Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Свердловской области составлен портрет уральской семьи


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Денис Каменщиков.

Михаил Саленков: Министерство социальной защиты населения Свердловской области подвело итоги первого года работы в сфере опеки и попечительства. Напомним, в соответствии с федеральным законодательством, с 1 января 2008 года органы опеки и попечительства перешли от муниципалитетов в ведение субъектов Федерации. В Свердловской области был составлен портрет уральской семьи. Выяснилось, что, как минимум, в более чем половине внешне благополучных семей существует проблема домашнего насилия.

Денис Каменщиков: Самое первое исследование, проведенное специалистами Министерства социальной защиты населения Свердловской области, было посвящено выяснению причин так называемого "социального сиротства". Проще говоря, из каких семей - полных или неполных - больше детей попадает в учреждения соцзащиты. Для примера выбрали города Богданович и Нижнюю Туру. Результаты удивили как чиновников, так и психологов. Рассказывает заместитель министра социальной защиты населения Свердловской области Ирина Кунгурцева.

Ирина Кунгурцева:
52 процента детей, которые попадают в наши областные центры, - это дети из полных семей. Причем вот по формальным признакам, а это - папа, мама есть, жилье есть, минимальный какой-то достаток на уровне хотя бы прожиточного минимума есть, - а они попадают к нам как дети, которые находятся в трудной жизненной ситуации. Это хорошо, если в трудной, а есть еще и социально опасное положение, когда возникает прямая угроза жизни и здоровью детей.

Денис Каменщиков: С начала 2009 года число преступлений против несовершеннолетних в Свердловской области выросло более чем на четверть. Говорит начальник отдела по делам несовершеннолетних областного ГУВД Ирина Романова.

Ирина Романова: Зарегистрировано 1732 преступления, совершенных в отношении детей и подростков, в том числе 3 убийства, 532 факта побоев и легкого вреда здоровью, 370 грабежей, 142 преступления сексуального характера.

Денис Каменщиков: Помощь пострадавшим детям оказывает не только областное Министерство соцзащиты, но и аппарат Уполномоченного по правам человека Свердловской области. Сюда чаще всего обращаются родители за юридической помощью во время развода, и консультанты по правам ребенка стараются следить, чтобы эти права не были нарушены. Впрочем, надеяться только на юристов и правоохранителей неправильно. В этом уверена Уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова.

Татьяна Мерзлякова: Я сильно уповаю на общественный резонанс, на гражданское общество. И если мы опять это все вот так вот передадим милиции, она, конечно, справится, она их быстро всех раскидает... Нет, нам надо с вами подключиться к этому вопросу.

Денис Каменщиков: С Татьяной Мерзляковой полностью согласна начальник отдела по делам несовершеннолетних ГУВД Свердловской области Ирина Романова. Она убеждена: если бы в обществе было меньше равнодушия, многих трагедий можно было бы избежать.

Ирина Романова: В Асбесте, в общежитии мать бросает ребенка, в комнате у нее черти что, антисанитария полнейшая, ребенок голодный, холодный, одеть не во что. Тем не менее, соседи говорят: "Да, мы видели, да, мы знаем..." Комендант: "Да, мы с ней разговаривали". При этом, извините, полгода это как минимум там продолжается или сколько времени. И только когда уже, извините, ребенок кричит от голода, только тогда доходит до милиции. Конечно, можно сказать, что почему туда сотрудник милиции не дошел, но, может быть, в каждую комнату не удается вовремя зайти. В то же время милиционер говорит: "Так я разговаривал в комендантом - вопросов никаких не было".

Денис Каменщиков: И все-таки одной из главных причин "социального сиротства" по результатам исследований, является не физическое, а эмоциональное насилие. Говорит заместитель министра социальной защиты населения Свердловской области Ирина Кунгурцева.

Ирина Кунгурцева:
На самом деле, 89 процентов случаев насилия - это в первую очередь психологическое насилие. То есть насилие как способ общения. Экономическое насилие, когда мамочка оставила двоих детей без еды, без воды и уехала на три дня. Она их не била? Нет. Сексуально их не домогалась? Нет. Но, тем не менее, акт насилия совершен, и он сейчас, так сказать, на рассмотрении органов опеки и попечительства, о которых мы с вами говорили.

Денис Каменщиков: Определение ребенка в социальный приют совсем не означает, что его родители будут непременно лишены родительских прав, а он сам отправится в детский дом. Наоборот, в 72 процентах случаев специалистам соцзащиты удается вернуть детей обратно в семью.
XS
SM
MD
LG