Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Москве вышла книга Татьяны Щербины "Они утонули?"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие коррреспондент Радио Свобода Елена Фанайлова.

Михаил Саленков: В Москве вышла книга известного поэта и прозаика Татьяны Щербины. Это сборник стихов, эссе и пьес, написанных за последние три года и опубликованных в "Независимой газете", газете "New York Times", журнале "Новое время", в интернет-издании Polit.ru. С автором книги беседовала Елена Фанайлова

Елена Фанайлова: Название книги - "Они утонули?" - это почти цитата из Владимира Путина, его ответ на вопрос американского телеведущего Ларри Кинга, что же случилось с подводной лодкой "Курск". Судя по текстам Татьяны Щербины, нельзя сказать, что утонули все жители России, но вот одно стихотворение, почти памфлет - о тех, кому сегодня приходится хуже многих.

Татьяна Щербина:
В Москве орудует банда
одиноких пенсионеров,
они выбирают себе женщину,
одну или двух,
и сталкивают на рельсы.
Они приходят на платформу метро
будто бы для того, чтоб куда-то ехать,
а ехать им некуда:
поликлиника рядом
и рыночек, пенсия на дом,
если б они не выжили из ума,
их ждала бы тюрьма,
но продуманный издавна мизер -
на снотворное и телевизор -
мозг прессует до камушка,
а нервы раздувает до пожара,
Россия - это такая страна,
где не положено жить до хрена.
Пенсионер - брюзга, склочник,
эгоист, лишний человек,
маленький человек, мифоман,
цепкий, хваткий, ворчливый,
надоедливый, маразматик и перечник,
кого нет в этом перечне,
тот не пенсионер, а старейшина, по идее,
чем дольше живешь, тем умнее.

Елена Фанайлова: Татьяна, как люди воспринимают эти стихи? Вообще, на месте пенсионеров я могла бы обидеться.

Татьяна Щербина: Нет, на это стихотворение как-то очень живо все откликаются, воспринимают, в том числе пенсионеры. Потому что речь идет не о том, что пенсионер - это плохо, но ведь такие случаи, которые здесь описаны, это же реальные случаи. Это прямо из газет, да-да, женщин сталкивали на рельсы в метро.

Елена Фанайлова: В вашей книге довольно много стихов, которые имеют отношение к самой непосредственной, сиюминутной реальной жизни. Здесь есть стихотворение под названием "Верните таджиков", есть стихотворение "Россия и Европа". Это даже не социальные стихи, а это внимание ко времени... Что это, Таня? Ведь принято считать, что поэзия - это нечто, что должно людей радовать, делать их жизнь прекраснее, а вы такие неприятные вещи пишите.

Татьяна Щербина: Ну, я и приятные вещи тоже пишу, но в данном случае эта книга чем необычна - здесь стихи, эссеистика, публицистика и такие диалоги, пьески. Мне кажется, что на сегодняшний день самое интересное - это чтобы каждый, кто пишет, написал свою картину мироздания, России, времени, в котором он живет, максимально. Поэтому здесь есть такие разные жанры, чтобы то, что не получилось как стихотворение, чтобы оно не умирало в тебе, а чтобы оно тоже было сказано. Вот, в том числе, есть эссе под названием "Я и тело", и стихотворение под названием "Я и тело".
Я и тело
"Я - на мобильном", "я - в жж".
Физическое тело - больше не я.
обезьяний носитель устарел уже.
Я - луч, извивающийся, как змея.
Думаю, сogito ergo sum,
но два полушария - это еще не мозг,
их столкни - тело издаст свой зумм,
я же - populus, издающий vox.
Я - язык, разыскивающий свой код,
тело как шубу выронивший из рук,
размежевание с тушей в далекий год
ящуров и отменило вдруг.
В принципе, эту книжку можно читать как роман, вот с первой до последней страницы, там развивается некий внутренний сюжет.

Елена Фанайлова: Это документальный роман?

Татьяна Щербина: Да, документальный. Россия последних трех лет. Ощущения, размышления по поводу того, что происходит, почему так происходит, откуда так возникло, что возможно. Ну, все касается, да, времени, вот этого времени. Время - это просто какое-то... XXI век оказался не просто как бы цифрой, а его стали употреблять в качестве: ну, что же творится, XXI век же, что же вы делаете! В подсознании есть ощущение того, что такое - это как экзамен, выпускной класс, нужно сдавать аттестат зрелости.
Все потаенное понято,
произносимое сказано,
ну какие ж тут комменты,
слезы выглядят стразами,
и восторги - хлопушками,
и стихи - конфетти,
вроде выстрелят пушкиным,
а потом – подмести
и в пакет целлофановый
с оцифрованной сагой
и шуршащей сафьянами,
будто платье, бумагой.

Елена Фанайлова: Татьяна Щербина, поэт, прозаик, журналист. Из книги "Они утонули?".
XS
SM
MD
LG