Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Изменится ли политика США в отношении Пакистана?


Ирина Лагунина: Операция пакистанских правительственных войск против талибов в долине Сват на северо-западе Пакистана и ее следствие - непрекращающийся поток беженцев из района боевых действий, заставляют американский Конгресс торопиться с одобрением нового стратегического курса администрации Барака Обамы. Сенатский комитет по международным отношениям провел публичное слушание по афгано-пакистанской проблеме. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: 27 марта этого года, после совещаний с военачальниками и дипломатами, президент Обама объявил о новой всеобъемлющей стратегии в отношении Афганистана и Пакистана. Цель американского военного присутствия в Афганистане, сказал президент, - «сорвать планы террористов, окончательно разгромить «Аль-Каиду» в Пакистане и Афганистане и не допустить того, чтобы ее боевики смогли в будущем укрываться на территории этих стран». С этой целью США будут пародолжать оказывать поддержку правительству Пакистана в борьбе с талибами и в укреплении демократии в стране, которую в Вашингтоне считают самой надежной гарантией против террора. Президент призвал Конгресс принять законопроект Керри-Лугара, предусматривающий выделение полутора миллиардов долларов в виде прямой помощи пакистанскому народу ежегодно в течение ближайших пяти лет. Эти средства будут потрачены на гуманитарные и гражданские цели – строительство школ, дорог и больниц, а также на поддержку демократических процессов.
С тех пор ситуация в регионе резко осложнилась. Талибы сорвали объявленное в феврале этого года перемирие. В долине Сват, которая находится под контролем талибов, начались боевые действия. Как заявил, открывая слушания, председатель комитета сенатор Джон Керри, обстановка требует скорейшего принятия закона.

Джон Керри: Со своим ядерным арсеналом, своими зонами безопасности для террористов и талибов и в обстановке растущего мятежа Пакистан представляет собой одну
из самых трудных внешнеполитических проблем, с которыми мы сталкиваемся. Мы пригласили поделиться с нами своими взглядами одного из наиболее опытных дипломатов Америки, посла Ричарда Холбрука. В прошлый четверг этот комитет принимал пакистанского президента Aзифа Зардари вместе с афганским президентом Карзаем за рабочим завтраком. Последние восемь лет только для того, чтобы собрать в одном помещении пакистанских и афганских официальных лиц, требовались поистине титанические усилия. Во время этого завтрака члены комитета задали ряд очень жестких вопросов. Это был очень откровенный обмен мнениями; должен сказать, что в моей практике ничего подобного не было. Оба они весьма любезно отвечали на вопросы и дали возможность присутствующим по-настоящему проверить американские подходы и услышать от лидеров изложение их взглядов.
Мы не стремимся к идеалу, но нам действительно необходимо добиться прогресса и пересмотреть некоторые аспекты политики. Мы должны работать сообща: Конгресс, правительство, пакистанцы,
афганцы. Ставки слишком высоки, чтобы мы могли позволить себе что-то меньшее, чем максимально возможное совместное усилие.
У Пакистана сегодня есть две потенциальные возможности: либо его искалечат талибы, либо он станет щитом против всего, что они олицетворяют. Для многих из нас в Конгрессе и администрации
недавние события вновь подтвердили нашу уверенность в том, что нужна новая смелая стратегия. Закон об укреплении партнерства с Пакистаном, внесенный мной и сенатором Лугаром, является центральным элементом нового подхода, разработанным с целью пересмотра не только американской политики в Пакистане, но и наших отношений с пакистанским народом. Я рад, что президент попросил Конгресс принять этот закон.
В конечном счете, именно пакистанский народ, а не американцы, определят будущее своей страны. Внушает уважение, что, несмотря на все нынешние потрясения, Пакистан остается страной, чьи 170 миллионов граждан в подавляющем большинстве придерживаются умеренных взглядов, чьи солдаты и полицейские гибнут в борьбе с терроризмом и мятежом, страной, которая привержена очень трудному переходу к демократии даже в момент колоссальной напряженности.

Владимир Абаринов: Соавтор законопроекта республиканец Ричард Лугар подчеркнул, что новая американская стратегия отвечает интересам большинства населения Пакистана.

Ричард Лугар: Соединенные Штаты должны ясно дать понять народу Пакистана, что наши интересы состоят не в поддержке конкретного лидера или партии, но в поддержке демократии, плюрализма, стабильности, борьбы против
насилия и экстремизма. Это - ценности, которые поддерживает значительное большинство
пакистанцев. Как я отметил, представляя Закон Керри-Лугара на прошлой неделе, любая политика Соединенных Штатов, связанная с Пакистаном,
потребует сотрудничества и активной поддержки и исполнительной, и законодательной ветвей власти. Сенатор Керри и я стремимся играть конструктивную роль в достижении консенсуса между ветвями, который обеспечит рациональный подход и наилучшие шансы на успех. В этом отношении жизненно важно, чтобы наше послание Пакистану было ясным и последовательным. Правительство должно
продолжать активно консультироваться с Конгрессом по отдельным элементам стратегии, а не просто добиваться новых ассигнований. Я призываю президента работать на этой основе, чтобы у нас был действительно двухпартийный консенсус в то время, как мы сталкиваемся с проблемами безопасности, исходящими из региона.

Владимир Абаринов: Свою оценку последних событий законодателям изложил специальный представитель государственного секретаря США по делам Афганистана и Пакистана Ричард Холбрук.

