Ссылки для упрощенного доступа

logo-print


Александр Генис: Все знают, что в эпоху кризиса процветают те виды искусства, которые позволяют сбежать подальше от действительности - чаще всего в темный кинозал, где показывают веселые комедии или слезливые мелодрамы со счастливым концом. Для той же цели годятся и книги - остросюжетные боевики, не имеющие никакого отношения к реальности. Но эскапизм в архитектуре – это нечто редкое, особенное и - непонятное. Чтобы понять, я и отправился на эту выставку. Вывешенные на стенах работы переносили нас в век Джейн Остин или, говоря по-нашему, в эпоху “Войны и мира”. Старинные элегантные особняки с колоннами, террасами, каретными сараями, приделами для слуг, регулярными садами, ажурными скамейками и беседками. Эти крупноформатные картины-проекты выполнены четой успешных нью-йоркских архитекторов Ирины Шумицкой и Антона Гликина. С последним, которого я знаю как воинствующего защитника классицистической (особенно – петербургской) архитектуры, мы разговорились о проблемах зодчества в контексте кризиса, забравшись в относительно тихий уголок выставочного зала.

Антон, это все бумажная архитектура?

Антон Гликин: Это все бумажная архитектура. Я вообще большой сторонник бумажной архитектуры, потому что, в отличие от настоящей архитектуры, она позволяет работать практически без участия клиента. Обычно каждый проект он подразумевает какое-то развитие…

Александр Генис: Проект - это компромисс?

Антон Гликин: Проект - это всегда компромисс. А бумажная архитектура предполагает непосредственный контакт между зрителем и архитектором. Таким образом, через бумажную архитектуру архитектор вносит свой определенный вклад в стилистическое развитие архитектуры.

Александр Генис: И не только архитектуры, это общий дизайн жизни.

Антон Гликин: Не только, безусловно, и это касается и общего дизайна, и это касается и живописи, это может касаться и музыки даже, потому что, безусловно, все это пересекается, и даже есть в Нью-Йорке современный классический композитор Стефания де Кенези, которая была здесь на выставке позавчера, и она очень любит классическую архитектуру, и сама она пишет музыкальные композиции в классическом стиле. Архитектура, в этом смысле, это застывшая музыка.

Александр Генис: Антон, я знаю вас как человека, горячо влюбленного в классическую архитектуру. И когда я смотрю на ваши картины, ваши проекты, ваши акварели, то я вижу прошлое, я вижу “Войну и мир”, мир Джейн Остин. Вы хотели бы там жить?

Антон Гликин: Я бы предпочел там жить, потому что мне очень близок и 18-й, и 19-й век, но, конечно, безусловно, все эти дизайны сделаны для современной жизни.

Александр Генис: А вы считаете, что они подходят для современной жизни?

Антон Гликин: Я считаю, что да, и дело в том, что в последнее время в архитектуре вообще развивается такой дебат на тему о том, насколько вообще архитектурный дизайн классический подходит современной жизни и выясняется, что по многим параметрам он даже более удобен. Например, определенные вентиляционные решения, определенные какие-то компьютерные элементы идеально получаются в колоннах, допустим, и в каких-то исторических деталях, которые совершенно не рассматривались в таком ключе.

Александр Генис: Но, с другой стороны, если посмотреть на ваши дома с десятью спальнями и крылом для прислуги, то это напоминает все-таки мир Ростова, чем нашу современную жизнь.

Антон Гликин: Безусловно. Вообще в Америке консерватизм доминирует все сферы жизни, и поэтому многие современные дома, многие исторические дома, допустим, рубежа 19-го и 20-го веков не отличаются практически от современных домов. То есть, как ни странно, стиль жизни во многих ситуациях в Америке просто не изменился. Америка в этом смысле очень консервативна.

Александр Генис: Это характерно именно для Америки, для Нового Света, а не для Старого?

Антон Гликин: Это очень характерно для Нового Света, потому что Европа от этого отказалась. Поэтому в Америке практически рай для классических архитекторов. Огромное количество здесь классических архитектурных фирм, все они между собой конкурируют, огромное количество клиентов, которые хотят заказывать именно классику, поэтому жанр архитектурной отмывки, архитектурной акварели он также очень популярен именно в Америке. В Европе, допустим, эти работы не пользовались бы такой большой популярностью.


Александр Генис: Стили приходят, уходят и возвращаются. Как раз в эти дни в Лондоне проходит выставка вашего принципиального противника - Корбюзье. Говорят, что сейчас возрождается его слава. Ваш комментарий?

Антон Гликин: Безусловно, сейчас в области охраны памятников существует целое направление, а именно охрана модернистской архитектуры, и многие из модернистов, которые в свое время разрушили исторические дома в Нью-Йорке, они сейчас схватили за голову, потому что их собственные здания уже начинают разрушаться, и они придумали вот это очень сильное направление по охране модернизма.


Александр Генис: Как вы относитесь к этому?


Антон Гликин: Для начала я скажу, что, например, президент Королевского института британских архитекторов предложил другое направление, а именно - перечеркивать модернистские постройки. У него фактически такое альтернативное направление охране модернизма, а именно снос модернистских построек, и это тоже достаточно любопытно. Мне сложно об этом судить, поскольку я классицист, я на классической стороне, но, в принципе, если можно было бы очистить, допустим, центр Петербурга от подобных сооружений, я бы с удовольствием за это взялся.

Александр Генис: Принц Чарльз однажды сказал, что нужно снести эти здания, пока они не убили кого-нибудь камнем, свалившимся на голову. Один критик сказал, что эти модернистские здания можно либо любить, либо взорвать.

Антон Гликин: Совершенно верно. И дело, в том, кроме того, что они устаревают примерно каждые 10 -20 лет, и модернисты сами их сносят. И это очень выгодно, потому что здание сносится, создается на его месте совершенно новая инфраструктура. Например, сейчас огромная проблема с Линкольн-Центром, там все оборудование устарело и было приглашение его снести и построить на его месте классическое здание. Но вот это предложение как раз натолкнулось на сопротивление сторонников защиты исторических построек самого модернизма.

Александр Генис: Ваши палладианские особняки на лоне природы - как вы считаете, не является ли это эскапизмом, как голливудская мелодрама во времена Великой депрессии?

Антон Гликин: В каком-то смысле – да. И, в общем-то, этот эскапизм это сознательный выбор, безусловно. И я знаю, что большинство архитекторов к этому относятся критически. Но вот это такое направление, такое мироощущение.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG