Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наталья Терехова: "Для нас однозначно, что здесь нет события, которое можно оценить как преступление"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Михаил Саленков: Сегодня в Хамовническом суде Москвы после перерыва на майские праздники возобновляются слушания по делу бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. В ходе последнего заседания опальные бизнесмены заявили, что оглашенные государственными обвинителями доказательства не подтверждают, а опровергают обвинение Ходорковского и Лебедева в хищении 38 процентного пакета акций Восточно-нефтяной компании и 350 миллионов тонн нефти и легализации преступно нажитых средств на сумму свыше 450 миллиардов рублей и 7 с половиной миллиардов долларов.

Марьяна Торочешникова: Обвинение взорвало свою оценку акций, подтвердило факт рейдерской атаки на ВМК и общую практику торговли в вертикально интегрированных нефтяных компаниях, распространяемую и на государственные компании. К такому выводу пришел Михаил Ходорковский после первых дней оглашения прокурорами доказательств. Делая свое заявление в суде, Ходорковский прошелся по большинству из уже оглашенных документов, акцентируя внимание председательствующего Виктора Данилкина на те или иные сведения, содержащиеся в них. Поясняет адвокат Михаила Ходорковского Наталья Терехова.

Наталья Терехова: По перечню документов, которые находились в томах 2, 3, 4 и 5, эти документы свидетельствуют о существовании деятельности ВМК, потом устав "Нитры" был оглашен и, соответственно, касающиеся обмена акций частично оглашались. Это говорит о том, что никакого тайного обмена акций не могло быть. Потому что вот они - договора, которые подписаны обеими сторонами, и которые прошли определенную регистрацию в соответствующем регистрирующем органе. То есть это еще раз показывает прозрачность проведенной сделки, что не может быть само по себе тайным изъятием. Для нас это однозначно, что здесь нет ни состава преступления, нет события, которое можно оценить как преступление. Происходила деятельность предприятий, обычная хозяйственная, которую почему-то сторона обвинения оценила как преступную.

Марьяна Торочешникова: Выступая в суде, Михаил Ходорковский отметил также, что возврат ему заявления о преступлении для передачи его в правоохранительные органы не снимает вопрос о том, почему сторона обвинения, зная, в какое имущество вложены средства, которые прокуратура считает похищенными и отмытыми, не арестовывает это имущество для обеспечения интересов потерпевших, а позволяет ему свободно обращаться на рынке. Ходорковского интересует и то, почему ни суд, ни обвинение не проявляют желания узнать из его Ходорковского, показаний, где остальное имущество, купленное на деньги от реализации похищенной и отмытой, по мнению обвинения, нефти.
XS
SM
MD
LG