Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Улучшается ли ситуация в экономике России


Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие экономист Игорь Николаев.

Евгения Назарец: Индексы фондовой биржи, показатели уровня безработицы, курсы валют ведут себя так, как будто ситуация в экономике России улучшается. В том, чтобы показать постепенную победу над кризисом, заинтересованы и власти России, да и не только России. Но кризис все-таки не в головах и не на страницах газет, кризис - в реальной экономике. Такой точки зрения придерживается директор департамента стратегического анализа компании "Финансовые и бухгалтерские консультанты" Игорь Николаев.

Игорь Николаев: Я считаю, что никаких оснований говорить о том, что кризис пошел на спад, нет. Потому что все-таки показатели фондового рынка - это показатели виртуальной экономики. Надо смотреть на то, что происходит в реальном секторе, что происходит с промышленностью, с торговлей. Промышленность, допустим, если взять, то мартовские показатели были хуже февральских, апрельские будут не лучше. Что касается торговли, это очень важно, потому что доля торговли в ВВП страны в России где-то около 17-18 процентов. Для сравнения: в развитых экономиках это 10-11 процентов. Так вот, торговля ушла в минус впервые в феврале - минус 2,4 процента. В марте было минус 4 процента. У нас, наоборот, формируется крайне негативная тенденция снижения потребительской активности, и именно эта тенденция во многом будет определять то, что будет происходить в российской экономике. То есть объективные экономические показатели говорят о том, что, наоборот, мы пока дна не достигли.
Что касается фондового рынка, как я уже сказал, это показатели чисто спекулятивного всплеска, потому что инвесторы, конечно, ждали, когда можно прикупить эти акции. Фондовый рынок растет достаточно быстро, а реальная экономика падает. Это не может продолжаться долго. Как говорится, вам шашечки или ехать? Вот показатели фондового рынка - это "шашечки", а "ехать" - это если бы у нас реальный сектор боролся. Что касается изменения безработицы, буквально недельных данных, это чисто сезонный всплеск, это происходит каждый год, и кризис здесь не исключение. Максимум, о чем можно говорить, что произошла некая адаптация к кризису, но это и должно было произойти. Так что пока говорить о том, что кризис у нас заканчивается, явно преждевременно.

Евгения Назарец: Для большинства людей неким показателем глубины кризиса или того, продолжается он или идет на спад, являются курсы валют. Сейчас складывается впечатление, что вроде рубль опять укрепляется, курсы доллара и евро к рублю падают. Как относиться к этому показателю?

Игорь Николаев: Не столько рубль укрепляется, сколько доллар тоже пока слабый. А рубль еще слабее доллара. На самом деле, как начнет исправляться ситуация в американской экономике, то я уверен, что рубль снова будет падать. Кроме того, чем была предопределена эта стабилизация? Мы зажали денежную массу, в начале года поднимали ставки рефинансирования Центрального банка. Кроме того, страна фактически жила без бюджета до мая месяца, мы переутверждали бюджет. Поэтому деньги в том объеме, в котором должны были идти в экономику, не шли. Сейчас бюджет принят. То есть я считаю, что в течение нескольких ближайших месяцев возможна вторая девальвационная волна. Поэтому вот эта некая стабилизация, она, на мой взгляд, достаточно неустойчивая все-таки.
XS
SM
MD
LG