться к тому, что все-таки как-то придется выходить из этой ситуации. Я думаю, что неким образом все-таки этой акцией своей цели достигли, потому что мир после этого бессрочного мероприятия в Грузии будет другим. И сейчас уже, мне кажется, начинается какая-то новая рекогносцировка, новая перегруппировка сил на политическом фронте Грузии. В этом плане встреча никому не мешала. Потому что для умеренной части оппозиции, в первую очередь для Ираклия Аласании, это подтверждение того, что переговоры надо вести. Для радикальной части оппозиции это подтверждение того, что пытались провести переговоры, а ничего не получилось. Для Саакашвили это тоже некое продолжение. Поэтому просто каждая из сторон сейчас ищет для себя варианты сохранения лица даже не с точки зрения выхода из этого кризиса, а с точки зрения того старта, который будет назначен на следующий день после того, как этот кризис закончится.

Андрей Шарый: Есть такое ощущение, судя по тому, что сегодня прозвучало в эфире Радио Свобода, по крайней мере, что ресурс у власти грузинской все-таки поосновательнее, чем у оппозиции. Таким образом у Саакашвили есть какие-то более выигрышные карты политические на руках. У вас нет такого впечатления?

Вадим Дубнов: Есть, причем оно появилось довольно быстро после начала этой акции, потому что уже где-то в десятых, одиннадцатых, двенадцатых числах апреля, буквально спустя несколько дней, акция начала иссякать сама по себе и вожакам приходилось изобретать какие-то все более и более экзотические варианты продолжения, и они были не убедительны. Я не думаю, что без какого-то радикального обострения они смогут каким-то образом продолжить. Кстати, я думаю, что опасения этой радикальности вели и Саакашвили на эту встречу. Потому что надо было прощупать силу, убедиться в том, что все-таки каким-то образом эта радикальность контролируется, битья стекол не будет. Думаю, что со своей стороны он пытался оппозицию убедить, но я думаю, что она это знала и без него.

Андрей Шарый: Спасибо. Вадим Дубнов, обозреватель Радио Свобода, эксперт по вопросам бывших советских республик, рассказал о том, как ему представляется ситуация сейчас в Грузии, где сегодня прошли первые после начала очередного витка политического кризиса консультации между президентом страны и лидерами грузинской оппозиции.
XS
SM
MD
LG