Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Хроника Каннского кинофестиваля



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие кинокритик Андрей Плахов.

Дмитрий Волчек: В среду открылся Каннский кинофестиваль. В этом году в конкурсе необычайно много работ знаменитых режиссеров: Квентин Тарантино, Педро Альмадовар, Ларс фон Триер, Ален Рене. Ожидания очень высокие. О том, сбываются ли они, я хочу спросить кинокритика Андрея Плахова. Андрей, добрый вечер. Большие надежды нередко приводят к большим разочарованиям. Давайте просто разнообразия ради начнем с главного разочарования первых дней фестиваля. Есть такой удручающий фильм?

Андрей Плахов: Я бы сказал, что разочарований не было. Правда, еще не было фильмов самых знаменитых и самых великих современных режиссеров, которых вы перечислили, но тем не менее, уже показаны многие работы Джейн Кэмпион, Энга Ли, Жака Одияра. Я бы сказал, что ни один из этих фильмов не разочаровал. Каждый из них обладает своим художественным потенциалом довольно высоким и эмоциональным воздействием так же. Поэтому можно говорить о том, что ожидания пока оправдываются, хотя главные надежды еще впереди.

Дмитрий Волчек: Давайте тогда поговорим о самой яркой картине конкурсной программы. Тут критики единодушны – хвалят «Жажду» Парк Чхан Ука, и вам, насколько я знаю, она тоже понравилась.

Андрей Плахов: Да, мне очень приятно слышал, что сошелся со своими коллегами, еще не читал других отзывов, но мое мнение возникло совершенно независимо от них. Я посмотрел этот фильм и считаю, что это абсолютно новое кино. Особенно это бросилось в глаза на фоне фильма Копполы. Кстати, может быть эта картина, я бы не назвал разочаровавшей, потому что картина под названием «Тетро», которая открывала «двухнедельник режиссеров», параллельную программу, сделана очень качественно и обладает многими достоинствами. Хотя, конечно, это тень прежнего Копполы, того великого Копполы, которого мы помним по «Крестному отцу» и другим шедеврам. Тем не менее, это вполне достойный фильм, но это старое кино. А вот фильм «Жажда» корейского режиссера Пак Чхан Ука - это абсолютно новое кино, с новой идеологией, с новой моралью, если можно так сказать, с новым мироощущением и сознанием кинематографическим именно начала 21 века. Это вампирская драма, это мелодрама, это смесь разных жанров, которые даже трудно определить и которые в фильме соединяются самым причудливым образом. Это с одной стороны трэш, а с другой стороны трагедия. И картина обладает сильным эмоциональным воздействием, хотя она очень жестока и может в каком-то смысле подавлять, но все-таки ее эстетическая красота превышает все остальное, и она остается в сознании именно как образец мощного, сильного кино.

Дмитрий Волчек: В списке книжных бестселлеров роман Пауло Коэльо о русских на Каннском кинофестивале. Ощущается ли российское присутствие в этом году?

Андрей Плахов: Российское присутствие, безусловно, ощущается. Состоялась конференция, часть ее я сам провел, в российском павильоне, посвященная новому российскому кино. Там представлялись новейшие проекты наших режиссеров, некоторые фильмы уже закончены, такие как «Сумасшедшая помощь» Бориса Хлебникова, большинство еще в стадии производства или пост-продакшен. В частности, такие фильмы, как «Густав» Алексея Учителя, картина Василия Сигарева «Волчок», очень интересный проект, который почти закончен, фильм «Овсянки», который снимет Алексей Федорченко. И много других фильмов, которые должны в совокупности деть картину нового российского кино нынешнего года.

Дмитрий Волчек: Экономический кризис как-то сказался на настроениях Каннского фестиваля или, как обычно, чем хуже дела в экономике, тем больше смотрят кино?

Андрей Плахов: Мне кажется, что какого-то кризиса художественного в кино не заметно. Все, конечно, говорят об экономических и финансовых проблемах. Но поскольку эти проблемы существуют в кино всегда, то говорить о том, насколько кризис отразился на кинопроизводстве в международном масштабе, очень трудно. Это у нас в России происходит как-то сразу и резко. Например, известно, что в этом году ни один российский проект не будет финансирован государством, то есть сразу от ста с лишним фильмов перепад до нуля. Конечно, это не означает, что кинопроизводство остановится, потому что будут продолжаться те проекты, которые начаты в прошлом году, и потом в следующем году обещают опять финансировать или в этом году фильмы, которые датированы 2010 годом. Но в любом случае будет очень резкий слом сложившейся системы. В западном кино или вообще в международном кино я такого явления пока не вижу. Хотя, конечно, судить об этом окончательно можно будет только тогда, когда пройдет год-два, ведь сроки кинопроизводства очень длинны.
XS
SM
MD
LG