Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Выступая в Совете Федерации с докладом о состоянии законности и правопорядка в стране, генпрокурор Юрий Чайка высказался за расширение полномочий своего ведомства. В частности, за возвращение прокурорам права возбуждать и прекращать уголовные дела, а также – санкционировать такую меру пресечения, как арест.

Предложения генпрокурора комментируют в интервью Радио Свобода адвокат Сергей Замошкин и судья Конституционного суда РФ в отставке Тамара Морщакова.

Сергей Замошкин – за то, чтобы прокурору дали дополнительные полномочия при решении вопросов об арестах:

- Сейчас суды (это подтверждено практикой, статистикой), подходят к даче согласия на арест формально, отказов практически нет. По существу, в зале суда идет чисто формальная процедура: следователь представляет свои доводы, помощник прокурора не возражает против ходатайства, защита, как известно, судом считается институтом лишним – и суд дает согласие на арест. Раньше, как это ни парадоксально, когда решение об аресте принималось руководством той или иной прокуратуры, подход был гораздо более требовательным. Сама по себе процедура получения санкции на арест в прокуратуре была даже более сложной, чем в суде. Мне представляется, что если обращение следователя в суд будет законодательно разрешено не напрямую, а только после получения некой санкции или согласия прокурора (речь идет уже не о помощнике прокурора, который сейчас представляет прокуратуру в суде, а именно о руководителе той или иной прокуратуры или его заместителе), то хуже гражданам от этого точно не будет, - заключает Сергей Замошкин.

Юрий Чайка напомнил сегодня сенаторам, что "во всем цивилизованном мире прокурор доминирует на стадии предварительного расследования" и что положение в России не соответствует рекомендациям о роли прокуроров в уголовном процессе, разработанным Советом Европы. Он считает, что российской прокуратуре нужно вернуть право возбуждать уголовные дела и, что немаловажно, выносить отказ в их возбуждении. Это предложение генпрокурора по просьбе Радио Свобода прокомментировала судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова:

- Думаю, что наделение прокуратуры дополнительными функциями в этом вопросе помогло бы, во-первых, снять часть нагрузки с судов, сейчас соглашающихся буквально во всем с расследованием, и, во-вторых, обеспечить необходимый контроль. По моему глубокому убеждению, при каждом сигнале о преступлении должно возбуждаться уголовное дело. Я это давно предлагаю. Но в этом случае нужно, конечно, спокойно относиться к фактам прекращения уголовных дел и рассматривать их не как отрицательную оценку органов расследования, а наоборот, как нормальный результат. Однако такого подхода у нас до сих пор нет. И возбуждение уголовного дела является своего рода способом повлиять на человека, в отношении которого, иногда без всяких оснований, возбуждается это дело. Здесь тоже сказывается отсутствие контроля за качеством возбуждения дела. Существует, правда, возможность обжаловать возбуждение дела в суде. Но, как правило, суды не изучают на этой стадии вопрос о том, достаточно ли было подозрений для возбуждения, а проверяют только законность самой процедуры и наличие повода для возбуждения дела.

- А как получилось, что у прокурора отняли право возбуждать уголовное дело, почему это перешло к следствию?

- Раньше Уголовно-процессуальный кодекс предусматривал право и прокурора, и следователя возбуждать уголовное дело. Но потом решили прокурора этого права лишить. Очевидно, хотели, чтобы Следственный комитет был единственным ведомством, занимающимся расследованием…

- Можно ли ожидать какого-то перераспределения функций между прокуратурой и СКП после нынешних заявлений Юрия Чайки?

- Изменений можно ожидать только после того, как будет внесен проект поправок в УПК. А вот будет ли такой законопроект разработан – пока невозможно предсказать.

Сергей Замошкин, в свою очередь, называет лишение прокуратуры права возбуждать уголовные дела "анекдотичным":

- Иногда при явной срочности решения о возбуждении дела это выглядит просто неуместно. Почему прокурор должен обращаться куда-то, чтобы такое решение было принято следователем? Наверное, Следственному комитету здесь стоит поделиться полномочиями с прокуратурой. Прокурору, как мне кажется, нужно дать некие возможности возбуждать уголовные дела: может быть, в какой-то мере, может быть, не по всем составам преступления, - но нужно. Я исхожу не из интересов ведомства – того или другого, и не только из интересов граждан, привлекающихся к уголовной ответственности. Это и в интересах граждан, ставших жертвами преступлений, и в интересах государственных органов. Так что в этом вопросе я с Юрием Чайкой согласен.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG