Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. "Русский день" в Нью-Йорке


Сегодня в Америке

Юрий Жигалкин: Выходцы из Советского Союза, несмотря на свою число, а это сотни тысяч американских граждан, никогда не были способны заявить о себе в американском обществе столь же громко, как, скажем, эмигранты из Италии или Польши, или даже сравнительные новички в Америке китайцы или индийцы. Выходцев из Советского Союза практически нет в американском политическом и бизнес-истеблишменте, а репутация общины сильно пострадала от любви американской прессы к сюжетам о русской мафии и русской преступности. Впрочем, ситуация, судя по всему, меняется, если даже городской совет Нью-Йорка устроил чествование русскоязычных эмигрантов.

Ян Рунов: В Нью-Йорке местные законодатели уже не первый год проводят "русский день", во время которого чествуют эмигрантов из бывшего Советского Союза, сумевших добиться успеха в Америке и принести заметную пользу Нью-Йорку. На этот раз награды от города получили 10 человек, среди которых артист Кирилл Кулиш, кинорежиссер Слава Цукерман, полицейский Руслан Расел-Тимошенко (посмертно). Вообще, в Нью-Йорке наблюдается феноменальный наплыв русскоязычных эмигрантов в полицию, об этом говорил глава полицейского управления Нью-Йорка Реймонд Келли.

Реймонд Келли: Сегодня мы отмечаем день русского наследия вместе с русскоязычным населением Нью-Йорка, которое является очень важной частью жизни нашего города. По инициативе представителя русской общины Раисы Черненой и при поддержке городского совета мы сегодня отдаем должное ньюйоркцам, выходцам из бывшего Советского Союза, которые внесли крупный вклад в экономику, культуру, безопасность города. В частности, все больше русскоязычных ньюйоркцев служат теперь в полиции.

Ян Рунов: Президент Ассоциации русскоязычных полицейских Нью-Йорка Михаил Белогородский, который в 1995 году приехал из Симферополя, рассказал, что существующая восемь лет ассоциация насчитывает более 200 человек из разных служб нью-йоркской полиции. На вопрос, каково отношение американцев к русскоязычной общине, он ответил, что в последние годы отрицательное отношение к русскоязычным эмигрантам, видимо, достигнув апогея, стало меняться к лучшему.

Михаил Белогородский: Я думаю, что, во-первых, у нас много русских полицейских, пару сотен. Нерусские полицейские не любили ни русских полицейских, ни русских комьюнити. Я считаю, что это меняется. Медленно, но меняется.

Ян Рунов: А каково кинорежиссеру, эмигранту из России, пробиваться в Америке? Почему в американском киномире практически нет представителей русскоязычной эмиграции? На этот вопрос ответил Слава Цукерман, которого во время "русского дня" отметил своей наградой городской совет Нью-Йорка.

Слава Цукерман: Кстати говоря, это стало меняться сейчас. Дальше будет меняться еще сильнее. Это было связано с крепостью железного занавеса, ибо люди, выросшие в Польше даже, скажем, или Чехословакии все равно были ближе к западным ментальностям, чем люди, выросшие в России. Человек, выехавший из России на Запад, очень долго не понимал, как устроен мир вокруг. Это я очень хорошо понимаю, потому что я выехал из России в Израиль, из Израиля я приехал в Голливуд сразу на два фестиваля, да еще с призами, и вообще первый выехавший из России режиссер из Израиля, меня легко принимали в высшее общество. Любой президент студии хотел меня видеть, и я ездил по президентам студий и рассказывал, чего я хочу делать. Они мне говорили, нет, мы этого не делаем. В общем, я вернулся в Израиль и вот тогда, немножко подумав, я вдруг понял, что один из президентов студий мне просто предлагал фильм, а я этого не понял. То есть мы говорили настолько на разных языках, я действительно плохо знал английский. Но проблема была не английский, а ментальность. Я не понимал форму предложения. Мешало мне только то, что сидит во мне. Когда я не понимаю, что мне говорят, я начинаю просить чего-то не существующего. Но в смысле их отношения ко мне оно мне никогда не мешало. Я не могу назвать ни одного такого случая, чтобы мне в Голливуде кто-то сказал, что я плох, потому что я эмигрант.

Ян Рунов: Вас признали в Америке, вас чествуют в Нью-Йорке. Как вы к этому факту относитесь?

Слава Цукерман: Для меня Нью-Йорк - это для меня особый город, особое отношение к нему. Поэтому мне это особо приятно, когда меня чествуют именно как от лица города Нью-Йорка.

Ян Рунов: А как вообще городской совет Нью-Йорка пришел к идее ежегодного проведения "русского дня"? В политической необходимости этого убедила Доминика Рикия, одного из нью-йоркских депутатов, представляющих избирателей Брайтон-Бич, Раиса Чернена, эмигрантка из Минска, создательница благотворительного фонда "Бип рауд", то есть "будь горд своим происхождением, храни свои культурные традиции, будет не просто американцем, но русским американцем". На вопрос, почему в Америке еще мало политиков из русскоязычной общины, она ответила...

Раиса Чернена: Русские не умеют проигрывать. Если я проиграл, то ты мой враг на всю жизнь. У американцев, они закончили выборы, они здороваются, они могут к тебе ходить в гости. Надо отделить политику от жизни, а наши не умеют.

Ян Рунов: Удастся ли русским эмигрантам стать заметной силой, если не в общеамериканском, то хотя бы в городском политическом истеблишменте?

Раиса Чернена: Этот человек должен, во всяком случае, как минимум получить образование в Америке и должен знать американскую жизнь.

Ян Рунов: Депутат городского совета от тех районов Бруклина, где сконцентрировано русскоязычное население, Майкл Нельсон считает, что Нью-Йорк должен быть благодарен своим русскоязычным гражданам за их вклад.

Майкл Нельсон: Один пожертвовал жизнью, защищая безопасность города, другой, воюя в Ираке в корпусе морской пехоты, был тяжело ранен, получил медаль "Пурпурное сердце" за заслуги перед Америкой. Множество американцев российского происхождения вносят свой вклад в развитие медицины, образования, бизнеса, музыки, театра. Поэтому нам есть, кого чествовать каждый год в этот день.
XS
SM
MD
LG