Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Меморандум для Анны


Стефано Массини полагает, что история Анны Политковской будет понята Европой

Стефано Массини полагает, что история Анны Политковской будет понята Европой

Молодой итальянский режиссер Стефано Массини представил в "Театро дель Соле" в Болонье спектакль "Женщина, которую не остановить", посвященный Анне Политковской и основанный на текстах ее репортажей в "Новой газете".

Спектакль прошел в рамках организованной итальянской неправительственной организацией "Информационная безопасность и свободы" двухдневной конференции на тему "Россия без цензуры". О своей постановке Стефано Массини рассказал в эфире Радио Свобода.

- Премьера пьесы состоялась два года назад, через несколько месяцев после смерти Анны Политковской, и спектакль стал в Италии театральным событием. Пьесу показывали во Франции, Португалии, Германии, Испании. В Россию нас пока не приглашали, хотя хотелось бы понять, какой может быть реакция московских или петербургских зрителей. В будущем году мы хотим показать пьесу в Соединенных Штатах.

- Вы выбрали для решения темы непростой жанр – художественное, драматическое чтение текстов Анны Политковской. Почему?

- Свою пьесу я рассматриваю как очень тяжелый текст, потому что речь в ней идет о настоящих вещах – о настоящей истории, о настоящей войне, настоящем насилии, о настоящей российской жизни. Война в Чечне так и осталась по большому счету неизвестной для Запада. Я понял это, когда после смерти Анны заново перечитал ее статьи, репортажи, сборники ее текстов, изданные на итальянском и английском языках. Я подумал: кто-то должен еще раз рассказать об этом, о судьбе Анны, о том, что происходит в Чечне. А потом подумал: почему не я?

Конечно, моего понимания ситуации в России было бы недостаточно. Мне повезло, я познакомился с московской журналисткой по имени Наташа. Она замужем за итальянцем, он преподает русский язык во Флоренции. Мы изучили все материалы Анны Политковской на русском языке, которые можно обнаружить в Интернете. И я написал короткую сорокаминутную пьесу, - в Италии мы называем такие спектакли меморандумами – о работе Политковской в "Новой Газете".

- Вы считаете тему интересной для итальянской публики? Кто для итальянцев Анна Политковская?

- У нас в Италии странная ситуация, которая невероятным образом перекликается с тем, что происходит в России. С одной стороны, никто не может запретить тебе говорить то, что тебе хочется. Итальянцы привыкли считать свою страну свободной. Однако нынешний премьер-министр Италии Сильвио Берлускони практически полностью контролирует национальное телевидение. В этом году впервые в истории американская организация "Фридом хаус" включила Италию в число стран не со свободной, а только с частично свободной прессой. Отчасти похоже на Россию: с экрана телевизора тебе говорят одно, а в жизни происходит другое. Ведь смерть Анны Политковской – это смерть свободного человека в несвободной стране, мне близко такое прочтение ее трагедии. Журналисты погибают и оттого, что у них нет возможности честно рассказать, что происходит в их стране.

- Вы довольны реакцией публики на спектакль?

- Меня поразило, с каким интересом публика в Италии и других странах принимает наш спектакль. Я далек от мысли о том, что причина – только в качестве моей пьесы, хотя актеры Луиза Каттанео и Роберто Джиоффре, на мой взгляд, играют великолепно. Это два молодых, но достаточно известных и очень занятых театральных актера. И меня порадовало, с каким энтузиазмом и какой ответственностью они работали над материалом. Имя Политковской во Флоренции или Болонье слышали, но о ней почти ничего не известно. И почти ничего не известно о том, что на самом деле происходит в России. Я попытался передать это ощущение пустой атмосферы, нашего незнания о русской трагедии и в пьесе. Театральный центр на Дубровке, Беслан – эти слова мало что говорят широкой публике.

- Вы постоянно работаете во Флоренции в "Театро Метастасио". Ваш спектакль - необычная постановка для Флоренции?

- Наверное, то, что я сделал - близко к постмодернизму: я старался быть точным, если хотите, сухим в выборе слов и понятий. Мне было важно, чтобы зрители, выходя из театра, чувствовали себя хотя бы чуть опустошенными, я хотел передать им крупицу творческой энергии Анны Политковской, ее отношения к чужой боли. Сильные эпитеты не помогут, я старался писать жестко и точно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG