Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Алексей Симонов: "Надо же посмотреть, как происходит процесс правосудия над наиболее ненавистными нашей власти обвиняемыми"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.

Андрей Шарый: Сегодня в Хамовническом суде Москвы продолжились слушания по новому делу против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Свои доказательства представляет сторона обвинения. Бывшим совладельцам компании ЮКОС (они уже отбывают восьмилетние сроки заключения по обвинению в финансовых преступлениях) теперь инкриминируют хищение нефти и отмывание денег.

Марьяна Торочешникова: Государственные обвинители продолжают оглашать доказательства, свидетельствующие о виновности Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Таковыми с точки зрения государственных обвинителей, в том числе, являются и переводы уставов зарубежных компаний, в основном зарегистрированных на Кипре. И вот уже четыре устава, как минимум, было оглашено, и это довольно утомительное чтение. И главное, что не совсем понятно, что действительно это может доказывать.
По мнении руководителя Фонда защиты гласности Алексея Симонова, который сегодня пришел в Хамовнический суд, у этого процесса есть один большой плюс: он проходит в открытом режиме, и каждый может сделать выводы о том, что за правосудие творится в Хамовническом суде.

Алексей Симонов: Надо же было хоть немножко посмотреть, хоть одним глазом, как происходит процесс правосудия над наиболее ненавистными нашей власти обвиняемыми. Выясняется, что происходит он крайне скучно. Ясного понимания того, в чем их обвинять, у обвинения нет. Обвинение не обвиняет, а бубнит, перечисляя какое-то огромное количество документов, которые непонятны ни суду, ни, боюсь, и самому обвинению не очень понятны. Но похоже это на профанацию.

Марьяна Торочешникова: Сегодня же стало известно о том, что 20 мая Московский городской суд рассмотрит кассационную жалобу защиты Михаила Ходорковского и Платона Лебедева по итогам предварительных слушаний.

Андрей Шарый: А сейчас в прямом эфире – адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт, который после перерыва из-за болезни сегодня впервые вернулся в зал судебных заседаний.
Юрий Маркович, каковы ваши первые впечатления?

Юрий Шмидт: Первое впечатление… я, в общем-то, к нему был подготовлен. Хотя я и не участвовал в процессе с момента его начала, я очень внимательно следил, получал все материалы, и я знал, что за безобразие происходит в седьмом зале Хамовнического суда. Но, как говорят, иногда лучше один раз увидеть, чем десять раз услышать и прочитать. Конечно, более унылой картины и более безобразного нарушения прав подсудимых, чем то, с чем я сегодня столкнулся, представить себе довольно-таки трудно.
Дело в том, что стадия, в которой сейчас находится дело, называется "исследование доказательств". Действительно, в УПК имеется статья, в которой говорится, что первыми доказательства представляет сторона обвинения. Но представляет доказательства – это не отменяет главного, что в данный момент происходит их исследование. А исследование, как понятно по смыслу этого слова, - это не зачтение подряд, без перерыва одного, другого, третьего, четвертого, когда непонятно, что к чему относится, зачем. Обвинение даже об этом не говорит, почему оно оглашает эти документы, а судья и не спрашивает, его как бы это не интересует. Исследование всегда, сколько я десятков лет работал в суде, происходило совершенно иначе. Прокурор оглашает какой-то документ, председательствующий говорит: "Защита, ваше отношение этому доказательству? Подсудимый, что вы можете по этому поводу сказать?" Да так и должно быть, иначе просто невозможно!
Здесь идет игра в одни ворота, рассчитанная, вероятно, на то, что к тому моменту, когда придется выносить приговор, судья, который сам ничего наверняка не понимает из того, что оглашено, просто перепишет обвинительное заключение, а что касается подсудимых, то прокуроры сегодня впрямую заявили: "Чего вы, собственно говоря, хотите? Вы можете высказать свое отношение в прениях сторон". Представляете, они огласят несколько тысяч документов, а вы в прениях сторон возвращайтесь к этим документам и высказывайте свое отношение к ним!

Андрей Шарый: Юрий Маркович, знаете, сегодня генеральный прокурор России Юрий Чайка выступал перед членами Совета Федерации. И – открою вам маленькую редакционную тайну – у меня был приготовлен для этой программы даже довольно большой и прилично сделанный материал о том, что Чайка предложил передать санкции пресечения в виде ареста непосредственно прокурору, а не только суду. Там совершенствование российской судебной системы. Но я до эфира послушал материал Марьяны Торочешниковой и от этого материала про Чайку отказался. Мне показалось как-то кощунственным ставить эти материалы рядом. Вы понимаете, почему происходит это все?

Юрий Шмидт: Я понимаю, что остались во власти, не знаю уже, в какой должности они на сегодняшний день находятся, хотя догадаться несложно, остались люди, которые спустя много лет продолжают испытывать такое же чувство ненависти и такое же желание мести по отношению к Ходорковскому, как это было в 2002-2003 году, когда началась травля Ходорковского и Лебедева и когда начались наезды на ЮКОС. Кроме того, те же самые люди, допустившие массу беззакония и столкнувшиеся с тем, что уже множество зарубежных судов приняли негативные для России решения, которые постепенно перерастают определенную критическую массу, а еще на очереди недавно признанная приемлемой жалоба ЮКОСа против России в Европейской суде по правам человека, а еще – жалобы наших подзащитных Лебедева и Ходорковского тоже в Страсбургском суде. Я так полагаю, что вдохновители и организаторы этого дела просто смертельно боятся того, куда завела их корысть, жадность и ненависть, явившиеся, собственно говоря, движущей силой этого дела.
XS
SM
MD
LG