Ричард Холбрук: Не требует доказательств, что успех в Афганистане, как бы мы его ни определяли, невозможен до тех пор, пока западные области Пакистана остаются для экстремистов местом отдыха, лечения и вербовки новых членов для нападений на Афганистан. А сотрудничество между Исламабадом и Кабулом, и это общеизвестно, идет плохо, и тому есть исторические причины. Это чрезвычайно сложная проблема. Завтрак, во время которого они были вынуждены говорить друг с другом в присутствии 27 сенаторов, - исходя из моего опыта в Конгрессе, явление беспрецедентное и уникальное. И я благодарю за это вас, сенатора Лугара, и ваших коллег.

Владимир Абаринов: Посол Холбрук признал, что ситуация отчасти напоминает вьетнамскую в 60-х годах прошлого века, однако есть и кардинальное отличие.

Ричард Холбрук: Мы находимся в Афганистане и Пакистане из-за 11 сентября, из-за того, что «Аль-Каида» и ее союзники окопались в западном Пакистане и поклялись повторить нападение на нас и на другие страны. Это люди, убившие Беназир, осуществившие теракты в Мумбаи, напавшие на команду по крикету в Лахоре, люди, атаковавшие Соединенные Штаты. Эпицентр зоны, где они находятся, - западный Пакистан.
Если бы не этот факт, мы не сидели бы здесь сегодня, не обсуждали бы эти вопросы. Пакистан все равно представлял бы собой огромную проблему по многим другим причинам, включая ядерное оружие. Пакистан был бы очень важной страной, учитывая ее размер и ее роль в мусульманском мире. Но причина, по которой мы рассматриваем его как одну из самых насущных, если не самую насущную проблему для нашей администрации, состоит в том, что оттуда исходит непосредственная угроза нам.
Меня спрашивают, не второй ли это Вьетнам. И я сказал бы совершенно откровенно: структурно здесь есть много общих черт – это и убежища, и проблемы управления страной, и коррупция, и неэффективность
и неадекватность стратегии, в том числе нашей собственной стратегии. Частично задача, которую поручили мне президент и государственный секретарь, состоит в работе над гражданским аспектом проблемы.
Но я хочу подчеркнуть основное различие между Вьетнамом и афгано-пакистанской проблемой. Это 11 сентября. От Вьетконга и северо-вьетнамской армии не исходило никакой угрозы для территории Соединенных Штатов. Им не было никакого смысла нападать на нас, у них не было никаких намерений и никаких возможностей для такого нападения. Сегодня среди наших врагов существуют люди, у которых все это есть. И именно поэтому мы сегодня находимся там,
в этой исторически неспокойной области.

Владимир Абаринов: Ричард Холбрук подробно остановился на взаимоотношениях главных политических фигур в Пакистане и положении с беженцами из долины Сват, число которых быстро растет.

Ричард Холбрук: Думаю, политические факты довольно хорошо известны. После 10 лет военного режима мы имеем демократически избранное правительство, которое получило весьма энергичную поддержку со стороны
Соединенных Штатов. Мы должны, по моему мнению, укрепить демократию в Пакистане. Это должно быть нашей основной целью. Новый военный переворот противоречил бы интересам и Соединенных Штатов, и, прежде всего, народа Пакистана. Все опросы общественного мнения показывают, что подавляющее большинство желает, чтобы демократия преуспела.
Но уже на следующем уровне сталкиваешься с аномалией. Я имею в виду резкий водораздел между двумя ведущими политическими силами - правящей партией президента Зардари и партией Наваза Шарифа и его брата, главы правительства в Пенджабе. Они вместе сформировали правительство в период после ухода Мушаррафа, а затем коалиция раскололась.
<…>
Что касается мятежа, то я всецело разделяю вашу характеристику и говорил об этом публично. Пакистанцы весьма твердо поддержали соглашение. Что-то около 74 процентов населения, согласно опросу, опубликованному этим утром. Но – как вы и предсказывали, как предсказывали и мы - талибы нарушили договоренность, использовали ее как предлог для продвижения на восток. И это создало нечто вроде паники, которая обратила на себя внимание. Поэтому пакистанская армия начала военные операции. В данный момент я не в состоянии сообщить вам, как развиваются события, информация, которой я располагаю, носит фрагментарный характер, она исходит не столько из разведывательных, сколько из журналистских источников. Откровенно говоря, я не доверяю сообщениям с места событий до тех пор, пока на поле боя не осядет пыль. Но одно ясно: ООН зарегистрировала 900 тысяч беженцев в регионе. Налицо крупнейший кризис. Исполнительная власть непрерывно занимается этим вопросом. По-моему, именно в эту минуту идет совещание на эту тему. США уже выделили на эти цели более 57 миллионов долларов из бюджетных средств, предназначенных для использования в чрезвычайных ситуациях. Я буду
приветствовать любые ваши предложения или советы. В данному случае весьма чувствительно затронуты интересы нашей национальной безопасности. Более того, ожидается, что число беженцев составит от миллиона до миллиона 300 тысяч человек. Именно поэтому мы не должны игнорировать проблему.

Владимир Абаринов: На вопрос, делает ли правительство Пакистана все возможное для поимки главарей «Аль-Каиды», Ричард Холбрук ответил, что не знает, поскольку не знает, что еще оно могло бы предпринять, кроме того, что уже предпринимает.
XS
SM
MD
LG