Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Визит Владимира Путина в Японию


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Андрей Шарый: Сегодня премьер-министр России Владимир Путин в Токио не исключил возможности раздела Южных Курил между Россией и Японией. Путин заявил о готовности зачистить российско-японские отношения ото всего, что мешает сотрудничеству между двумя странами. Японский премьер Таро Асо подтвердил договоренность сторон ускорить работу в направлении того, чтобы убрать препятствия, и назвал таким препятствием отсутствие мирного договора между двумя странами. Подробности этих переговоров у корреспондента Радио Свобода Данилы Гальперовича.

Данила Гальперович: Владимир Путин в общении с японцами не новичок, свою президентскую карьеру в 2000 году он начал с двух визитов в эту страну - сначала на саммит "большой восьмерки" на Окинаве, потом - в качестве гостя императора Японии. Во время второго визита 2000 года и были заложены основы подхода Москвы к территориальной проблеме, которого и сейчас придерживается российская власть. Ни Путин, ни Медведев больше не повторяли тезис Бориса Ельцина о принципах законности и справедливости, на которых должно базироваться решение проблемы Южных Курил. Слова "законность и справедливость" не звучали и в интервью Владимира Путина японским масс-медиа, записанном перед нынешней поездкой в Токио.

Владимир Путин: Россия всегда исходила из того, что мы готовы к этому переговорному процессу. Наши позиции заключаются в том, что если мы хотим решать проблемы, даже проблемы самого сложного свойства, то нужно создавать условия для их решения, а не заводить ситуацию в тупик постоянными претензиями и конфронтацией. Напротив, нужно создавать условия, нужно развивать отношения по всем направлениям. Для того чтобы решать проблемы такого уровня и такой сложности, нужно проявить терпение, внимание и уважение к интересам друг друга.

Данила Гальперович: Последними новостями из темной сферы закулисных дискуссий о территориальном вопросе стало вроде бы высказанное в Токио предложение поделить ровно пополам общую площадь спорных островов и по этому принципу произвести размежевание. Однако официально такое предложение японской стороной не озвучивалось, что и дало возможность Владимиру Путину уйти от прямого ответа на вопрос о таком варианте.

Владимир Путин: Что касается предложений 50 на 50, то вы же сами и сказали, что правительство Японии пока точно и ясно не сформулировало свою позицию. Разве можно от меня просить, чтобы я прокомментировал позицию, которая точно не сформулирована. Давайте оставаться в диалоге. Давайте дадим возможность поработать нашим экспертам, министерствам иностранных дел.

Данила Гальперович: Уже в Токио Владимир Путин много говорил об экономических связях между правительствами России и Японии, а также между российским и японским бизнесом, и не только говорил - было подписано довольно много значимых документов. В частности, "Росатом" и Министерство иностранных дел Японии подписали рамочное соглашение о сотрудничестве в мирном использовании атомной энергии. А на печально известном острове Русский теперь совместными усилиями будут строить ветряную электростанцию. Российский внешнеполитический эксперт Федор Лукьянов признает, что товарооборот между Россией и Японией увеличивается, но отмечает, что в отношениях Москвы и Токио экономика очень сильно связана с политикой.

Федор Лукьянов: Отношения такие умеренно хорошие. Недавно был запущен Сахалинский газовый проект - это очень крупное достижение, но достижение, которое давно-давно планировалось, и долго это все готовили. Это такой реальный сдвиг в российско-японском экономическом сотрудничества. В остальном, как многие полагают, вот эта политическая неурегулированность, она сильно сдерживает экономическую активность, потому что Япония все-таки страна со своеобразной культурой, и там политика и экономика увязаны, скажем так, больше, чем это происходит в Европе и США. Так что, японский бизнес довольно сильно оглядывается на политическое руководство, а политическое руководство вот, так сказать, в ситуации неурегулированности территориального вопроса сдержанно.

Данила Гальперович: Могут ли японцы рассчитывать на то, что им удастся решить территориальную проблему с президентом Дмитрием Медведевым? Вообще, как замечает исполнительный директор фонда Бориса Ельцина Александр Дроздов, долгое время проработавший в Японии журналистом, приход новых людей во власть в обеих странах всегда порождал надежды.

Александр Дроздов: Вообще, этот вопрос - это удивительное такое дипломатическое блюдо, которое каждый новый лидер с той и с другой стороны пытается готовить по-своему. Но в любом случае начинают с того, чтобы его разогреть. Естественно, и с той, и с другой стороны связываются надежды с новыми лицами. Когда, я помню, во власти был Горбачев, то японцы не без оснований делали ставку на него. Не получилось. Во многом из-за того, что внутреннее развитие обстановки в России, а тогда в Советском Союзе, отвлекло, конечно, Горбачева от этой темы. Борис Николаевич Ельцин делал несколько заходов, которые, в конце концов, завершились очень важным тезисом о том, что, да, мы не спорим, проблема есть. Потеплело существенно, конечно, при Ельцине. Потому что он сыграл такую прорывную (как это для него всегда было характерно) такую какую-то таранную функцию. Он сумел подойти к этой проблеме иррационально что ли.

Данила Гальперович: Нестандартность подхода Бориса Ельцина заключалась в том, что он в 1997 году пригласил Рютаро Хасимото - в то время премьера Японии и очень популярного политика - провести пару дней в Красноярске за встречами без галстуков. Они подружились, и годом спустя вместе ловили рыбу на курорте Кавано в Японии. Осознание важности личных дружеских отношений передалось и Владимиру Путину. Он до сих пор на "ты" с Йосиро Мори, бывшим премьером Японии, принимавшим Путина в 2000 на Окинаве. Продолжится ли эта традиция при Дмитрии Медведеве, пока непонятно.
XS
SM
MD
LG