Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Южной Осетии установлен режим личной власти Эдуарда Кокойты


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.

Андрей Шароградский: В Южной Осетии установлен режим личной власти местного лидера Эдуарда Кокойты, а деньги, переданные самопровозглашенной республике на восстановление, не доходят до нуждающихся. Об этом на пресс-конференции, которая состоялась в Москве, заявили представители южноосетинской оппозиции, ранее входившие во власть республики. На пресс-конференции побывал мой московский коллега Данила Гальперович.

Данила Гальперович: В самопровозглашенной Южной Осетии на 31 мая намечены выборы в местный парламент, и бывшие сторонники, а ныне противники Эдуарда Кокойты утверждают, что честных выборов в этом регионе быть просто не может. Причина, по словам бывшего генерального прокурора Южной Осетии Ахсара Кочиева, в том, что лидер этой отколовшейся от Грузии территории создал и пестует режим личной власти, устраняя из властных структур всех неугодных.

Ахсар Кочиев: Сейчас воздух в Южной Осетии пропитан отчаянием и безысходностью, страхом и ненавистью. Здесь речь идет даже не о диктатуре, здесь речь идет о тирании. Выступает по телевидению и говорит по-фамильно - этого посадить, второго посадить, третьего посадить. Это президент говорит! Разве это президентское дело решать, кого нужно сажать, а кого выпускать?! А потом, после секундной паузы говорит, потом разберемся. В нормальном обществе сначала разбираются, а потом сажают, а у нас все идет шиворот-навыворот. Таких примеров масса. Ответственно заявляю, что сейчас во властных структурах сидит криминалитет.

Данила Гальперович: Еще один южноосетинский политик - бывший секретарь Совета безопасности самопровозглашенной республики Анатолий Баранкевич утверждает, что Кокойты и его окружение не уделяют внимания восстановлению республики, а вместо этого ищут заговорщиков, которые якобы намерены свергнуть президента Южной Осетии на радость Тбилиси. Баранкевич говорит, что Эдуард Кокойты записал в заговорщики и его самого, принимавшего непосредственное участие в боевых действиях против грузинской армии.

Анатолий Баранкевич: Когда он нас увидел вместе, он очень сильно испугался. Почему-то подумал, что готовится заговор. Сразу после этого пошли байки, сплетни, слухи по всей республике, которые распускала его команда о том, что мы готовим заговор. По этому заговору мы должны были десантироваться, как я понял, в Квайсе, оттуда начать свою деятельность - собрать людей, выйти на Джаву, с Джавы на Цхинвал и, таким образом, захватить республику. Я скажу - это полный бред!

Данила Гальперович: Анатолий Баранкевич - человек в Южной Осетии достаточно известный, и можно предположить, что его мнение разделяют многие жители этого региона. По словам бывшего секретаря Совета безопасности Южной Осетии, его сограждане чувствуют на себе отсутствие заботы со стороны властей и подозревают руководство региона, мягко говоря, в нецелевом использовании получаемой республикой помощи.

Анатолий Баранкевич: Практически за 9 с лишним месяцев не было ничего сделано для улучшения жизни и быта людей. Уровень, когда Министерство по чрезвычайным ситуациям России работало там, контролировало проведение работ, контролировало как расходуются эти деньги, когда сделали газ, воду, свет, сделали стекла в школах. И на этом все закончилось. Все! Грузия построила для своих беженцев жилье. Люди под крышей и в тепле. В Южной Осетии при огромнейшей помощи, которую готова оказать Россия, не сделано ничего. Люди разводят руками - как так? То, что часть этих денежных средств не дошла по назначению, в том числе и гуманитарная помощь не дошла, факты об этом есть.

Данила Гальперович: Ален Гассиев из Народной партии Южной Осетии разделяет мнение своих соратников по оппозиции, что выборы в местный парламент будут слишком управляемыми. По его словам, южноосетинские чиновники - люди подневольные, а число их все увеличивается.

Ален Гассиев: Идет расслоение общества. Около 80 процентов населения живут ниже уровня бедности. Идут какие-то сверхдоходы кучке людей, которые питаются за счет каких-то средств, которые выделяются Россией и каких-то мафиозных схем. Раздувается непомерно аппарат чиновничества. Бюрократический аппарат растет как на дрожжах. Оказывается у нас есть Антимонопольный комитет. Не знаю. При отсутствии какой-либо экономики, чем этот комитет будет заниматься, чем он занимается, каковы его функции, когда экономики фактически нет - мне понятно. Оказывается, есть еще Управление по внутренней политике администрации президента. Аналогично можно провести, что есть еще Управление по внешней политике в администрации президента. Цели какие? Человек, который работает в госструктурах, бюджетник, лицо подневольное. Его можно обязать прийти на митинг какой-то или на какое-то мероприятие, когда нужно заполнить места.

Данила Гальперович: Существует и проблема с перечислением в Южную Осетию финансовой помощи, которую Москва обещала Цхинвали. Эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров объясняет медлительность, с которой Россия дает деньги Южной Осетии, довольно просто - могут разворовать.

Николай Петров: Деньги не выделяются или выделяются не в том размере, в каком они должны выделяться именно по причине того, что те механизмы контроля за их использованием, которые предлагает Москва, они никак не устраивают Кокойты, потому что не позволяют ему контролировать эти денежные потоки. А Москва прекрасно понимает, что просто передать эти деньги под контроль Кокойты означает рисковать тем, что они не дойдут до конечного потребителя - деньги уйдут, а восстановления в республике не будет.

Данила Гальперович: Тем не менее, пока Кремль не обвиняет Эдуарда Кокойты в коррупции и узурпации власти открыто, хотя противникам южноосетинского лидера и позволили провести пресс-конференцию в Москве. По мнению Николая Петрова, для России момент выбора, избавляться или нет от Эдуарда Кокойты, еще не настал.

Николай Петров: Что касается позиции Кремля, то он, я так понимаю, достаточно хорошо информирован о происходящем. Если до сих пор не выступал открыто и публично с критикой Кокойты или эта критика была очень сдержанной, то понятно, что о причине того, что, только что объявив о признании этой республики, только что поддержав режим, олицетворением которого является Кокойты, Кремль находится в сложном положении и вряд ли может позволить себе достаточно резко его критиковать. При этом Кокойты, как я понимаю, не популярен сейчас в Южной Осетии. После войны, в которой он вел себя в отличие от ряда его соратников не так, как хотели бы видеть граждане Южной Осетии, это усилилось. Что произойдет? Вполне можно предположить, как то, что Кремль, если этот конфликт с оппозицией возник неожиданно для него, молча и негласно, солидаризуется с Кокойты и не поддержит оппозицию, можно предположить и то, что если какая-то информация у Кремля была, если выступление нынешней оппозиции с ним как-то согласовано, вполне возможно, что речь может идти об отстранении Кокойты от власти и появление в Южной Осетии более эффективного и более устраивающего граждан режима.

Данила Гальперович: По мнению независимых экспертов, выборы 31 мая в Южной Осетии все же состоятся. Это будет нужно, как полагают наблюдатели, прежде всего, Москве, чтобы показать, что в этом регионе функционирует самостоятельная и законно избранная власть.
XS
SM
MD
LG